«Мамочка, мамочка!» Громко рыдая, Наоми прибежала в мою спальню посреди ночи, уже четвертый раз за неделю. Повторяющийся ночной кошмар продолжал мешать ей спать.

«Это был тот же сон?» — спросила я, уже зная, каким будет ответ, когда протирала свои уставшие глаза, прогоняя из них остатки сна…

Ее короткий кивок и испуганное выражение лица говорили мне больше, чем могли выразить любые слова. Я слышала все подробности этого сна, пересказанные уже несколько раз. Это был стандартный детский кошмар, повторяющийся практически один в один каждый раз. Страшный монстр — некий незнакомец, полностью закутанный в черное, вошел в наш дом, поднялся к ней в спальню и предложил пойти с ним. Когда малышка отказалась, монстр начал преследовать ее. Сердце девочки бешено колотилось, она бежала все быстрее и быстрее, пока наконец не споткнулась и не упала. Тогда монстр подошел ближе и уже было протянул руку, чтобы схватить ее — но в этот момент она внезапно проснулась, отчаянно крича от страха.

В течение следующих нескольких дней мы с мужем пытались обсуждать с тогда еще шестилетней дочерью ее сны. Мы перепробовали все. Муж процитировал слова наших мудрецов, объясняющие, что сны — это просто сны, сменяющие друг друга картинки, не имеющие никакого смысла. Он рассказал ей, что иногда мы неосознанно обращаем внимание на какие-то образы или события в течение дня, и ночью, когда мы засыпаем, разум смешивает их вместе, из-за чего возникают странные сны, а порой и кошмары, которые не имеют под собой рациональной основы. Он объяснил, что на самом деле сны не имеют над нами никакой власти, а потому нам нечего бояться.

Я вторила мужу в попытках успокоить нашу дочку, но недоверчивый взгляд испуганных зеленых глаз Наоми свидетельствовал, что мы так и не смогли окончательно решить проблему.

Тогда мы предложили ей начать читать дополнительные молитвы перед сном и делать это с особой тщательностью. Но по правде говоря, Наоми, будучи и так от природы серьезным и чувствительным ребенком, всегда относилась к своим молитвам серьезно и внимательно читала каждое слово, следя по сидуру.

На следующий вечер перед сном мы решили на всякий случай продемонстрировать Наоми, что все входные двери нашего дома были заперты, а окна ее спальни, расположенной на втором этаже, находятся достаточно высоко от земли и абсолютно непроницаемы. Она кивнула, широко раскрыв глаза, но все равно не выглядела достаточно убежденной в том, что «монстр» сможет проникнуть в дом исключительно перечисленными нами способами.

Наконец, уже дойдя до отчаяния, я предложила Наоми обсудить эту проблему с моим папой. «Возможно, у дедушки будет идея, что можно предпринять», — с надеждой  сказала я.

Хотя мой отец, рав Довид Шохет, был очень занятым человеком, раввином, несущим на себе все бремя всего нашего города, он терпеливо усадил маленькую Наоми к себе на колени и сосредоточил на ней все свое внимание, как будто ее проблема была его самой насущной, а то и вообще единственной.

«И, пожалуйста, расскажи мне, как выглядел тот плохой человек из твоего сна», — начал он.

Наоми описала гротескные черты лица «монстра» и его угрожающее выражение. Мой отец расспрашивал ее все больше и внимательно слушал, как она подробно описывает все детали.

Наконец он посмотрел на нее очень серьезно. Они оба сидели в задумчивой тишине несколько минут, прежде чем папа продолжил: «Наоми, ты хочешь, чтобы я объяснил твой сон?»

Она утвердительно кивнула.

«Плохой человек, — начал мой отец, — это ецер ара, злое начало, которое живет внутри каждого из нас. Он очень плохой и уродливый, и пытается соблазнить нас следовать его злым путям. Вот почему он попросил тебя пойти за ним. Но ты была храброй и сильной девочкой, и потому отказалась. Поэтому он старался изо всех сил и стал гнаться за тобой. Иногда он даже подстраивал все так, чтобы ты спотыкалась и терпела неудачи или делала что-то не так, например, недостаточно вежливо относилась к своим братьям и сестрам или друзьям, или не следовала словам родителей или учителей». Папа остановился на мгновение и продолжил: «Как ты думаешь, что можно выучить из твоего страшного сна?»

Наоми запнулась на мгновение, после чего уверенно ответила: «Я должна быть очень сильной и решительной в том, чтобы не позволить ецер ара убедить меня поступать неправильно или схватить меня своими злыми руками».

Затем мой отец попросил Наоми привести несколько практических примеров, как она могла бы применить выученный урок. В течение следующих нескольких минут дедушка и внучка обсуждали различные области ее жизни, которые можно было бы улучшить с точки зрения противостояния ецер ара. Разговор становился все более оживленным, и в конце концов можно было услышать доносящийся из комнаты счастливый смех обоих. Мы с мужем с облегчением выдохнули.

С того дня я начала думать о подходе моего папы к решению проблемы Наоми как о необходимом инструменте для решения жизненных проблем в целом.

Внутри каждого из нас живет маленький ребенок, который полон страхов и неуверенности и очень уязвим.

Позвольте этому внутреннему ребенку признаться в своих страхах, не подвергайте их сомнению.

Чтобы решить некую проблему, для начала нужно с ней столкнуться. Только когда вы смотрите своему «монстру» прямо в глаза, может появиться надежда повлиять на него.

Проигнорируйте монстра, сделайте вид, что он не имеет смысла, и вы не решите этим проблему, а только сбежите от нее. Но если вы готовы встретиться со своей проблемой один на один, то вы сможете научиться с ней справляться. Осознайте, в чем ваша незащищенность, и тогда вы сможете научиться использовать ее в качестве инструмента для роста.

И кроме того, научите своих детей (и своего внутреннего ребенка) тому, как решать проблемы на их собственном уровне, используя практические примеры. Сделайте эти уроки максимально реалистичными и актуальными, применив их к обстоятельствам своей жизни.

После разговора с дедушкой Наоми все еще продолжала иногда просыпаться, мучаясь с тем или иным повторяющимся ночным кошмаром. Но эти сны больше не приходили с такой же частотой и не были настолько напряженными. Более того, сны больше не имели на нее такого же мощного и разрушительного воздействия, поскольку теперь малышка чувствовала себя наделенной возможностью заглянуть вглубь, понять их истинный посыл и со всем справиться.