«Рав, я могу покончить с собой?»

Во Флориде было утро. Рав Лейбел возвращался домой, проводив детей в школу, когда раздался необычный телефонный звонок. 

Это была Рут, очень пожилая женщина, которая прежде жила в учреждении для людей с ограниченными возможностями, находившимся неподалеку от его общины. Не так давно она переехала в другое такое заведение, но на расстояние аж примерно в трех часах оттуда, потому что там рядом жил ее сын, а зачем жить одной, когда можно проводить время рядом с сыном? Рут была очень счастлива на новом месте. Ведь теперь ее сын мог зайти и навестить ее в любое время.

И все было бы хорошо, если б спустя шесть месяцев после переезда Рут ее сын внезапно не умер. Он был довольно влиятельным человеком среди сторонников Демократической партии. На похоронах собрались десять тысяч человек. Даже бывший президент США Билл Клинтон произнес особую речь. Но это все пустое, сына уже не вернуть, и все те люди, которые его знали, не могли утешить страдавшую от одиночества Рут. 

Ее дочь жила на Род-Айленде и приезжала к матери каждые несколько недель, но между этими посещениями не было ничего такого значимого, ради чего стоило бы жить. Рут целыми днями оставалась в своей комнате, выходя только два раза в неделю ради того, чтобы пройти диализ.

Однажды Рут смотрела телевизор и из новостей узнала подробности недавней кончины Барбары Буш. После серии госпитализаций миссис Буш решила, что ей не видит смысла дальше оставаться в живых, поскольку качество ее жизни значительно ухудшилось. Она поручила медицинским работникам прекратить лечение и обеспечивать только лишь комфортный уход. 

Рут имела некоторое отношение к этой ситуации и, кроме того, Барбара была ее ровесницей. Рут задумалась, что тоже ощущает отсутствие воли к жизни. Процедуры диализа, продолжавшиеся по несколько часов, ослабляли ее и делали уставшей до конца дня, неспособной делать что-либо вообще — ей оставалось только спать. Женщина и раньше размышляла о самоубийстве, представляя его как неплохое решение своей проблемы, но при этом всегда понимала, что это грех. Однако теперь она начала пересматривать свое отношение к суициду. «Ведь все может быть так просто, — предполагала она, — я просто перестану ходить на диализ, и все мои страдания от одиночества сразу исчезнут».

Будучи светским человеком, Рут инстинктивно чувствовала, что самоубийство — это очень серьезный шаг для представителя еврейского вероисповедания, а потому решила посоветоваться с единственным знакомым ей раввином из Бейт Хабада в Саут-Палм-Бич — равом Лейбелем Столиком.

Пока Рут жила на восточном побережье Флориды, она с удовольствием принимала участие в жизни хабадской общины, где познакомилась и завела доверительные отношения с самим равом Лейбелем, его прекрасной женой ребцин Шайной и всей их замечательной семьей. И вот, тем утром она решила позвонить ему в связи с так мучавшим ее вопросом.

По роду деятельности раввинам приходится иметь дело с разными людьми и их жизненными ситуациями, но безусловно рав Столик был застигнут врасплох звонком Рут. Ее голос звучал максимально спокойно, она рассуждала сдержанно и объективно, что выступало на резком контрасте с важностью ее вопроса. Еще больше он был поражен, когда позже говорил с дочерью Рут, обрисовавшей куда более эмоциональную картину. «Я стояла там рядом и слушала ваше обсуждение. Это было одно из самых волнующих и, наверное, даже священных событий в моей жизни. Мама сидела в инвалидном кресле, по ее щекам текли слезы, и она просила раввина помочь ей сделать этот выбор».

Смущенному раву Лейбелу понадобилось немного времени, чтобы собраться с мыслями, пока он подыскивал правильные слова. Какой ответ можно дать одинокой женщине девяноста с лишним лет, которая жаждет избавиться от своих страданий? Но тут Всевышний пришел ему на помощь, и в его голове вспыхнула идея.

Он рассказал Рут о стихе из Торы, который призывает (и даже умоляет): «Избери же жизнь, чтобы жил ты!».1 Рав Лейбел объяснил, что для многих людей жизнь — это не вопрос выбора. Для тех, кто проживает насыщенную жизнь, несет на себе важные обязанности или воспитывает детей, стремление к жизни просто непреодолимо. Однако в случае с такими людьми как Рут этот стих приобретает персональную значимость. Действительно, когда кто-то в столь преклонном возрасте обладает таким же острым умом и полностью отдает себе отчет в своих действиях и чувствах, жизнь является «выбором» в полном смысле этого слова.

Он предположил, что, возможно, размышления о тщетности существования вызваны тем, цель долгой жизни Рут еще не до конца раскрылась. «Я сказал ей, что, возможно, цель всей ее жизни состояла в том, чтобы дожить до 92 лет, пережив то, что пережила она, и, столкнувшись с этим испытанием, все же выбрать жизнь».

Рав Столик предложил Рут два важных практических ежедневных упражнения: 

  1. Она должна выходить из своей квартиры и общаться с людьми; и пусть это будет даже не настоящий разговор, а лишь короткая беседа, но она должна стараться улыбаться как можно большему количеству людей;
  2. Так же необходимо каждый день читать что-либо из Торы, хотя бы понемногу.

Женщина согласилась подумать об этом, мысль показалась ей действительно интересной. Позже дочь Рут рассказала, что произошло потом, когда раввин уже положил трубку.

«Тем вечером мама рассказала мне об упражнениях рава Лейбела, и, похоже, всерьез собиралась их попробовать. Она даже стала шутить о том, что было бы неплохо дожить до 100 лет и кататься на коляске вокруг дома, улыбаясь прохожим. Мама замечательная, невероятно веселая, и когда она покинет этот мир, я буду скучать по ней гораздо больше, чем она может себе представить. 

Но в тот день я поняла две очень важные вещи: во-первых, в нашей семье есть раввин, к которому мы можем обратиться в случае чего, а во-вторых, я была там, рядом с ней, специально для того, чтобы увидеть, как моя удивительная праведная мама просит у раввина разрешения умереть. Эти моменты я никогда не смогу забыть.

Вскоре после этого ребецин Шайна обратила внимание, что дочка Рут на своей странице в Facebook написала о дне рожденья мамы. Тогда она собрала всех своих детей, набрала номер Рут, и они вместе спели ей по телефону «С днем ​​рождения».

Ничто не заставляет нашу планету вращаться так же сильно, как любовь. Этот телефонный звонок наполнил сердце Рут теплом настоящей семьи и подарил ей стимул жить.

Рут сразу решила, что хочет вернуться жить в Карлайл в Саут-Палм-Бич, где жила до переезда к сыну, чтобы находиться рядом с семьей, с которой у нее сложились такие трепетные отношения. Примерно в то же время помощница Рут, работавшая с ней, пока та жила на прежнем месте, позвонила, чтобы сказать, что она снова доступна. Рут сразу же связалась с учреждением, где проживала до переезда, и оказалось, что уже в начале следующего месяца у них появятся свободные апартаменты, а ведь до этого оставалась всего неделя! Так, фактически спустя неделю после праздничного звонка семьи Столик, Рут снова вернулась Карлайл.

Теперь Рут еженедельно ходит в синагогу в Саут-Палм-Бич. Она живет динамичной, активной и наполненной радостью жизнью, окруженная любовью не только семьи раввина, но и всех членов этой сплоченной общины.

«В самом начале осени, — рассказывает рав Лейбел, — в Шабат после Симхат Тора Рут подозвала меня, чтобы поделиться особенной мыслью. Эта мысль пришла к ней после всех удивительных переживаний, произошедших в течение месяца Тишрей, кульминацией которых стала искренняя радость и танцы Симхат Тора. «Рав, о чем я только думала, когда позвонила вам весной с вопросом о самоубийстве? Ведь я однозначно бредила в тот момент, не иначе!»

В ту неделю в синагоге читалась недельная глава Берешит, что означает «в начале». Рут в возрасте 92 лет буквально начала свою жизнь заново. И это демонстрирует нам, что никогда не стоит отчаиваться — начинать с нуля можно и в 92 года, и даже в 100 лет.


Сноски

  1. Дварим, 30:19.