Адаптация истории, приведенной в Талмуде, Ктубот, 105б-106a

Рабби Анан оторвался от святой книги, за которой сидел, и поприветствовал незнакомца, вошедшего в его комнату. «Шалом, уважаемый, что привело тебя сюда?» — спросил мудрец, слава о котором распространилась по всему Вавилону.

«У меня есть разногласия кое с кем, и мы не можем их решить», — ответил человек, поднося к раввину корзинку, полную мелкой рыбы. «Мы смогли договориться только о том, чтобы последовать решению, которое вы вынесете».

«Я не могу принять от тебя корзину с рыбой», — сказал рабби Анан, который был не менее принципиален, чем мудр. «Это сделало бы меня неравнодушным к тебе. И тогда я не смогу судить тебя, потому что мое сердце уже начало склоняться в твою сторону!».

«Но рабби, — взмолился человек, — ведь даже если вы не рассудите нас, тогда хотя бы заберите у меня этот подарок. Прошу, не лишайте меня возможности исполнить заповедь о приношении бикурим, первинок плодов, потому что нас учили: «Пришел человек из Баал-Шалиши и принес человеку Божьему в котомке своей хлеб из первых плодов» (Мелахим II, 4:42). Задается вопрос, разве Элиша вправе был распоряжаться первинками плодов, не будучи священником? Но дело в том, «что тот, кто подносит подарок знатоку Торы, словно приносит принес священный дар бикурим в Святой Храм в Иерусалиме!»

Рабби Анан подумал и ответил: «Изначально я не собирался принимать твой подарок, но теперь, когда ты объяснил мне его причину, я готов это сделать. А что касается твоего суда, то я отправлю тебя к моему коллеге рабби Нахману».

Рабби Анан написал что-то на небольшом кусочке пергамента и велел незнакомцу передать его рабби Нахману. В этой записке он указал: «Пусть уважаемый рав судит этого человека, но не я, потому что я, Анан, не считаю себя в состоянии судить его».

Прочитав послание, рабби Нахман подумал, что этот незнакомец, видимо, должен быть родственником рабби Анана, потому что по какой бы еще причине тот отказывался проводить суд?

В то время рабби Нахман рассматривал дело, связанное с сиротами. Забота о сиротах — большая заповедь, но ведь и почитание знатока Торы (и его родственников) тоже. Рабби Нахман пришел к выводу, что уважение к мудрецу имеет больший приоритет, а потому отложил дело сирот. Он провел судебное разбирательство между человеком, который, как ему казалось, был родственником рабби Анана, и его оппонентом, внимательно выслушивая обе стороны.

Однако в течение дела представитель второй стороны увидел, что рабби Нахман ведет себя более почтительно по отношению к тому, кого считал родственником рабби Анана. Это заставило его разволноваться еще сильнее и в итоге попрепятствовало тому, чтобы он должным образом представил свои аргументы. Этот человек упал духом и в результате не смог достаточно убедительно сформулировать свою позицию, и решение было принято в пользу человека, который принес рыбу рабби Анану корзину с рыбой.

Вся эта цепочка неудачных событий произошла из-за невинной ошибки, но на Небесах поднялся настоящий шум. Ведь получилось, что рабби Анан невольно вынес несправедливый приговор!

До этого момента рабби Анан имел честь общаться с пророком Элияу, который обучал его мистическим тайнам Торы, известными нам по книге Седер д’Элияу, «Порядок Элияу». Однако после инцидента с судом визиты пророка к мудрецу прекратились.

Понимая, что что-то пошло не так, рабби Анан постился и молился Всевышнему, чтобы тот его простил. Тогда было принято решение, чтобы встречи с пророком возобновились, но когда к рабби Анану вдруг снова после перерыва пришел Элияу, он испугался. По этой причине уроки пророка Элияу, которые тот давал рабби Анану, были разделены на две части: Седер д’Элияу Раба («Великий Порядок Элияу»), соответствующий периоду до инцидента, и Седер д’Элияу Зута («Малый Порядок Элияу»), соответствующий последующему периоду.