Псалом Давида, когда бежал он от Авшалома, сына своего. Г-споди, как многочисленны враги мои, многие поднялись наменя! Многие говорят о душе моей: нет спасения ему в Б-ге навеки. Но Ты, Г-споди, щит мне, слава моя, и Ты возносишь голову мою. Голосом своим я взываю к Г-споду, и Он ответит мне с горы святой Своей. Навеки! Я лежу и засыпаю. Я проснулся, потому что Г-сподь поддерживает меня. Не боюсь  я   десятков   тысяч  [из]   народа, которые расположились вокруг меня. Восстань, Г-споди! Спаси меня, Б-г мой! Ибо Ты бьешь по щеке всех врагов моих, сокрушаешь зубы грешникам. У Г-спода спасение! Благословение Твое над народом Твоим навеки!

Талмуд (трактат Брахот, 10а) рассказывает, что один саддукей (из секты цдуким – противников еврейских мудрецов) спросил рабби Абау, почему в книге Теилим вначале написан 3-й псалом: «Псалом Давида, когда бежал он от Авшалома», а потом 57-й псалом: «Давида михтам, когда бежал он от лица Шауля в пещеру», хотя вначале была история с Шаулем, а потом – с Авшаломом.

Рабби Абау ответил, что соседство тем в Торе само по себе несет информацию, на что саддукеи (признающие только Письменную Тору и отрицающие Устную) не обращают внимания. Тема восстания Авшалома неслучайно идет после темы войны Гога и Магога в предыдущем, 2-м псалме. Ведь если кто-то спросит: «Разве может раб восстать против господина (разве может быть, что Гог выйдет на войну против Б-га)?», то можно ответить ему: «А бывает, что сын восстает против отца? Как то бывает, так и это может быть».

Так ответил рабби Абау этому саддукею, но, видно, это не единственная причина, почему в Письменной Торе события описаны не по порядку. «Мидраш Теилим» в комментарии именно к этому, 3-му псалму, приводит другую причину. Написано в книге Йова о Письменной Торе: «Не знает человек ценности ее» (28:13). Сказал рабби Элазар, что темы в Торе написаны не в хронологическом порядке, потому что будь они написаны так, каждый читающий Тору мог бы творить миры, оживлять мертвых и делать чудеса.

Великий мудрец рабби Йеошуа бен Леви хотел расположить книгу Теилим в хронологическом порядке, но с Небес остановили его – раздался голос: «Не будите спящего» (то есть не будите и не гневите царя Давида, который установил порядок в книге Теилим. Так говорит рав Йеуда Штуб).

И есть еще одна причина, почему тема восстания Авшалома идет после темы войны Гога и Магога. Сказал рабби Яаков бар Аха:

«Чтобы сообщить простую истину: плохой сын тяжелее для отца, чем будущая война Гога и Магога».

Когда произнес Давид этот псалом? Когда поднимался по склону Масличной горы и плакал.

«Г-споди,   как   многочисленны   враги   мои»   (3:2). Пишет великий комментатор Торы 19-го века рабби Меир Лейбуш (Мальбим), что враги Давида разделились на две группы. Одни были противниками царства Давида, но не самого Давида, и хотели привести на царство Авшалома. Другие считали, что Давид согрешил в истории с Бат-Шевой и Урией, поэтому Всевышний оставил его, и нет ему спасения. Об этой группе сказано здесь: «Многие говорят о душе моей: нет спасения ему в Б-ге навеки» (3:3).

Поэтому разделились советники Авшалома. Одни поддержали совет Хушая, по плану которого в результате царство должно было перейти к Авшалому. Другие поддержали план Ахитофеля: тотчас броситься в погоню за Давидом и убить только его.

«Но Ты, Г-споди, щит мне, слава моя, и Ты возносишь голову мою» (3:4) – «но Ты, Г-споди» — ответишь восставшим против царства моего, «щит мне» – против ищущих смерти моей, «слава моя, и Ты возносишь голову мою» – поскольку покоится на Давиде Слава Г-спода в силу святости его души.

«Голосом своим я взываю к Г-споду, и Он ответит мне с горы святой Своей» (3:5). Когда Давид бежал из Иерусалима, священники, сопровождавшие его, взяли с собой Ковчег Завета. Велел царь Давид священнику Цадоку вернуть Ковчег Завета обратно в город:

«Если я обрету милость в глазах Г-спода, то Он возвратит меня [в Иерусалим] и даст мне видеть его [Ковчег Завета] и обитель его» (Шмуэль II, 15:25). Полагался Давид на Всевышнего, что Он ответит ему, как написано здесь: «и Он ответит мне с горы святой Своей» (3:5) – издалека, словно вблизи.

«Я лежу и засыпаю. Я проснулся, потому что Г-сподь поддерживает меня» (3:6). Здесь вспоминает Давид совет Ахитофеля Авшалому – взять двенадцать тысяч воинов, ночью догнать Давида, и когда он спит, уставший и обессиленный, навести панику на его отряд и убить только его. Этот совет не принял Хушай Арки, убеждая, что Давид, без сомнения, не расположит отряд на ночлег, и сам не будет спать в такой важный момент.

Свидетельствует Давид, насколько точным был совет Ахитофеля:

«Я лежу и засыпаю» (3:6) – действительно, если бы атаковали его  в ту ночь, то нашли бы его спящим, и он был бы убит, не успев проснуться. «Я проснулся, потому что Г-сподь поддерживает меня» (3:6) – Всевышний повернул все так, что был отвергнут совет Ахитофеля.

«Не боюсь я десятков тысяч [из] народа, которые расположились вокруг меня» (3:7) – по совету Хушая Авшалом должен был собрать большую армию, окружить Давида и привести его к капитуляции. Пишет здесь Давид, что такого развития событий он не боялся.

«Восстань, Г-споди! Спаси меня, Б-г мой!» (3:8) – это молитва Давида во время войны с войском Авшалома.

«Ибо Ты бьешь по щеке всех врагов моих, сокрушаешь зубы грешникам» (3:8) – намек на гибель главного противника Давида – Ахитофеля, который увидел, что не принят его совет, и повесился.

«У Г-спода спасение! Благословение Твое над народом Твоим навеки!» (3:9) – в самый драматический момент Давид молился, чтобы в этой войне не погибли люди с обеих сторон. И Всевышний ответил на его молитву – со смертью Авшалома война сразу прекратилась.

Во время последней встречи царя Давида с Авшаломом, когда

Авшалом сообщил, что идет в Хеврон, сказал ему Давид: «Иди      в мире» (Шмуэль II, 15:9). Авшалом пришел в Хеврон и поднял восстание, которое закончилось его смертью.

Сказано в Талмуде (Брахот, 64а) от имени рабби Авина а-Леви, что тот, кто напутствует уходящего в путь, должен сказать: «Иди к миру» (на иврите лех лешалом – לשלום לך). Поскольку написано в Торе (Шмот, 4:18), что так сказал Итро своему зятю Моше, который пошел в Египет и имел успех – вывел еврейский народ из Египта. Но пусть остерегается сказать уходящему в путь: «Иди в мире» (на иврите лех бешалом – בשלום לך), ибо так сказал Давид Авшалому, который пошел и был убит.

Говорит рав Йосеф Хаим из Багдада (трактат Брахот, 64а), что нельзя подумать, будто царь Давид не знал, что идущему в путь говорят: «Иди к миру», а провожая покойного в последний путь, говорят: «Иди в мире». Иделает такое предположение: поскольку Авшалом замышлял злое против отца, когда уходил от него в Хеврон, где сразу поднял восстание, а Давид этого не знал и в чистоте сердечной хотел благословить сына – поэтому с Небес вложили в уста Давида эту ошибку в благословении, которая обернулась во зло Авшалому. Авшалом, намеревавшийся поднять восстание против отца и убить его, заслуживал проклятия, а не благословения.

 

Но сердце Давида болело за Авшалома, и он приказал не убивать его во время сражения. А когда Давид узнал, что Авшалом убит, то разгневался он, как написано в книге Шмуэля: «И разгневался царь, и поднялся на веранду во вратах, и плакал, и так говорил, когда шел: «Сын мой, Авшалом! Сын мой, сын мой, Авшалом! Кто бы дал мне смерть вместо тебя! Авшалом, сын мой, сын мой!»» (Шмуэль II, 19:1). И далее написано: «А царь закрыл лицо свое, и взывал царь громким голосом: «Сын мой, Авшалом! Авшалом, сын мой, сын мой!»» (19:5).

Пишет здесь великий мудрец 11-го века рабби Шломо бен Ицхак (Раши) от имени мудрецов Талмуда (трактат Сота, 10б), что в этих двух отрывках из книги Шмуэля упоминаются восемь раз слова царя Давида «сын мой», ибо в этом есть намек на молитву Давида Всевышнему, которая произвела действие: семь раз он сказал «сын мой» – и была поднята душа Авшалома из семи уровней ада, а восьмым упоминанием – введена в Будущий мир.

Желающие заказать книгу комментариев на Теилим рава Моше Абрамовича могут обращаться по тел. +972- 58-3281265 и по электронной почте:   [email protected]