в

Моя жена полька оказалась алахической еврейкой 

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Еврейский путь Давида Коэна начался с онлайн-чата Aish.com и оказался таким увлекательным, что преподнес сюрпризы, которых никто не ожидал.

Давид Коэн был единственным евреем, жившим в крошечном городке Миртл-Пойнт штата Орегон, от которого ближайшая еврейская община была в пяти часах езды. Но однажды благодаря онлайн-чату с раввином на известном сайте Aish.com его жизнь начала меняться.

— Здравствуйте, это рав Цви Брокер, я могу вам чем-то помочь?

— Меня зовут Давид Коэн. У меня слишком много вопросов, но не думаю, что у вас есть время на них отвечать.

— А что вас сейчас больше всего волнует?..

Этот простой вопрос положил начало интересной переписке, которая практически не прерывалась в течение следующих двух лет.

Коэн

Давиду Коэну уже 56 лет и он родом из светской еврейской семьи. Родился в Кус-Бей – это тоже городок в штате Орегон, и большую часть своей жизни прожил, практически ничего не зная о еврейской традиции.

«Нет, я всегда знал, что я еврей, — говорит Давид, — и ни на минуту об этом не забывал, потому что мое имя очень еврейское. Но фактически вся информация, которой я располагал, этим исчерпывалась. А с другими евреями я даже не был знаком, так вышло». 

Его единственное еврейское воспоминание о детстве — как однажды, когда ему было лет восемь, дед по отцовской линии отвел его в сторонку и сказал: «Ты должен знать, что ты — коэн». Однако эти слова не произвели на Давида никакого впечатления, потому что он понятия не имел, что это значат.

Его родители развелись, когда он был еще маленьким, и после этого они с матерью несколько раз переезжали с места на место. Карьеру он начал в области медицинских исследований, а пока учился в колледже в Сан-Франциско, дополнительно ходил на уроки драмы, и как-то раз повстречал там Кристен. В 1984 году они поженились и переехали обратно в Орегон, где вырастили и воспитали четверых сыновей.

Всю свою жизнь Давид помнил и чувствовал, что он еврей, но вопросов по этому поводу никому не задавал, ни с кем ничего не обсуждал, так потихоньку глубоко внутри и похоронил свое любопытство.

Что значит еврейское имя

Поскольку вся еврейская идентичность Давида сводилась к его имени, он хотел и детям своим дать еврейские имена, надеясь, что каким-то образом воссоединит их с еврейским народом. Заручившись поддержкой жены и будучи счастлив, что сможет привить детям правильные ценности, каждому из сыновей Давид дал имя, упоминающееся в Тахане. Теперь Йеошуа 29 лет, Даниэлю 24, Яакову 22, а самому младшему, Захарье, 18.

Когда трое старших выросли, а Йеошуа уже служил в армии США в Афганистане, Давид вышел на пенсию и решил заняться искусством – он с детства любил рисовать и, главное, у него это здорово получалось. Кроме того, перемены в жизни и возраст располагали к тому, чтобы глубже задуматься о религии, о которой никогда не позволяло ему забыть его имя.

«Жена подбадривала меня, — говорит Давид, — она видела, как для меня это важно, была счастлива учиться чему-то новому и присоединиться ко мне на этом пути».

В 2017 году, желая наконец как-то начать знакомство с иудаизмом, Давид за семейным обедом обратился к своим сыновьям. Он представлял, что после таких его слов последует их долгое неловкое молчание, поэтому ответ показался ему неожиданным. Каждый сын сказал, что разделяет с ним это желание и очень хочет, чтобы его связь с верой предков была сильней.

«Я ожидал довольно тяжелого разговора, — вспоминает Давид, — но каждый из них просто сказал:”Так что мы будем делать, папа?”»

Удивившись, но ощутив воодушевление и прилив сил, он ответил, что постарается получить побольше информации на интересующую всех тему. А поскольку до ближайшей еврейской общины нужно было ехать в Портленд, штат Орегон, который находится от них в двухстах километрах, Давид решил поискать эту информацию в Интернете.

Сначала он смотрел сайты, связанные с реформистским и консервативным иудаизмом, но не нашел того, что искал. Тогда, расширив зону поиска, он попал на страничку Aish.com и увидел статью о семье, которая провела свой первый Шабат.

«И хотя я тогда понятия не имел, что такое Шабат, это была хорошая тема для начала знакомства», — говорит он. Но начав читать статью, он почувствовал себя совсем не в своей тарелке: «Как эти люди перешли от того, что никогда не соблюдали Шабат, к такому серьезному семейному единению в соблюдении?.. Чем дальше я читал эту историю, тем больше испытывал беспокойство, не загубить бы случайно на корню первоначальный интерес своих близких».

Чат с настоящим раввином

Когда Давид закончил читать статью, на экране его компьютера появилось окошко онлайн-чата Aish.com с предложением живого общения с раввином: «Могу ли я вам чем-то помочь? Это рав Цви Брокер».

Чувствуя себя оленем, оказавшимся в свете фар, Давид ничего не ответил в чате. «Если бы в тот момент это был настоящий раввин, — теперь признается он, — я понял, что не хотел бы, чтобы он знал, кто мы такие».

Однако, продолжив на следующий день поиск ответов на все новые и новые вопросы, которые возникали, как из рога изобилия, Давид в какой-то момент снова увидел приглашение в чат и на этот раз принял предложение рава Брокера помочь.

«Здравствуйте, я Давид Коэн, — написал он. — У меня так много вопросов, но у вас наверняка нет времени на все ответить».

«Тогда давайте начнем с того, что вас сейчас больше всего беспокоит», — ответил раввин.

И Давид написал ему следующее: «Мы не знаем, что делать».

Когда Давид втянулся в общение, рав Брокер ответил на некоторые его опасения, связанные с Шабатом. «Я помню, как он говорил, — продолжает Давид, — что все совсем не обязательно должно быть сразу идеально, и вообще надо начинать с чего-то небольшого». 

Отправив Давиду несколько ссылок на полезные статьи с того же же сайта, рав подписал: «Пожалуйста, дайте мне знать, как пойдет дело».

Первый Шабат

В тот вечер общаясь с семьей, Давид поделился тем немногим, что ему удалось узнать: «Чтобы провести шабатнюю трапезу, нам понадобится несколько вещей, в том числе две халы, бутылка вина, бокалы и специальный кубок. А еще мы должны будем сказать благословение». 

Заранее испытывая восторг от идеи особого семейного ужина, семья Давида принялась за работу. Для начала Кристен попросила одного из мальчиков принести сундук ее бабушки по маме, давно хранившийся на чердаке: «Я почти уверена, что там есть серебряный кубок, бабушка оставила мне его в наследство».

Тот серебряный кубок от бабушки Кристен был первым намеком на то, что семья Коэнов имеет гораздо более глубокую связь с еврейским народом, чем когда-либо они могли себе это представить. Однако всю жизнь они были настолько далеки от еврейских знаний и обычаев, что Давид не представлял даже самых азов.

Кроме кубка, в бабушкином сундуке оказались два хрустальных подсвечника и красиво вышитая салфетка, которую можно было использовать, чтобы накрыть халы. Однако это все еще не вызывало в душе Давида никакого отклика.

В пятницу перед наступлением заката Коэны начали свой первый Шабат. Кристен зажгла свечи, Давид произнес на вино благословение, которое заранее нашел в интернете и выписал его на листочке, вся семья омыла руки и съела немного хлеба. Все вместе они наслаждались тем, что их объединяло, с радостью ощущая первый вкус иудаизма. Тот вечер, навсегда запечатлевшийся в памяти Давида, был 20 января 2017 года.

«Хотя никто из нас до конца не понимал, что именно мы делаем, тем не менее, все мы чувствовали, что происходит что-то удивительное и поэтому решили сделать эти пятничные торжественные вечера традицией. С тех пор мы не пропустили ни один Шабат», — сияет Давид.

Рав не работает по субботам?

На следующее утро, желая поскорее сообщить обо всем раву Брокеру, Давид зашел на сайт Aish.com, совершенно не подозревая, что Шабат продолжается от заката и до заката. И он был крайне разочарован тем, что онлайн-чат не работал.

Наконец в субботу вечером ему удалось связаться с раввином и поделиться хорошими новостями. «Это я, Давид Коэн из Орегона», — начал он писать в чате, чтобы рассказать о новом опыте, который пережила его семья. 

«Рав Брокер был так взволнован и рад за нас, он так сердечно меня ободрял! В моей жизни это был первый момент, — признается Давид, — когда я действительно почувствовал, что я не изгой, не пятое колесо к возу, и то, что меня отличает от окружающих меня людей, для кого-то представляет живейший интерес и вызывает горячее человеческое участие. Прежде у меня не было такого опыта общения с раввином. В общем, вы не можете себе представить, насколько удивительным было это чувство».

Еще один шаг 

В течение следующих недель Давид и рав Брокер более 20 раз переписывались в онлайн-чате, а затем стали общаться по электронной почте — раввин помогал Давиду найти ответы на многие вопросы. А для Давида каждый такой контакт создавал все более тесную связь с иудаизмом и еврейским народом, и это волновало и наполняло его особым чувством.

«Чтобы добраться до ближайшей синагоги, необходимо было проделать огромный путь. В своем городке мы были абсолютно изолированы от еврейской жизни, и я десятилетиями чувствовал эту оторванность буквально всем своим существом. 

Но когда я начал общаться с равом Брокером, эта стена льда потихоньку стала таять. Он был невероятно добр, ему действительно было важно, чтобы мы продвинулись в своем начинании и не брали на себя сразу слишком много».

С помощью того же раввина Давид установил связь с Майклом Капланом, раввином из Портленда, который потом тоже сыграл очень важную роль в жизни его семьи, вставшей на новый путь. Семья Коэнов отправилась на встречу с ним – и таким образом впервые произошла их зримая личная связь с еврейской общиной.

«Одна из наших целей — это помочь людям наладить контакт с раввинами в общинах, которые ближе всего к месту, где они живут, — поясняет рав Брокер. — Недавно одна мама связалась с нами, потому что ее сын, чтобы устроиться на работу, переехал в другой штат и не имел никаких связей с местной общиной. Мы быстро ввели его в курс дела, рассказали, что происходит с еврейской жизнью в том городе, помогли связаться с людьми, которые имеют к этому отношение и в случае чего поддержат и окажут помощь».

Моя жена не полька, а еврейка

Интересуясь еврейскими законами и обычаями, Давид захотел побольше узнать и о корнях своей семьи. Зайдя на сайт по генеалогии, он был поражен, что довольно быстро удалось отследить целых шесть поколений и даже найти надгробия с символом в виде двух рук с необычным образом раздвинутыми пальцами – так обычно украшает надгробия коэнов (таким образом коэны держат руки, благословляя народ). И тут Давиду вспомнились слова его дедушки о том, что он – коэн, и все начало вставать на свои места.

После этого он решил исследовать историю семейства Кристен, и результаты потрясли всю семью.

Бабушка Кристен по материнской линии переехала в Соединенные Штаты Америки из польского города Люблин после Второй мировой войны. До Холокоста Люблин был настоящим центром еврейской жизни. В войну семья бабушки была вынуждена перебираться из одного гетто в другое, и в конце концов все они погибли в нацистском лагере смерти. А бабушка оказалась единственной выжившей, она дожила до старости и имела счастье видеть своих внуков. 

Получив глубокую психологическую травму от того, что погибла вся ее семья, и не представляя, что может еще ждать в США, она на всякий случай решила скрыть свое еврейство.

«Кристен росла с уверенностью, что у нее польские корни, и вспоминала, что иногда слышала дома иностранный язык, — рассказывает Давид, — но она и не подозревала, что это был не какой-то там иностранный, а просто идиш».

Так спустя 25 лет брака Давид обнаружил, что его жена на самом деле алахическая еврейка. «Это был большой шок для всех нас, — вспоминает он, — Кристен выросла, ничего не зная. И ей понадобилось некоторое время, чтобы принять тот факт, что она еврейка».

Это открытие стало для Коэнов дополнительным стимулом для того, чтобы двигаться дальше по начатому пути.

Расти вместе

Вся семья, вдохновившись, начала заниматься онлайн с разными учителями. «У каждого из нас были свои интересы, вопросы и потребности, — рассказывает Давид. — В пятницу вечером мы собирались за шабатним столом и делились друг с другом тем, что узнали за неделю.

Одним из самых важных для меня моментов, который я озвучил раву Брокеру, был вопрос, как помочь моим сыновьям и жене идти своим собственным путем к иудаизму и как каждому из них помочь эффективно справляться со своими задачами в комфортном для них темпе. 

Он ответил: «Лучшее, что ты можешь сделать — это быть для них примером». И я с радостью воспользовался этим его советом».

Каждый раз, узнавая что-то новое, мы старались включить это в нашу жизнь. Однажды я узнал, что вино, которое мы используем в пятницу вечером, должно быть кошерным, а в другой раз один из моих сыновей научился готовить кугель и даже угостил им своих школьных друзей».

В конце концов шабатний стол Коэнов стал местом встречи с друзьями сыновей, заинтригованными новыми обычаями их семьи. Ведь в целом городе больше не было ни одной другой еврейской семьи.

«В какой-то момент за нашим шабатним столом стало регулярно собираться человек по 20, и все в один голос пели “Шалом алейхем”. Даже нееврейские друзья выучили слова!» — улыбается Давид.

Первые шаги к Святой Земле

Стремительное продвижение семьи Коэнов к соблюдению получило новый толчок, когда Давид увидел объявление о бесплатной поездке в Израиль по Таглиту. Его младший сын, 18-летний Захарья, отправился в это путешествие и вернулся, вдохновленный новым восприятием Иерусалима и Галилеи. Это был особый опыт — попробовать жить еврейской жизнью среди евреев на древней еврейской исторической родине. Заинтригованный, Давид решил, что пришло время всей семье съездить в Израиль.

Они довольно быстро собрались и уехали на целый месяц, в течение которого наслаждались массой впечатлений – побывали у Стены Плача, почувствовали атмосферу Шабата в Иерусалиме и встретились с раввином Йом Товом Глейзером, преподавателем Эш а-Тора (Aish Ha-Torah). Именно тогда самому Давиду и его четырем сыновьям наконец было сделано обрезание.

«Я никогда ничего не навязывал своим домочадцам, — говорит Давид. — Одна из вещей, с которыми я был особенно осторожен, это позволить каждому идти своим путем в своем собственном темпе. В тот момент я спросил сыновей, что они думают об обрезании. Объяснил, что это такое, какое огромное значение оно имеет в иудаизме, что таким образом еврейские мужчины подтверждают завет со Всевышним, и, конечно, это должно было быть исключительно их решение. И как когда-то, когда я впервые затронул тему о еврейской идентификации, я снова был поражен, насколько единогласно все четверо подтвердили, что хотят двигаться дальше, а потому готовы пройти эту процедуру».

Давид вспоминает, что после праздничного обеда, когда один из учеников рава Глейзера спросил его, как он решился сделать обрезание в таком возрасте, он ответил: «Я чувствовал, что моя еврейская душа тихонько звала меня всю жизнь, поэтому это было решение, которое пришло из самой глубины сердца».

В Израиль

28 августа прошлого года Давид, Кристен и их прекрасные сыновья приехали в аэропорт, чтобы отправиться в Израиль и начать новую жизнь в чудесном северном городе Цфате, воздух которого пропитан еврейскими традициями и богатой историей еврейских мистиков.

Интересно, что, выбирая этот город для жизни, Давид, ныне признанный художник, не имел ни малейшего представления о творческой стороне Цфата, где с самой войны за независимость существует знаменитый квартал художников.

«Я верю, что Бог Сам направил наш путь в это удивительное священное место, — говорит он. — Мы получили от Него такое благословение, которое я никогда не мог себе и пвообразить. Я с нетерпением ждал возможности ощутить уникальную духовность, которая там царит, и получить вдохновение для того, чтобы добавить в свои работы еврейские темы».

Встреча с равом Брокером

Несмотря на потрясающее путешествие семьи Коэнов по Израилю, им тогда так и не удалось встретиться с равом Брокером, а значит, пришлось отложить встречу до августа, когда они приедут, чтобы ступить на Святую Землю в качестве ее новых граждан.

«Я много раз мысленно представлял себе эту встречу, — говорит Давид. — Рав Цви оказал мне и моей семье невероятную поддержку». Между прочим, Давид написал картину с семью плодами, которыми славится Земля Израиля, чтобы преподнести ее при встрече раву Брокеру.

«Я просто надеялся, что он обнимет меня и не будет возражать против того, чтобы один потерявшийся было еврей поплакал у него на плече. Я глубоко признателен ему и всей команде Aish.com за то, что они протянули нам руку помощи.

Надеюсь, моя история придаст и другим людям смелости воспользоваться онлайн-чатом Aish.com и написать на маленьком всплывающем экранчике “Привет!” кому-нибудь из раввинов».

Рав Цви Брокер тоже был очень рад возможности встретиться с Давидом, его женой и сыновьями: «Это невероятная семья! – сказал он. — Их история совершенно прекрасна и демонстрирует жгучее желание еврейской души духовно расти. Я счастлив встретиться с этими людьми лицом к лицу, они меня вдохновили!».

Report

Проголосуйте:

Сила разума, создающая благословения

Шимон бен Азай