В книге «Бдидей hовей овда» («Избранное о настоящем Служении») можно найти невероятную историю от рава Шмуэля-Давида аКоэна-Фридмана из Нью-Йорка. Автор повествует о том, как при встрече с дорогим евреем равом Менахемом Аравой из Израиля услышал от него такое чудесное повествование.

«Я бааль тшува. Отслужив в военно-воздушных войсках, я остался в рядах регулярной армии и дорос до звания подполковника. Во второй половине 5730-х (1970-х) гг. на меня снизошло духовное озарение, и я стал увлекаться иудаизмом, Торой и заповедями, горя желанием жить полноценно, истинно по-еврейски, однако в силу должностных обязанностей и окружения я не располагал необходимыми средствами и условиями для того, чтобы устраниться от родного светского общества и начать все с чистого листа. Мое сердце трепетало в ожидании нужного момента. К счастью, это заняло не слишком много времени».

«В Армии Обороны Израиля среди офицеров высокого ранга принято брать долгосрочный оплачиваемый отпуск. Для повышения квалификации в известных университетах. Когда подошла моя очередь и мне было предложено взять отгул и пройти соответствующее обучение, я заявил о своем желании изучать Тору в ешиве. Мой командир, человек прямолинейный, ответил, что с его стороны нет никакой проблемы, но мне следует согласовать этот вопрос с министерством обороны».

«Обратившись в министерство, я столкнулся с противоречием: там не рассматривали ешиву в качестве места, способного дать высшее образование, поэтому отказались оплатить мне такую возможность в том году».

«Тогда же моя жажда Торы и иудейской веры набирала обороты, и я молил об обретении пути приближения к Вс-вышнему», – продолжает рав Менахем. «На тот момент еще не существовало известных сегодня движений, посвященных тшуве, и ни один человек не мог подсказать мне, куда обратиться. Прокладывая путь к еврейству своими собственными силами, я познакомился в Бней-Браке с религиозной семьей, однажды пригласившей меня в гости на Шабат ради погружения в сопутствующую возвышенную атмосферу».

«Спросив хозяина дома, кого называют наиболее почитаемой личностью Бней-Брака в тораническом отношении, я услышал в ответ указание на Рава Шаха, благословенна память праведника. Я решил отправиться к нему, принеся с собой следующий вопрос: «Мне хочется сменить учебный отпуск в университете, положенный мне по долгу службы от министерства обороны, на занятия в ешиве, однако в министерстве не идут на уступки. Что мне делать?!»

«Рав Шах выслушал меня, и, пока я находился в его приемной, он велел попечителю дома раву Йехезкелю Асхаеку, да продлятся его дни, пригласить к нему члена Кнессета рава Шломо Лоренца, благословенна его память. Рав Лоренц тут же прибыл к Раву Шаху, в то время как я по-прежнему оставался у него дома. К удивлению, до моего слуха донеслось распоряжение Рава Шаха члену Кнессета, состоявшему в коалиционном блоке с правящей партией, добавить в законодательство статью, приравнивающую учебу служащих Армии Обороны Израиля в ешиве к повышению квалификации в университете. Действительно, такое нововведение было принято, следовательно, мне удалось отучиться в ешиве в течение двух с половиной лет», – поясняет рав Менахем в продолжение автобиографии.

14-летний Зоар вернулся с занятий  недовольным: «Папа, я ничего не понимаю»

Рав Менахем предпринял свои первые шаги в ешиве Иерусалима «Тора веЭмуна», после чего переехал в Бней-Брак и стал учиться в ешиве «Нетивот Олам». Своего сына 14-ти лет он определил в Талмуд-Тора.

Вскоре после поступления в религиозное учебное заведение юноша вернулся домой недовольным и удрученным. «Папа, я ничего не понимаю из того, что учат в Талмуд-Тора», – выдавил мальчик, держа Гмару под мышкой. «У меня не получается читать текст Гмары без огласовок и запятых», – протянул он печально.

Отец дал сыну совет: «Зоар, послушай меня. Любую имеющуюся проблему я обычно адресую величайшему из людей, поступи так и ты. Самый известный изучающий Гмару человек в нашем городе, к которому можно обратиться, – Гаон Раби Хаим Каневски, да продлит Вс-вышний его дни».

Подросток, прийдя к дому Рава Каневски в пятницу после полудня, задал вопрос: «Вероятно, уважаемый раввин пожелает заниматься со мной и просветить меня в отношении трактата Гмары Бава Мециа, который проходят там, куда я поступил на учебу?»

Рав Каневски держал ответ: «И откуда же у меня возьмется минутка для учения с тобой? Ведь и без того ко мне приходит много народу». Недолго думая, добавил: «Ладно, садись, сын мой, будем заниматься вместе».

«Так они сидели целый час, совместно изучая талмудический трактат Бава Мециа, гениальнейший человек и его начинающий юный ученик, для которого наука тяжела, подобно железу», – отмечает отец с восхищением. «По окончании занятия Зоар встал и, собираясь уходить, спросил с отвагой в голосе: «Раби, прийти ли мне на следующей неделе, чтобы Вы снова учились со мной?» Рав Каневски с присущей ему сдержанностью промолвил: «Хорошо, приходи через неделю, и будем учиться сообща».

Так и сложилось. Уникальная хаврута продолжалась два с половиной года. Каждую пятницу после обеда паренек приходил с книгой домой к главе поколения, и великий Гаон разбирал с учеником недельный урок по Гмаре.

И, когда Зоар отправился учиться в большую ешиву, удивительная хаврута не прекращалась, разве что имела немного другой характер: как обычно, юноша заходил по пятницам во второй половине дня, а Рав устраивал ему экзамен по материалу, выученному за неделю.

Через несколько лет Рав Каневски сказал Зоару: «Передай отцу от моего имени, пусть он найдет тебе вторую половину и ты женишься на той девушке». Сыграли свадьбу, и молодой человек навестил Рава Каневски, желая получить напутствие по дальнейшему учению. Рав произнес: «Я хочу, чтобы ты написал труд по сборнику «Мишна Брура» со ссылками на источники, использованные его автором для вынесения тех или иных постановлений и заключений. Зоар не согласился принять такой вызов, чувствуя, что это за пределами его возможностей, и, продолжив работу над прочими разделами Торы, книгу не сочинил.

По прошествии некоторого времени Зоар, заглянув в гости к Раву, с грустью поведал ему том, что уже минул год со дня свадьбы, но они с женой все еще не удостоились появления детей на свет. Рав Хаим взглянул на него, говоря: «Я ведь наказал тебе издать труд по «Мишна Брура». А Зоар снова стоял на своем: «Это выше моих сил», однако глава поколения был непреклонен: «Займись книгой, тогда будешь спасен».

«Что и требовалось доказать», – пишет далее рав Менахем в своей истории. «Когда мой сын написал свой первый труд, у него родился первенец, и так далее, вслед за выходом в свет каждой последующей части рождался еще один ребенок».

Рав Менахем опубликовал под своим именем новое сочинение сына, рава Меира Аравы. «Это книга «Меир Оз», она о четвертой части сборника «Мишна Брура». Это четвертая по счету книга моего сына, и у него действительно четверо детей».

Рав Фридман, завершая свой рассказ о семье Арава, подчеркивает: «В этом рассказе я вижу четкий посыл от главы поколения, который передал нам Рав Каневски своими поступками – сколь дорога и мила душа любого еврейского ребенка, вплоть до того, что величайший человек своего времени увидел это, посмотрев в глаза 14-летнего юнца, который рос до сих пор в нерелигиозной среде и семья которого приняла решение отдать его в надежные руки на попечение власти Торы. Юнца, попросившего у того человека: «Раби, обучите меня Торе». И Рав Каневски с его непоколебимой праведностью и божественной мудростью отозвался на просьбу и начал проводить занятия с мальчиком. Знаменитый Гаон отучился много часов с подростком, всей душой стремившимся понять простые истины, вложил в него огромные старания, не сдаваясь до тех пор, пока ученик не преуспел в становлении прекрасным сосудом.

Далее Рав Фридман обращается к преподавателям Израиля: «Давайте задумаемся о том, сколько дорогих душ оторвано от общины, сколько умов утрачено по причине пренебрежения ценностью еврейской души. Эта история призвана стать путеводной звездой для всех, на ком лежит ответственность, дабы вы были крайне осторожны в том, что касается отдаления хотя бы одной души. Это большая ответственность. Следует преисполняться милосердием к каждому желающему учить Тору Вс-вышнего и соблюдать Его заповеди».

Материал любезно предоставлен сайтом «Диршу».