Об особенностях строительства Храма, а так же о стремлении одного удивительного человека непрерывно расти и развиваться, не покидавшем его даже в последний день жизни

Леви Авцон


Вопрос:

Уважаемый рав,

Мне пришло в голову, что мы часто говорим о символизме дарования Торы на вершине горы Синай, а также о важных жизненных уроках, которые можно из этой истории почерпнуть. Эта тема обсуждается многими раввинами, существует огромное количество толкований этого символа…

Однако я не припомню, чтобы мне доводилось слышать что-либо о символизме того факта, что оба Храма — а так же и третий, который будет во времена Машиаха, с Божьей помощью, в скором времени — были построены на возвышенности в Иерусалиме, на Храмовой горе. Есть ли какой-то тайный смысл или урок в этом?

 

Ответ:

Отличный вопрос. Давайте сначала рассмотрим само то, что Храм был построен на горе, и тогда мы сможем разобраться, какие уроки для нас это может нести.

Если мы обратимся к стихам Торы, которые содержат повеление о строительстве Храма и инструкции к нему, то не найдем там намеков на идею, что строить нужно непременно на горе. Это упоминается скорее в скобках в Книге Дварим.(1)

Действительно, Мишкан (Скиния), переносной Храм, который был предшественником Иерусалимского Храма и создавался в пустыне под руководством Моше, был построен на плоской поверхности! Если бы существовала какая-либо заповедь или указание на то, что строить необходимо на возвышенности, можете быть уверены, что Моше и сыны Израиля сделали бы это с великой радостью.

Так что же, получается, если не было Божественного указа о возведении Храма на горе, и Мишкан располагался на плоской поверхности, то дальнейшее строительство Иерусалимских Храмов на горе является не более, чем случайностью?

Основополагающий принцип иудаизма заключается в том, что в жизни не бывает совпадений, особенно что касается таких значимых ситуаций, как строительство Земной Обители для Всевышнего. И если оба Храма стояли именно на вершине горы, то для всех нас  это означает что-то очень особенное и важное.

Святость требует роста. А противоположностью роста является не спуск или деградация, а стагнация, застой. Мы должны постоянно двигаться вверх, жизнь не стоит на месте. Вчерашний успех является реализацией вчерашнего потенциала. А сегодняшний день требует свежих идей, новых перспектив и других подходов к возможностям и вызовам, которые Всевышний ставит перед нами сегодня.

Можно предположить, что Мишкан в пустыне был, скажем так, началом путешествия и потому располагался на равнине. Рост требует, чтобы следующий шаг был сделан выше. Следовательно, в Иерусалиме Храмы были расположены уже на горе, чтобы символизировать, что даже самые святые места могут расти и возвышаться.

В продолжение этой метафоры: не только сам Храм был возведен на возвышенности, но и внутри него было много уровней. Когда кто-то заходил в Храм, то через какое-то время он обнаруживал, что поднимается все выше и выше по лестнице, преодолевая уровень за уровнем. Таким же образом мы должны постоянно расти. Даже оказываясь в царстве святости, мы должны расти выше и выше!

Хочу добавить от себя лично, что мне посчастливилось знать человека, живущего в соответствии с этим принципом. Мой отец, который, к сожалению, скончался несколько недель назад, абсолютно олицетворял этот идеал. Он постоянно самосовершенствовался, буквально переизобретал себя. Папа никогда не позволял вчерашним успехам ослепить его на пути к новым сегодняшним свершениям. Долгие годы он руководил книжным издательством (иногда новые книги печатались каждый месяц), воспитывая при этом 12 детей. А посчитав около 20 лет назад, что этого недостаточно, он решил, что обладает талантом к сватовству, и поспособствовал созданию сотен пар…

Расскажу одну прекрасную историю, которая проиллюстрирует эту черту. Чуть меньше двух лет назад папа пережил острую почечную недостаточность, его жизнь фактически висела на волоске. Кто-то из моих братьев и сестер расспрашивал врачей о возможности благополучного исхода в такой ситуации, однако те были непреклонны. Они не могли ничего пообещать или даже просто обнадежить. Мой отец сразу понял, что его шансы на выздоровление невелики.

Так что же он сделал?

У него всегда были при себе рукописи, которые нуждались в редактировании. Отец считал, что каждая книга, выпущенная его издательством, должна быть полностью вычитана им самим. Потому что именно он будет нести полную ответственность за все, что опубликовано.

Лежа на больничной койке перед лицом собственной смерти, мой отец начал редактировать.

Когда его спросили, почему не стал уделять время отдыху, папа ответил: «Это миссия моей жизни. Если у меня осталось еще несколько минут в этом мире, я хочу использовать их, чтобы сделать то, для чего был рожден. Если я скончаюсь, то хочу сделать это, исполняя свое предназначение. 

Мой отец в некоторой степени смог выздороветь и прожил еще почти два года после этого инцидента. Но даже во время многих испытаний и вызовов судьбы, с которыми он сталкивался в эти дни до своей кончины, он никогда не прекращал работать. В последний день своей жизни он сумел окунуться в микву (хасидский обычай, которому он был горячо привержен, требующий немалой выносливости, учитывая состояние слабости, в котором пребывал отец), помолиться в миньяне, вычитать подающие надежды книги, а так же сделать несколько звонков и отправить электронные письма относительно возможности потенциальных шидухов. Он даже купил подарок на день рождения моей мамы, который должен был наступить на следующий день…

Отец никогда не переставал расти до самой последней минуты своей жизни. Он постоянно поднимался по лестнице своего Храма.


Сноски

  1. Написано в книге Дварим, 17:8: «Если неясен тебе будет закон о различии между кровью и кровью, между тяжбой и тяжбой и между язвой и язвой — по делам спорным во вратах твоих, то встань и взойди на место, которое изберет Бог, Всесильный твой». Раши цитирует Талмуд, Сангедрин, 86, что это говорит нам о том, что в дальнейшем Храм будет расположен на возвышенности.