Гротескно антисемитский «поплавок» в Бельгии говорит о растущих антиеврейских настроениях.

Небольшой бельгийский город Алст (Восточная Фландрия) находится всего в сорока минутах езды от сверкающих современных башен, в которых в центре Брюсселя располагается штаб-квартира Европейского Союза. Но 3 марта, в минувшее воскресение, этот живописный город, казалось, принадлежал совсем другой эпохе — гротескный антисемитский парад проходил по центру города, напоминая о нацистских и даже средневековых временах.

По улице провезли масштабное объемное изображение (такие условно называют «поплавки»), где огромные, в три человеческих роста, куклы, представляющие двух скалящихся ортодоксальных евреев со здоровенными крючковатыми носами и бородами, в штраймлах (меховых шапках, которые носят некоторые хасиды) и розовых костюмах, стоят среди золотых монет и мешков, полных денег. У одного на плече сидит крыса. Позади евреев изображена синагога с мезузой на дверях. И называлась эта, с позволения сказать, композиция «Субботний год».

За этой «карнавальной» композицией двигалась группа местных жителей, пока довольно небольшая. Эта группа называет себя «Vismooil’n». Казалось бы, это простые бельгийцы, если не считать одного бывшего работника Министерства образования. Каждый год они создают непростые карнавальные «поплавки». И на этот раз объяснили журналистам, что беспокоятся о деньгах, об экономике, поэтому решили выразить свое беспокойство об экономических проблемах, обратившись к вековым антиеврейским стереотипам.

Это не первый случай, когда на ежегодном карнавале в Алсте проходят антиеврейские акции. В 2013 году другая общественная группа спроектировала тщательно разработанный «поплавок» с участием людей, одетых одни как нацисты, другие как хасиды, причем хасиды стояли в вагоне, напоминающем те, что везли евреев на смерть в концлагеря во время Второй мировой войны. Плакат на их «поплавке» изображал местных политиков, одетых как нацисты, с канистрами Циклона Б — яда, при помощи которого евреев убивали в газовых камерах.

На следующий день после последнего парада закипели обсуждения. Раввин Биньямин Якобс, главный раввин Нидерландов, раскритиковал этот карнавал за «шокирующие типичные антисемитские карикатуры словно из 1939 года». Основные еврейские общины и организации Бельгии обратились с жалобой в федеральное антирасистское управление: «В такой демократической стране, как Бельгия, нет места для подобных вещей, будь то карнавал или нет». После большой волны возмущения со стороны, в том числе, представителей Еврокомиссии, организаторы парада принесли свои извинения.

Тем не менее, факт остается фактом: многие люди смотрели на эти «поплавки» — рабочие часами их создавали, а, приходя домой, рассказывали о них своим семьям; комитеты, так или иначе связанные с ежегодным парадом, которые приняли решение одобрить эти «поплавки»; прохожие на улицах, жители домов, рядом с которыми по улицам двигалось шествие с таким впечатляющим атрибутом, который невозможно было не заметить – казалось, никто не признавал, что выражение ненависти к евреям может быть хоть в какой-то мере проблемой. А мэр Алста даже пытался оправдаться за произошедшее словами, что участники парада наверняка не имели в виду ничего плохого…

Когда я читала о параде в Алсте, рядом сидел мой маленький сын. «Что это?» — спросил он, наклоняясь к экрану компьютера, чтобы рассмотреть поближе. Сердце замерло, я захлопнула крышку ноутбука и предложила поиграть. «Поиграть» — для ребенка волшебное слово, но позже сын все равно спросил: «Это были евреи?».

Я пыталась объяснить, что гротескные карикатуры — это то, на что евреи могут быть в какой-то мере похожи, а в животе ощущала спазм. 

Моего сына назвали в честь его прабабушки, которой пришлось покинуть нацистскую Европу в 1930-е годы. Она рассказывала мне об откровенной ненависти, которую ощущала вокруг себя, когда росла в Вене. Раньше казалось, что то, о чем она рассказывала, было так далеко. Я не могла себе такое представить. Тем не менее, за последние несколько лет эти враждебные настроения к евреям вдруг снова стали всплывать на поверхность. И Бельгия тому пример. 

В 2014 году по постановлению бельгийских властей турецкому кафе в городе Льеж пришлось убрать табличку с надписью о том, что в ресторан допускаются собаки, а евреи не допускаются. В том же году бельгийский врач в Антверпене отказался лечить пожилую еврейскую женщину с переломом ребра; вместо этого он посоветовал ей «поехать в Газу». Опрос 2018 года показал, что больше половины бельгийских евреев так или иначе испытали на себе преследования только за то, что они евреи.

Антиеврейские настроения растут по всей Европе и за ее пределами. В последние годы Британия, Соединенные Штаты и Канада, — все отметили рекордные уровни антиеврейских нападок и актов агрессии. Во время недавней нашей поездки в Лондон женщина в подземке уставилась на кипу моего сына, а потом сказала своему мужу нарочито громким шепотом: «Вот почему я поддерживаю Корбина». Она имела в виду лидера британской лейбористской партии, который известен тем, что он антисемит и привел к расцвету антисемитизма в партии.

Возмутительное шествие в Алсте – это не знак пробуждения, нет, это больше похоже на сигнал тревоги, звонок, который мы слышим, когда нажимают на кнопку раз за разом сотни раз. В слишком уж многих кругах стало в порядке вещей издеваться над евреями или выражать вопиющий антисемитизм. Мы далеки от того ада, в котором в свое время оказалась моя бабушка, но и годы спустя одна мысль, которой она делилась, кажется принципиальной.

Когда моя бабушка была ребенком, евреи были настолько демонизированы, что даже сами усвоили эту ненависть. Она вспоминает, как нестерпимо стыдно ей было за то, что она еврейка, и, казалось, вполне естественно, что другие должны отвернуться от нее, если будут знать, что она еврейка. Мы, евреи, не должны быть запуганы и нам не должно быть стыдно. Когда мы видим возмутительный пример ненависти к евреям, мы обязаны протестовать, требовать перемен и отстаивать себя с достоинством и силой.