Этот удивительный рассказ был опубликован в израильском еженедельнике «Ятед Швуи» об одной мужественной женщине, которая пережила Катастрофу и попросила узнать у рава Каневского ответ на алахический вопрос. Ее вопрос задал рав Элиягу Ман, близкий ученик рава Каневского, и этим ответом он поделился с читателями «Ятед Швуи».

«Мне хорошо известно, о ком идет речь», — начал свой рассказ рав Ман. «Это большая праведница, с крепкой верой в Бога и в Его личное Провидение, на уровне свойственном только великим людям, живущая в Англии. Она, слава Богу, жива, да продлятся ее дни».

Рав рассказал, что женщина выдающейся праведности из Англии послала своего сына в Землю Израиля задать вопрос раву Каневскому. Сын прибыл к нему и попросил:

«Я не могу задать этот вопрос, задайте, пожалуйста, его вместо меня! Моя мать, да продлятся ее дни, из числа выживших в Холокосте, она была тогда совсем юной еврейской девушкой, которая дважды оставалась на длительный период в лагере Аушвиц на тяжелых работах. На определенном этапе ее перевели в другое место, но затем снова вернули.

Мама обратилась ко мне: «Мой дорогой сын, я прошла семь уровней ада, я даже не могу описать что там было, через что мы прошли, как мы испытали на себе и суд и милосердие Всевышнего, да будет Он благословен. И несмотря на это, я не возмущалась, когда все потеряла. Как же после всего этого я выжила физически и духовно? Я тебе скажу, мой дорогой сын: в эти длинные дни я чувствовала, что у меня есть Небесный Отец, и я с Ним разговаривала. Как же я с Ним разговаривала? Посредством одной короткой молитвы, которая не сходила с моих уст: это то, о чем мы молимся в понедельник и четверг: Взгляни с небес и посмотри. Мы подвергались насмешкам и издевательствам среди народов, считались мы как скот идущий на убой, словно овцы на убой, на уничтожение, на побиение и унижение, и несмотря на это Имя Твое мы не забыли, пожалей нас и не забывай о нас! Я сказала нашему Небесному Отцу: И все-таки, хотя я ощущаю день смерти, и прохожу через разные уровни Ада, но Твоего Имени мы не забыли. Пожалуйста, Отец, Ты тоже не забывай о нас! Эти слова я постоянно повторяла, это придавало мне силу и мужество, чтобы держаться. До тех пор пока, по воле Всевышнего, не пришла американская армия и не освободила нас. Благословен Всевышний, я осталась в живых и спаслась, создала семью.

Но я не буду жить вечно, придет и мое время уйти из этого мира. Придет день, когда я расстанусь с тобой и предстану перед нашим Небесным Отцом на суде. У меня есть одна просьба к тебе. В этот день, после 120-ти, возьми бумагу и напиши: И все же Имя Твое мы не забыли, пожалуйста не забывай нас! и вложи эту бумагу мне в руку. С этой молитвой я обращалась к своему Небесному Отцу будучи на земле и она спасла меня в земном аду, с этой же молитвой я хочу прийти к Небесному Отцу и предстать перед Престолом Славы. И возможно эта просьба и молитва спасут меня также от верхнего Ада. Но я не знаю: можно ли так по закону? Спроси рава Хаима Каневского», — такой необычной просьбой завершила моя мама свой рассказ».

Рав Ман продолжил рассказ:

«Я пришел в дом рава Каневского и представил это дело. Когда рав услышал вопрос, глаза его наполнились слезами, и он сказал, что, сделав двойное покрытие, можно эту молитву вложить ей в руку.

После вынесения решения рав поднял глаза и сказал мне: «Но Владыка Мира не нуждается в записках». Тогда я спросил: «Может стоит ей сообщить об этом важном положении, что Всевышний не нуждается в записках!?» Рав ответил: «Об этом ей не надо говорить. Раз у нее есть положительные чувства в связи с этим, пусть будет сделано, как она просит»».

Рав Ман продолжил: «Используя такую возможность, я задал еще один вопрос раву Каневскому: «Я слышал, что на похоронах рава Йехезкеля Левенштейна за его носилками несли книгу «Видение Йехезкеля», по этому поводу сказал тогда рав Шах: «Я не стану просить, чтобы за моими носилками несли «Ави Эзри» (сборник трудов рава Шаха), но лишь попрошу, чтобы в мою могилу положили все те «пашквили» (плакаты-призывы), которые расклеивали против меня и тогда я скажу: «Владыка мира, посмотри сколько презрения я перенес ради Тебя!»»

«Исходя из сказанного равом (Каневским) о том, что Всевышний не нуждается в записках, почему же тогда просил рав Шах, чтобы подобное положили ему в могилу?» — спросил рав Ман лидера нашего поколения.

Еще добавил рав Ман с удивлением: «Как известно, рабби Йегуда Сегаль из Манчестера составил календарь, благодаря которому смогли бы учить две алахи каждый день из сборника законов о злословии из книги «Хафец Хаим». И после «его 120-ти» вложили в его руку один экземпляр календаря и это будет ему «визой» в мир Истины!» И вот снова я, как ученик, спрашиваю: «Если Всевышний не нуждается в записках, зачем раву Сегалю все это?»

«Были и такие из великих людей, которые просили, чтобы их гроб изготовили из того стола, за которым они трудились над Торой», — продолжил рав Ман с изумлением, — «Снова, если Ашем не нуждается в записках, то тем более в столах. Так какова же причина всего этого?»

Ответил рав Каневский: «Богу не нужны ни записки, ни «пашквили», ни календари, ни столы. А причина того, что они это все завещали, как раз та же самая, что и в случае, о котором ты рассказывал, что благодаря этому другие люди также будут задавать вопросы, также будут готовы пострадать во «славу Небес», также захотят изучать законы о злословии и самое главное — трудиться над святой Торой и это будет им дополнительной заслугой в мире Истины».