«И сказал Мэмухан перед царем и князьями: не только царю навредила царица Вашти, но и всем князьям, и всем народам во всех странах царя Ахашвероша»

(Мегилат Эстер, 1:16)

Пишет Таргум Йонатан, что Мэмухан и есть Аман: «»И сказал Мэмухан…» — это был Аман, потомок злодея Агага». А если так, это удивительно – ведь далее, он говорит, что Ахашверош казнил этих семерых князей в гневе за их совет убить Вашти.

Далее, к словам: «После этих событий, когда утих гнев царя Ахашвероша, вспомнил он Вашти и то, что она сделала, и то, что было постановлено ей» (2:1) — написал Таргум: «…Когда он отошел от выпитого вина и улеглась сила гнева царя Ахашвероша, вспомнил он Вашти… Сказали ему: разве не таков же должен быть их приговор? Ведь приговор был вынесен по совету этих семерых сановников! Сразу воспылал гнев его и приказал повесить семерых сановников».

Как же тогда выжил Аман? И не только остался жив, но и был возвышен царем!

Мы вынуждены сказать, что Аман каким-то образом сумел спрятаться и избежать царского приговора. И если мы рассуждаем верно, возможно, в этом глубина толкования мудрецов в Гемаре (Мгила, 13б) к 3:1: «»После этих событий возвысил царь Ахашверош Амана, сына Амдата, Агаги…»».

А Раши в комментарии к этому месту приводит толкование: «Когда было приготовлен лекарство для спасения Израиля» – то есть возвышение Амана связано с тем, что Ахашверош нашел Эстер, и именно это спасло Амана от смерти.

Согласно этому объяснению, скажем, что связь между появлением Эстер и спасением Амана можно объяснить и вполне естественным образом. (Впрочем, как и все события Мгилат Эстер). Когда Ахашверош нашел Эстер и сделал царицей вместо Вашти, выяснилось, что совет Амана пошел царю на пользу. Ведь Эстер была лучше Вашти. Как сказано об этом в мидраше Ялкут Шимони (Эстер, 653): «Сказал раби Леви – с красотой облика Вашти ничто в мире не могло сравниться, но пришла Эстер и оказалась красивее». А еще царь был спасен благодаря ей! Поэтому он передумал делать Аману то, что уже было собрался, и, напротив, увидев, как много он выиграл от его совета, полюбил его.

Тогда-то Аман и покинул свое убежище и снова предстал перед Ахашверошем, а тот отплатил ему мера за меру – возвысил над всеми князьями и сановниками. Однако видится, что это было еще не все.

Далее в приведенном мидраше (3:15) сказано: «Сказал раби Йоханан: все те годы с момента убийства Вашти, пока не вошла Эстер, не утихал гнев Ахашвероша. Возразили ему – но ведь написано: «когда утих гнев царя Ахашвероша». Ответил он им: гнев его «как будто утих» – утих и не утих. Когда же, на самом деле, утих гнев царя? – Когда повесили Амана. Об этом и сказано: «И повесили Амана на дереве, которое он приготовил для Мордехая, и гнев царя утих» (7:10)».

Как мы видим, раби Йоханан считал, что и после того, как Ахашверош взял замуж Эстер, гнев Ахавшероша на Амана, за его совет убить Вашти, не прошел.

И смотри, что пишет Хида о словах «»И гнев царя утих» (7:10). Написал рабейну Маара из Гармизы, что гнев за совет Амана убить Вашти, он таил, пока не пришло его время». И слова рабейну – это суть сказанного в первой главе трактата Мгила (16а): «»И гнев царя утих» (7:10). Почему два раза утих [гнев царя]?… Один раз из-за Эстер, второй раз – из-за Вашти». А объясняется это, как мне видится, словами мудрецов (Сангедрин, 22а): «Всему есть замена, кроме жены юности».

Да, Эстер радовала царя, она была и красивее Вашти, и спасла ему жизнь, но это не могло окончательно утешить его после потери Вашти. И в сердце его остался гнев на Амана.

Тогда следует спросить – почему он возвысил Амана, если все еще таил на него гнев? Вероятно, это можно объяснить согласно приведенной в мидраше (Эстер Раба, 1:15) похвале Ахашверошу: «Сказал раби Пинхас: всех, кто делал ему добро, он записывал, как сказано: «И нашел запись, как рассказал Мордехай…» (Мгилат Эстер, 6:2)». Так мы и объясним: с одной стороны, Ахашверош таил на Амана гнев, но с другой – был ему благодарен. В благодарность, он его возвысил, но ненависть к нему сохранил внутри.