image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Недельная глава Насо (Бемидбар, 4:21 — 7)

Самым сильным человеком, о котором рассказывается в Танахе, был, конечно же, богатырь Шимшон, бывший главой еврейского народа на закате эпохи судей. Он с легкостью голыми руками одерживал победу над страшными дикими зверями и побеждал в одиночку целые полчища врагов. Однако проблемы в жизни этого уникального силача начались из-за стрижки — женщина, которой он доверился, состригла часть волос Шимшона, пока тот спал, и он тут же потерял силу.

Почему такое безобидное событие повлияло на его мощь? Ответ прост — всю свою жизнь Шимшон был назиром. А, как мы читаем в нашей недельной главе, священная клятва назира не позволяла ему стричься, контактировать с мертвыми и пить вино.

В конце периода, который человек обозначил себе для назорейства, он должен был принести в Храм определенные жертвы для искупления себя. Талмуд задает вопрос: зачем назиру, который по сути абсолютно добровольно взял на себя дополнительные ограничения, выходящие за рамки буквы закона, просить Бога об искуплении? Какой грех он совершил? Согласно одному из мнений, сам тот факт, что он отказывал себе в удовольствии пить вино, считается греховным.

Но теперь вопрос: почему запрещено в чем-то себе отказывать? Неужели то, что Творец позволяет нам наслаждаться плодами винограда, автоматически запрещает нам от их употребления воздерживаться? Получается, что и я буду нести ответственность за каждый продукт, имеющий сертификат кошерности, без которого предпочитаю обходиться? И теперь, только лишь потому, что департамент кашрута недавно одобрил одну известную линию сливочного мороженого, я грешник из-за того, что продолжаю покупать только щербет? А если я пока еще не успел добраться до одного нового модного кошерного ресторана, это что же, мне отчаянно нужно просить об искуплении?

Ответ все-таки больше связан с нашим отношением к делу, чем с тем, что имеет место вопиющая несправедливость. Как правильно жить? Каким должен быть наш подход к использованию творений Всевышнего и наслаждениям материального мира? Нужно ли нам отделяться от общества, чтобы становиться таким образом более святыми, как это пропагандируют представители других религий? Должны ли мы отвергать все, что не является полностью духовным, потому что мы боимся, что это может помешать нашим отношениям с Богом?

Есть ряд идеологий, которые воспевают обет безбрачия и более всего почитают тех, кто отказывается от повседневной рутины мирской деятельности. Они считают тело нечистым, а брак и союз между мужчиной и женщиной — уступкой человеческой слабости.

Есть целые народы, которые поднимаются жить в горы, чтобы приблизиться к небесам и таким образом “сбежать” в духовные царства — ведь небеса гораздо более чисты и прекрасны, чем полные суеты перекрестки улиц больших городов.

Иудаизм видит этот вопрос с другой стороны.

Мы не следуем призывам отвергнуть все мирское и не уходим изолироваться в горы. Мы принимаем мир Всевышнего как подарок и взаимодействуем с ним — конечно, руководствуясь при этом Его четкими указаниями, правилами и нормами. Но в рамках Торы мы должны именно работать со вселенной, вступая с ней во взаимодействие.

«В начале сотворил Всесильный небо и землю».1 Земная сила, как и небесная, является частью Его обширного неизменного плана. Этот план состоит в том, что земные существа, мужчины и женщины, должны вкладывать свое время, энергию, богатство и мудрость, чтобы наполнить материальное царство божественностью.

Каждая заповедь, которую мы совершаем, была дана нам Всевышним именно для достижения этой цели. Мы берем физическое и преобразуем его в духовное — не ломая его, не портя и не убегая от него, а именно меняя и превращая в нечто священное и имеющее значение.

«У евреев нет монастырей», — гласит пословица. Ешива должна быть не монастырем, а школой, которая будет обучать и воспитывать своих учеников придавать духовную ценность материальному миру. Поэтому назир, который из-за проявления нравственной слабости счел необходимым дистанцироваться от того, что нам позволил Творец, в определенной мере взял на себя грех. Его отношение к физическому действительно требует некоторого искупления.

Иудаизм призывает нас жить более возвышенной и духовной жизнью в этом мире. Вместо того, чтобы позволить пустоте общества сбить нас с верного пути, мы должны настойчиво делать все, чтобы изменить окружающий мир к лучшему.

Поэтому, пожалуйста, прямо в этот же Шабат выпейте с удовольствием вино — но только обязательно сделайте кидуш и произнесите лехаим. Если одной из частей службы в Храме было возлияние вина на жертвенник, то в наши дни, когда трапезы заменяют нам жертвоприношения, нам ни в коем случае не стоит пренебрегать этим особенным напитком. Главное — делать все с правильным намерением.

Шабат шалом!

Сноски

  1. Берешит, 1:1.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Добавить комментарий

Законы синагогального этикета

Кто создал Бога? Взгляд иудаизма