в

От «Роуз Боул» до Раши: мое уникальное путешествие в мир иудаизма

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Легендарный игрок сборной команды звезд «Роуз Боул» забивает свой самый сенсационный гол, став ортодоксальным евреем

Стоя на ступенях миквы, я на минуту задумался о переменах, происходящих со мной. Через несколько коротких мгновений, после погружения в микву, я стану новым человеком, евреем с новой душой и новой судьбой. Я задавался вопросом: что чувствовала моя жена в этот самый момент? Мы вместе прошли этот нелегкий духовный путь: от евангельского христианства до ортодоксального иудаизма, и после десяти лет изучения вскоре получим нашу награду…

Это после того, как, будучи преданными христианами, мы воспитали шестерых своих детей в церковной среде и служили пасторами молодежи! Но постоянно растущий список вопросов, ответы на которые нас не удовлетворяли, заставил серьезно задуматься: во что же мы верим. Мы жаждали истины и искали близких взаимоотношений с Б-гом – и стали замечать, что именно иудаизм отвечает на каждый наш вопрос.

Необычное путешествие для черного футболиста НФЛ

Я начал играть в футбол, когда мне было восемь лет. Я еще учился в младших классах, а рекрутеры из университета Миннесоты, штата Огайо, штата Северная Каролина, университета Аризоны и Нотр-Дам с интересом наблюдали за мной.

Легендарный Вуди Хейс из университета штата Огайо произвел на меня и мою семью самое сильное впечатление – я принял предложение, и мне назначили полную стипендию как игроку футбольной команды. Тренировки были настоящей пыткой, но в итоге сделали из меня человека. Я тогда не до конца понимал, что дисциплинированность, которую Хейс привил мне, и моральные ценности, которым он меня учил, будут иметь решающее значение в моем духовном путешествии к иудаизму через 35 лет.

Четыре года я провел в штате Огайо, и в 1980 году удостоился чести стать капитаном команды и был признан самым ценным игроком. Затем меня пригласили в команду «Филадельфия иглз». Два сезона я играл в сборной НФЛ, но полученная травма перечеркнула мою футбольную карьеру. Дисциплинированность, которую сформировал у меня футбол, помогает мне строго соблюдать множество мицвот, на которых основана повседневная жизнь евреев. А стремление к постоянному изучению нового и привычка к регулярным тренировкам заложили основу процесса гиюра и стали руководством для моей насыщенной еврейской жизни.

Принятие иудаизма влияет на все сферы вашей жизни: на то, что вы едите, что носите, на ваше мировоззрение, на то, как вы организуете свою семейную жизнь. Это не для робких и слабых духом; это требует мужества –  выдержать отказ, и сил – выстоять до конца. Один раввин из Бейт-Дина сказал нам: «Это марафон, а не гонка». Поистине, это нелегкий путь, но мы не можем представить свою жизнь по-другому.

Я женился на Эмуне (бывшей Джери) в 1992 году. Началось наше путешествие по жизни: мы растили шестерых детей, были пасторами в церкви и наставляли молодежь на путь истинный. Мы воспитывали своих пятерых сыновей и дочь на библейских заповедях и учили их правильному отношению к Б-гу. Тем не менее, через 12 лет нашей супружеской жизни мы познали дух иудаизма через мессианскую конгрегацию. Мы открыли для себя Шабат и праздники, и это вызвало у нас интерес «копать глубже». После того как нас лишили статуса пасторов молодежи за чрезмерный интерес к иудаизму, мы начали изучать его самостоятельно. В конце концов мы оказались в местном Хабаде, где два года продолжали нашу учебу. Наконец, мы решили принять гиюр и сделали это в Бейт-Дине в Детройте в 2013 году. У нас была прекрасная хупа и замечательное торжество в нашей новой общине.

Нам посчастливилось перебраться в еврейскую общину, оказавшую нам теплый прием и предоставившую возможность для дальнейшего обучения и духовного роста. Нас любили и о нас заботились – как сама община, так и раввины.

Переход в ортодоксальный иудаизм – это прекрасный, преобразующий опыт, но вместе с тем это самое трудное решение, которое мы приняли в своей жизни. Вы не просто принимаете новую веру. Вы принимаете народ, землю, Тору, священный язык. Наш путь к иудаизму был непростым, и до сих пор остается таким. Нужно было принести в жертву многое, но самое главное – вырвать своих детей из привычного семейного очага и переехать в еврейскую общину. Другая непростая проблема, с которой мы столкнулись,– необходимость расстаться с людьми, которые раньше были частью нашей жизни. Это было болезненно, но когда мы переехали в общину, Б-г подарил нам новых замечательных друзей.

Для меня было большой проблемой стать «шомер Шабат», ведь я не мог больше принимать участие в мероприятиях НФЛ, присутствовать на футбольных матчах в пятницу вечером или заниматься в Шабат какой-то другой деятельностью. Было непросто принимать подчас трудные и болезненные решения, ведь нам пришлось в корне изменить весь образ жизни. Но мы ничуть не сожалеем. Результат стоил того. Мы безмерно благодарны за то, что имеем такую честь и ответственность — стать частью еврейского народа и стремиться служить Всевышнему.

Люди часто спрашивают нас: как наши шестеро детей восприняли то, что мы приняли иудаизм (они честно поделились своими чувствами в книге «От Роуз Боул до Раши»). Дочь с пониманием отнеслась к нам; она даже хотела отпроситься из школы, чтобы принять участие в важном для нас событии – микве. Кто-то из сыновей поддержал, а кто-то занял нейтральную позицию. Некоторые из наших детей обижаются, что мы не можем как прежде пообедать с семьей (в нашем городе нет кошерных ресторанов) и не отвечаем на телефонные звонки в Шабат.

Наши дети находятся на разных этапах раскрытия своей религиозной идентификации.

Никто из них больше не исповедует христианство. Двое из наших сыновей проявили интерес к иудаизму, а трое заявили, что они – атеисты. Дочь прокомментировала, что наше духовное путешествие в мир иудаизма побудило ее понять, во что она верит. Мы с женой твердо убеждены, что все они – на том пути, который Б-г приготовил для каждого из них.

Всякий раз, когда моя жена уезжала из Израиля, я видел печаль в ее глазах (несмотря на то, что она к тому времени уже шесть раз побывала там, и я – четыре). Мы обсуждали возможность сделать алию после того как уйдем на пенсию, но до этого момента оставалось минимум семь лет. Один из обетов, который я дал Б-гу, когда мы поженились, – сделать свою жену самой счастливой женщиной в мире. Я начал понимать, что алия была частью ее счастья.

Мы разработали план, согласно которому она должна была переехать в Израиль первой, пустить корни, а я приехал бы позже. Мы чувствовали, что это «разделение» помогло бы нашим детям легче пережить такое событие. Проконсультировавшись с несколькими раввинами и прислушавшись к их советам, мы приняли решение не разлучаться более чем на 90 дней.

Эмуна сделала алию в августе 2016 года. Мы договорились о годичном «испытательном сроке» – и если кто-то из нас почувствует, что наш брак каким-то образом начинает страдать, она немедленно вернется в Огайо. Наша семья всегда была и будет оставаться для нас приоритетом номер один.

Прошло восемь недель с тех пор, как Эмуна отправилась в Израиль, и я решил ее навестить. Я был ошеломлен! Увидев ее, светящуюся от счастья, я сказал: «Ты выглядишь по-другому. Ты стала неузнаваемой!»

Проведя с ней несколько дней в Маале-Адумим, я увидел, что ее здесь очень поддерживают, и перестал беспокоиться о том, что ей будет сложно без меня в Израиле. Я сказал ей, что наш «испытательный срок» продлевается еще на год. Сейчас каждые 90 дней либо она возвращается в Огайо, либо я еду в Израиль. Я обратился в организацию «Нефеш бе-Нефеш» и надеюсь сделать алию в ближайшем будущем.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против
Последняя еврейка деревни Пкиин

Последняя еврейка из деревени Пкиин осветит 70-ю годовщину независимости Израиля

Обрезание сердца и надменность (Видео)