Воспоминания дочери рава Хаима Каневского

Несмотря на всю занятость папы, зачастую мы играли с ним, в холь а-моэд (полупраздничные дни) и в другое свободное время. Вот пример одной игры: папа озвучивал название книги, и нам нужно было отыскать ее среди тысяч других в библиотеке. Это было задачей не из легких…

Иногда папа загадывал нам загадки из Танаха: имена людей, соответствующие обозначениям животных (например: ципор («птица» на иврите) – Балак бен Ципор, хамор («осел» на иврите) – отец Шхема, двора («пчела» на иврите)  – пророчица); самое длинное слово в тексте Торы; гематрии (числовые значения) слов; где в Торе говорится  «один я и он человек»? [ответ: «И снился нам сон в одну ночь, мне и ему: каждому по толку его сна снилось нам» (Берешит 41:11)]; а также – сколько снов приведено в книге Берешит и тому подобное. Имели место и загадки об именах, как-то: сумма первой и второй букв равна 10, второй и третьей тоже 10, а первая и третья вместе составляют 8. (А затем загадывались более сложные имена).

Однажды мама пожелала, чтобы в холь а-моэд мы пошли в Зоопарк Тель-Авива. Папа не хотел присоединяться, однако рав Мордехай Шабшович, товарищ и хаврута (напарник по изучению Талмуда) папы на протяжении нескольких лет, уговорил его: «В Гмаре написано, что при виде обезьяны нам следует произнести благословение «Мешанэ а-брийот» («Изменяющий создания»). Неужели тебе не по душе возможность прочитать эту молитву?» Папа «сдался», и мы вместе поехали в зоопарк, где произнесли благословение, увидев обезьяну и слона.

Поскольку папа уже бывал там, он бродил с нами между вольерами, и, проходя мимо того или иного зверя или птицы, рассказывал нам, в каких местах Танаха и книгах наших мудрецов упоминается это живое существо и что о нем сказано, когда остальные посетители зоопарка с удовольствием слушали все это, увязываясь за нами, чтобы послушать еще… Так число участников колонны все возрастало по мере продвижения от клетки к клетке…