Вопрос раввину:

Здравствуйте, мне 19 лет, я из соблюдающей семьи. В последнее время мне довелось иметь опыт огромных жизненных потрясений, и я начала проверять свою веру, поскольку так много всего обрушилось на меня. В конечном итоге я убедилась в том, что есть Всевышний и Тора истинна, слава Богу, но один момент не дает мне покоя: как это может быть, что христианство и ислам не исчезли из нашего мира? Совершенно очевидно же, что это ложь, так почему одна и вторая религии существуют? Ведь ложь в конце концов обязана устраниться, однако как может быть, чтобы миллионы людей продолжали следовать путем одного и другого учения и верить в их сказки?

Буду благодарна вам за ответ. Дафна

Ответ:

Приветствую тебя, Дафна, и спасибо за твой вопрос. С Б-жьей помощью, ты удостоишься подняться над всеми жизненными испытаниями и подключишься к источнику «маим хаим» (живой воды), как называется Тора.

Нет конкурентов

Начнем с простого фундаментального положения: нет никакого другого народа, который составил бы «конкуренцию» в том, что касается Откровения, явленного Народу Израиля.

Всевышний предстал перед всем еврейским народом один единственный раз в истории, чтобы передать Тору и заповеди. Книга Книг зафиксировала чудеса, происходившие в масштабах страны, подобных коим человечество не видело и не слышало ни до, ни после этого. Лишь обращение Бога к целому народу позволило заключить с Ним союз. Если бы в этом союзе началось какое-то изменение, не дай Бог, тогда было бы необходимо сообщить об этом путем еще более эпического таинства Сынам Израиля или народам мира.

Суть факта о том, что за последние 3300 лет ни одна другая религия не бросила вызов массовому явлению, описанному в Библии, служит подтверждением его неустаревающей непреложности, и ни в коем случае не наоборот. Так Тора требует помнить Синайское откровение из поколения в поколение, напоминая о нем своим детям:

Ибо спроси о временах прежних, какие были до тебя, со дня, когда сотворил Бог человека на земле, и от края неба и до края неба: бывало ли подобное сему великому делу или слыхано ли подобное? Слышал ли народ глас Божий, говорящий из огня, как слышал ты, и остался в живых? Или творило ли божество чудеса, чтобы прийти и взять себе племя из среды племени испытаниями, знамениями и чудесами, и войной, и рукою крепкой, и раменницей простертой, и великими делами грозными, – во всем. как сделал для вас Господь, Бог ваш, в Египте на твоих глазах?.. И соблюдай Его законы и Его заповеди, которые заповедую тебе сегодня, что даст благо тебе и твоим сынам после тебя…

(Дварим 4:32-34, 4:40)

Ты задаешь правильный вопрос: если истина настолько проста, каким образом остается шанс на то, чтобы по всему миру насчитывались миллиарды христиан и мусульман?

Однако для ответа на этот вопрос нам в первую очередь необходимо выяснить, кто такие христиане и мусульмане, а также кем были их праотцы.

Кого смогли убедить христианство и ислам?

Христианство

Христианская религия верит во все Святые Писания еврейского Танаха, с добавлением к нему своих собственных многочисленных историй, рассказывающих о распятом лжепророке, чьим именем его последователи утверждают отмену заповедей Торы. Исламская религия также признает наши святые книги, дополненные почитанием Корана, благодаря которому приверженцы этого учения не соблюдают заповеди Торы.

Легко заметить, что христианство и ислам олицетворяют собой позднее подражание иудаизму, базируясь на Даровании Торы Народу Израиля. Но как зародилось это подражание? Проведем краткий экскурс в историю.

Христианство возникло около 2000 лет назад в одной маленькой секте евреев-еретиков, прислушивавшихся к распятому, считая его Богом в теле человека, однако, очевидно, им не удалось внушить своему народу веру в эту персону. Отчаявшись, сектанты принялись искать себе другую целевую аудиторию: гойим (неевреев).

Их новоиспеченный руководитель убедил всех, будто ему открылись очередные видения, благодаря которым христиане сняли с себя обязательства по соблюдению всех практических заповедей, исходя из цели привлечь в их новую религию неевреев, не желавших исполнять заповеди Торы.

Несмотря на это, христианская секта не смогла добыть себе достаточного количества верующих, стоя на пороге исчезновения до тех пор, пока трон в Риме не занял кесарь по имени Константин, присоединившийся к их вере, став тем, кто принялся насаждать христианство на территории всей Римской империи и в конечном счете – Европы.

Могущество Римской империи в мире было абсолютным, равно как и ее достижения в науках и философии. Предположительно, в тот период римляне начали отходить от примитивных верований предков, всех этих детских сказок о богах из плоти и крови, сидящих на облаках и под землей, плетущих между собой интриги и войны; римское сознание стало слабеть. Христианство теперь предложило римлянам гораздо более логичную веру, чем переданная им по наследству, и она помогла им снова объединиться.

Важно подчеркнуть следующее: для язычников, поклонявшихся до этого богам, имеющим физическое обличье, и служивших истуканам, – для них открытие существования единого предвечного и бесконечного Б-га, создавшего этот мир, стало огромным шагом вперед.

Наши святые писания придали тем людям весомую мудрость и мораль, не знакомые им ранее – они впервые услышали историю о сотворении мира, Адаме и Хаве, Каине и Авеле, Ноахе и Потопе, Вавилонской башне, происхождении рода человеческого, уничтожении Сдома и Аморы, Аврааме, Ицхаке и Яакове, Йосефе и его братьях, Моше и Аароне, выходе из Египта, Десяти заповедях, заповедях между человеком и человеком (например, забота о бедных, вдовах и сиротах) и так далее и тому подобное – вовлеченность в сюжеты Торы наделила их лучшим пониманием мироустройства и того, чего желал Вс-вышний от мира.

До определенного момента идолопоклонники были объяты анархической верой в эгоистичных богов, занятых коварством и личными счетами, богов, сбитых с толку, лишь изредка внимавших к людям, обращавшихся к ним с просьбами, и даже это делалось только из интереса. Соответственно, те люди оставались приверженцами содомитской этики, подразумевающей власть сильных, растаптывающих наиболее слабых из них на основании общей распущенности во всех отношениях.

Исключительно благодаря знакомству с Торой Израиля они соприкоснулись с великолепной идеей единства Бога и смысла творения, обнаружив, что все ангелы и прочие силы в мире действуют в гармонии – по предназначению и цели – и являются лишь посланниками, подчиняющимися Царю Царей, Святому, благословен Он. С тех пор они осознали, что существует ашгаха пратит (Личное Наблюдение) над каждым из людей, награда и наказание, моральные требования к человечеству, а также услышали, что «Вы – дети Господа, вашего Бога» (Дварим 14:1) и др. Данные идеи и понятия ускорили процесс их восприятия реальности, и неевреи были рады принять их без обязательного соблюдения заповедей.

Ислам

Мухаммад, придумавший исламскую веру приблизительно 1400 лет назад, основал ее на святых книгах евреев, и, подобно христианам, стремился отменить безусловность исполнения заповедей Торы, утвердив ограниченное количество иных постановлений собственного сочинения. Ишмаэлитяне в поколении Мухаммада были недалекими разобщенными племенами, служившими изваяниям и всевозможным божкам на протяжении тысяч лет до него. Те жрецы божеств, приносившие им в жертву людей, еще не поумнели, не отрекаясь от язычества своих отцов, будучи разделенными с ними суевериями и упованием на идолов.

Мухаммад, получив знания по еврейской Торе, начал внедрять среди ишмаэлитян первый принцип веры нашего иудаизма, веры в единого Б-га, создавшего мир и наблюдающего за ним, таким образом устранив других богов Его именем. Для варварских племен ишмаэлитян стало огромным продвижением открытие факта о том, что у мира есть Творец!

Немного правды

Важно помнить: христианство и ислам смогли повести за собой только идолопоклонников-обывателей. Несмотря на то, что предпринимались попытки по распространению обеих религий в Народе Израиля, ни христианам, ни мусульманам не удалось поменять вероисповедание евреев, ведь Народ Израиля мудрейший из всех мудрых и не променяет чистое золото на дешевые подделки из дерева и камня.

Однако по отношению к миллионам неевреев-язычников такой поворот стал невероятно значимым шагом к узнаванию части истины Торы. Как христианство, так и ислам пользовались нашим Танахом, обучив неевреев мудрости еврейских пророков. На их языки были переведены книги Иова, Мишлей и Коэлет и даже отрывки из Пиркей Авот!

Сказали наши мудрецы, благословенна их память: «Любые слова обмана, произнесение которых не начинают хотя бы с небольшой правды, недействительны» (Талмуд, трактат Сота 35:1). Ложь христиан и мусульман в первую очередь базируется на текстах нашей подлинной Торы, поэтому эта ложь состоялась и распространилась в большей степени, чем остальные мировые религии. Если случается различить в них зерна истины, точка отсчета та же самая, что дала эти зерна всему мировому наследию.

Кроме того, вышеупомянутые лукавые религии не требовали от неевреев соблюдения заповедей Торы и смены всего, что касается уклада жизни, таким образом без особого труда набрав популярность в «светском» мире идолопоклонников. Поскольку не было необходимости в никаких существенных правках, эти вероучения легко заняли свое место в очень отличающихся друг от друга странах и культурах, став неким объединяющим фактором.

По этой причине, в том числе когда скептики указывают на нелогичность одной и другой веры, все же они опасаются потерять их. Чувствуют, что, утратив надежду на христианство и ислам, они останутся без связи с Создателем мира.

Диспут раввина с католическим священником

Рав Яаков Сегаль, да продлятся его дни, рассказал мне, как однажды летал на самолете за пределами Израиля, и, к большому удивлению, его место оказалось рядом с католическим священником. Ирония сделала свое дело, и между ними завязалась оживленная беседа на английском языке. Рав имеет большой опыт в приведении доказательств и замечаний, и на протяжении многих часов он прояснял служителю церкви вранье, содержащееся в христианстве, ошибки Нового Завета и глобальное отсутствие закономерностей в основах их веры. В конце рейса, рассказал Рав, он был удивлен реакции собеседника. Священник очень разволновался и обратился к своему соседу в порыве смешанных чувств: «Тогда что Вы хотите, чтобы мы сделали?! Чтобы мы остались ни с чем? Раз Бог открылся вам при стоянии у горы Синай и даровал вам Тору, так почему бы Ему не поделиться чем-то и с нами? Какая Вам разница, что мы верим, будто Он послал нам распятого? Даже если не все правда, вера все же помогает нам соединяться со Всевышним!»

Видимо, у Рава не оставалось времени на то, чтобы поговорить с представителем христианского духовного сана о Семи заповедях сыновей Ноаха и о возможности быть добрым и праведным неевреем, необязательно христианином. Но при любом раскладе я выучил из этой истории важную аксиому о том, почему есть образованные христиане и мусульмане, продолжающие держаться за свою религию, невзирая на откровенные заблуждения и весомую путаницу. Дело в том, что, на их взгляд, оставление этих вероисповеданий сравнимо со сбрасыванием младенца в воду. Даже они замечают внутри своих ложных религий правдивые принципы нашего святого еврейства и боятся потерять эти крупицы, так как не желают официального присоединения к иудаизму и евреям взамен…

Что же будет в конце?

Вот причина, по которой христианство и ислам так распространены в мире и не сдают позиций, хотя в обоих учениях присутствует обман, пусть они и берут начало от подлинных основ нашей Торы.

Однако ситуация будет таковой не всегда. Рамбам писал о христианстве и исламе следующее:

(Из-за христианства и ислама) весь мир уже наполнился словами Машиаха, и словами Торы, и словами заповедей, и достигли слова эти далеких островов и множества бессердечных народов… а когда предстанет Царь Машиах на самом деле, и преуспеет, и поднимется, и будет править – сразу все они вернутся и узнают, что ложно действовали их предки и что их пророки и праотцы ввели их в заблуждение

(Законы Царей, глава 11).

В дальнейшем мы углубимся в идею избавления мира и поворота человечества к великой истине Торы.