Кто такой Аврам

Авраам бен Терах (אברהם אבינו; 1948—2123 гг. от Сотворения мира /1812—1637 гг. до н.э./) — великий мудрец, праведник и пророк, первый из праотцов народа Израиля.

В нем воплотилась душа первого человека — Адама (Седер адорот). По свидетельству мидраша, первым человеком должен был стать именно Авраам, но из опасения, что, если он согрешит, это уже некому будет исправить, Всевышний сотворил прежде Адама, — чтобы, если тот совершит грех, явился бы в мир Авраам и сумел бы искупить его (Берешит раба 14:6; Шохер тов 34).

Его дед Нахор был праправнуком Эвера, который, в свою очередь, был правнуком Шема и праправнуком Ноаха, родоначальника современного человечества.

Начало пути

Родился 10 тишрея 1948 года, в день Йом кипура. По другой версии, дата его рождения — 13 нисана (Рош ашана 10б-11а; Ягель либейну 40). Местом его рождения было междуречье Тигра (Хидекеля) и Евфрата — по ряду авторитетных мнений, город Кута (Рамбан, Берешит 11:28; Седер адорот). А некоторые считают, что он родился южнее, на противоположном берегу Евфрата, в городе Ур Касдим (Ибн Эзра, Берешит 11:26).

Его отцу Тераху, сыну Нахора, при его рождении было 70 лет (Берешит 11:26). Его мать звали Амтелай, дочь Карнево (Бава батра 91а; Сефер аяшар), а новорожденный получил имя Аврам (Берешит 11:26).

В царстве Нимрода

Незадолго до рождения этого сына Терах стал главным визирем царя Нимрода, который властвовал в тот период над всем человечеством. В ночь, когда ребенок появился на свет, астрологи и маги Нимрода увидели на небе знамение: большая комета стремительно пролетела по небосклону и «поглотила» четыре другие звезды. Астрологи предсказали царю, что родившийся ребенок достигнет небывалого величия, а его потомство навсегда унаследует «все четыре стороны света». Нимрод потребовал, чтобы Терах принес ему младенца, намереваясь безотлагательно умертвить опасного конкурента, — но чадолюбивый отец обманул его, подменив Аврама на новорожденного сына рабыни. Царь своей рукой размозжил младенцу голову, а затем щедро наградил Тераха за преданность. А тем временем Терах спрятал своего сына и его кормилицу в подземной пещере и из месяца в месяц обеспечивал их всем необходимым для жизни. Это многолетнее пребывание в тайном укрытии стало первым испытанием, которым Творец испытывал Аврама (Пиркей дераби Элиэзер 26; Сефер аяшар; Раши, Авот 5:3).

До десяти лет ребенок прожил в пещере. В три года он впервые «познал Творца» (Недарим 32а; Сефер аяшар; Седер адорот). Однажды, когда ему в первый раз разрешили выйти из пещеры к реке, он увидел восходящее солнце и решил, что это и есть Владыка мира. Он молился солнцу в течение всего дня, но вечером оно исчезло за горизонтом. Однако вместо него на небе появилась луна в сопровождении множества звезд — и Аврам заключил, что именно луна управляет всем на земле, а звезды являются ее слугами. В ту ночь ребенок молился луне — но утром она исчезла, и опять появилось солнце. Наблюдая всё это, Аврам пришел к выводу: в мире есть единая и высшая сила, которая создала и солнце, и луну, и его самого (Зоар 1, 86а). «Ребенок был совсем еще мал, когда начал глубоко задумываться, — пишет об этом периоде жизни праотца Авраама Рамбам. — Он размышлял днями и ночами и был поражен: как это возможно, что планеты и звезды непрерывно вращаются по своим орбитам, если нет никакого, кто бы их вращал, — ведь не могут же они вращать себя сами?! И не было у него наставника, и никто не мог направить его. Он был окружен примитивными звездопоклонниками: и его родители, и весь народ преклонялись перед созвездиями и различными природными силами, и он — вместе со всеми. Но сердце мальчика терзали сомнения — до тех пор, пока он не нащупал путь к истине, познав, что есть единственный Б-г, который приводит в движение небесные сферы, и что этот Б-г сотворил Вселенную, и нет в мире никакой силы, кроме Него. И он понял, что весь мир ошибается, преклоняясь перед силами природы и созвездиями» (Законы идолопоклонства 1:3).

В эти годы подданные царя Нимрода возводили гигантскую башню в городе Бавель (Вавилон). Это величайшее сооружение было призвано установить оккультную власть Нимрода не только над силами природы, но и над высшими духовными мирами (Санхедрин 109а; р. Хаим Виталь, Ликутей Тора; Эц Йосеф, Берешит раба 38:8; Мимаамаким 1). Более того, Нимрод объявил самого себя «Б-гом» и установил особый культ поклонения себе (Мидраш агадоль, Берешит 11:28; Оцар ишей аТанах, Нимрод). И только несколько благочестивых людей — Ноах, его сын Шем и праправнук Эвер — отдалились от всего человечества, сохранив веру в единого Творца (Сефер аяшар; Рамбам, Законы идолопоклонства 1:2).

В 1958 году (1802 г. до н.э.) десятилетний Аврам покинул свое убежище и поселился в доме Ноаха, где в течение 39 лет учился у него, а также у Шема и Эвера, перенимая сокровенную традицию, идущую от первого человека — Адама (Сефер аяшар; Кузари 1:95; Зоар хадаш 22; Седер адорот).

В 1996 году /1764 г. до н.э./ подданные царя Нимрода, подчиняясь воле Творца, были вынуждены прекратить строительство вавилонской башни — и они расселились «по лицу земли» (Берешит 11:8—9; Седер олам раба 1; Седер олам зута 1:2). В том же году, в возрасте сорока восьми лет, Аврам пережил глубокое духовное озарение, связанное с постижением абсолютной власти Творца над миром (Берешит раба 64:4; Седер адорот).

А год спустя, в 1997 году /1763 до н.э./, Аврам покинул общину Ноаха. В 1998 году, в возрасте пятидесяти лет, он возвратился в Ур Касдим, в дом отца, который по-прежнему оставался главным визирем и полководцем царя Нимрода (Сефер аяшар; Седер адорот). Вместе с тем, Терах являлся жрецом вавилонских культов: в его доме изготовляли и продавали идолов (Берешит раба 38:13; Оцар ишей аТанах, Терах).

Однажды в отсутствие отца Аврам разбил всех многочисленных божков и идолов, наполняющих его дом, кроме самого крупного, и вложил молоток в его каменную руку. Когда отец вернулся, Аврам объяснил ему, что идолы передрались из-за порции хлебного приношения — и самый большой из них всех побил. «Ты смеешься надо мной! — возмутился Терах. — Разве есть в этих изваяниях дух жизни? Ведь они изготовлены по моему заказу из дерева и камня — они ничего не чувствуют и не знают!» «Вслушайся сам в то, что ты говоришь!» — подловил его на слове Аврам. И Терах пожаловался на сына-вольнодумца царю Нимроду. По приказу царя Аврама заключили на десять дней в темницу, а затем привели на суд. Увидев Аврама, астрологи и маги Нимрода сказали ему, что это и есть тот самый человек, о рождении которого они предупреждали пятьдесят лет назад. И тогда Терах признался, что из жалости к сыну скрыл его от царя (Сефер аяшар; Берешит раба 38:13; Седер адорот).

«Если ты не хочешь поклоняться каменным богам, поклонись огню, — приказал Авраму Нимрод, — ведь огонь — величайшая сила в мире». «Вода заливает огонь», — возразил ему Аврам. «Тогда поклонись облакам, приносящим воду», — приказал Нимрод. «Ветер разгоняет облака», — возразил ему Аврам. В конце концов, Нимрод приказал бросить его в огонь, чтобы доказать, что огонь сильнее невидимого Б-га Аврама (Берешит раба 38:13). Вокруг огромной печи, в которой был разведен невиданной силы огонь, собралось около девятисот тысяч зрителей, а женщины и дети заполнили крыши города, тоже наблюдая за этим зрелищем. По приказу царя с Аврама сорвали одежду, обнажив его до пояса, связали его руки и ноги веревками и бросили его в печь. Но сгорели только веревки, которыми он был связан, — а его одежда и плоть не пострадали. Он ходил по печи на глазах у слуг царя (Сефер аяшар; Седер адорот). Комментаторы Торы поясняют, что Аврам вошел в огонь, чтобы своей смертью освятить Имя Творца, — хотя он и не понимал расчеты Небес: почему он должен погибнуть вместо того, чтобы нести в мир свет веры. Но поскольку он сумел преодолеть свои естественные сомнения, для него было совершено чудо, изменившее естественный порядок вещей (Михтав меЭлияу т.2 стр. 118—119, т.3 стр. 198). И это стало вторым жизненным испытанием, в котором выстоял Аврам (Пиркей дераби Элиэзер 26; Раши, Авот 5:3).

При этой казни присутствовал брат Аврама — Аран. До того как Аврама бросили в огонь, Аран выжидал, говоря себе: «Если Аврам выйдет победителем, то я на его стороне. А если Нимрод победит, я на его стороне». А когда Аврам был чудом спасен, у Арана спросили: «На чьей ты стороне?» «На стороне Аврама». И тогда его бросили в огонь — и он сгорел, ведь чудеса совершаются только для тех, кто жертвует собой, не рассчитывая на спасительное чудо (Берешит 11:28; Берешит раба 38:13, Эц Йосеф).

На третий день казни, убедившись, что огонь не в силах справиться с Аврамом, Нимрод приказал извлечь его из печи, но слуги царя не смогли даже приблизиться к печи из-за великого жара, и некоторые из них сгорели. И тогда Нимрод обратился к самому Авраму: «Выходи, служитель Б-га, который на Небесах!» (Сефер аяшар; Седер адорот).

После неудавшейся казни Нимрод вручил Авраму множество даров, и среди них двух рабов, один из которых — Элиэзер, сын Нимрода от рабыни, стал близким учеником Аврама. В те дни вокруг Аврама собралось около трехсот учеников, перенимавших от него пути служения единому Б-гу (Сефер аяшар; Седер адорот; см. также Таргум Йонатан, Берешит 14:14; Йома 28б). И отец Аврама, Терах, тоже перешел на его сторону и стал его последователем (Зоар 1, 77б).

Вскоре после спасения из огненной печи пятидесятилетний Аврам женился на своей племяннице Сарай, дочери погибшего в огне Арана, которая была на десять лет моложе его (Берешит 11:29; Санхедрин 69б; Сефер аяшар). Сарай была одной из самых красивых женщин за всю историю человечества (Мегила 15а), она обладала исключительной скромностью и нравственной чистотой (Бава меция 87а; Берешит раба 58:1). Но позднее выяснилось, что она бесплодна (Берешит 11:30; Йевамот 64б).

Спустя два года Авраму стало известно, что царь Нимрод направил к нему своих стражников, чтобы, следуя совету астрологов, наконец, с ним расправиться. В течение месяца Аврам скрывался у своих наставников Ноаха и Шема, а затем бежал вместе с отцом Терахом, женой Сарай и племянником Лотом, сыном Арана, по направлению к земле Кнаан — подальше от Вавилона, где правил Нимрод (Берешит 11:31; Сефер аяшар). И это было третьим испытанием Авраама: ведь человеку тяжело покидать родные места, где он прожил в течение многих десятилетий (Пиркей дераби Элиэзер 26; Раши, Авот 5:3).

Из Харана — в Кнаан

По пути они задержались на севере Междуречья, в земле Харан, где вокруг Аврама собралась большая группа учеников: он обучал мужчин, а Сарай — женщин (Авот дераби Натан; Берешит раба 39:14; Раши, Берешит 12:5). По определению Талмуда, в этом 2000-ом году от Сотворения мира (1760 г. до н.э), когда пятидесятидвухлетний Аврам стал открыто проповедовать веру в единого Б-га, Творца Вселенной, завершились два тысячелетия «хаоса» и начались два тысячелетия Торы (Авода зара 9а).

В 2003году /1757 г. до н.э./ в возрасте 55 лет Аврам впервые пришел в землю Кнаан (Сефер аяшар; Седер адорот). В 2006году /1754 г. до н.э./, на третий год его пребывания в Кнаане, умер старейший из наставников Аврама — Ноах (Берешит9:29; Сефер аяшар; Седер адорот). После смерти старейшины человечества Аврам стал одним из общепризнанных глав своего поколения. Вокруг него сплотилось множество учеников, и он обучал их на святом языке иврите, на котором говорили первые люди — Адам и Хава, а также Ноах, Шем и Эвер (Седер адорот).

Жители Кнаана называли Аврама «עברי — иври» (еврей) (Берешит 14:13), ведь слово עבר (эвер) означает«противоположный берег реки», а иври — это «человек с того берега», т.е.чужеземец, пришедший в страну Кнаан из Харана, с противоположного берега реки Евфрат (Берешит раба 42:6; Раши, Берешит 14:13). По иной версии, Аврама называли иври — евреем, потому что «весь мир был на одном берегу, а он (и его ученики) — на другом» (Берешит раба 42:6). К тому же, словом иври называли учеников и последователей мудреца Эвера, — а Аврам был величайшим из них (Берешит раба 42:6;Кузари 1:95; Сефорно, Берешит 10:21).

В 2008 году /1752 г. до н.э./ Аврам был все же схвачен по приказу царя Нимрода и в течение десяти лет находился в заточении: три года в городе Кута и семь лет в Карду, в горах Армении (Бава батра 91а, Рашбам;Седер адорот). В эти годы произошли важные исторические события, вскоре отразившиеся на судьбе Аврама: в 2013 году /1747 г. до н.э./ разразилась война между Нимродом, правящим в Шинаре (Вавилоне), и Кедарлаомером, царем Элама, который в период строительства вавилонской башни был одним из полководцев Нимрода, а затем отделился от него. И хотя армия Нимрода состояла из семи тысяч человек, а войско Кедарлаомера — всего из пяти, царь Элама одержал убедительную победу, а Нимрод, потерявший в бою своего сына Мирдона и около шестисот воинов, был вынужден признать его верховную власть (Сефер аяшар, Лех).[1]

В2018 году /1742 г. до н.э./, после крушения империи царя Нимрода, семидесятилетний Аврам возвратился в Кнаан. 15 нисана того же года он удостоился своего первого пророчества, в котором Творец обещал даровать ему многочисленное потомство, а спустя четыреста лет передать землю Кнаан во владение его потомству (Берешит 15:1—20; Седер олам раба 1 и 5; Пиркей дераби Элиэзер 28; Тосафот, Брахот 7б). В этом пророческом откровении Творец показал Авраму переход его потомков — евреев — через расступившееся Тростниковое море, дарование Торы у горы Синай и иерусалимский Храм. Но Он показал ему и четыре царства, которым евреи будут подчинены в течение своей истории: Вавилон, Персию, Грецию и Эдом (Рим). Аврам молился перед Творцом, чтобы избавить своих сынов от этих грядущих бед. И тогда Всевышний повелел ему избрать для своих потомков путь искупления их будущих грехов: либо посмертные муки Геинома, либо подчинение четырем царствам в этом мире — и Аврам избрал изгнание и подчинение четырем царствам. А по версии ряда мидрашей, четвертое царство, показанное Авраму, — это власть потомков Ишмаэля, а затем произрастет царство Машиаха (Пиркей дераби Элиэзер 28; Берешит раба 44:21; Шохер тов 52).

После этого пророчества Аврам вновь вернулся в землю Харан, где оставались его отец и родные, и провел там еще пять лет. И опять вокруг него собралась община, включающая более семидесяти учеников (Седер олам раба 1; Сефер аяшар;Авода зара 9а). Одной из основных составляющих его учения было представление о посмертной жизни человеческой души, а также о переселении душ, переходящих из одного земного воплощения в другое. И поэтому об его учениках сказано в Торе: «души, которые они (Аврам и Сарай) сделали в Харане» (Берешит12:5) — т.е. люди, которые благодаря ним обрели веру в бессмертие своей души (Р. Менаше бен Исраэль Нишмат хаим 4:21).

В кабалистической книге Сефер Йецира (Книга Творения) повествуется, что Аврам, не ограничиваясь знаниями, полученными от своих великих наставников, самостоятельно исследовал окружающий мир и свою внутреннюю природу. Поднимаясь со ступени на ступень, он сумел постичь тайну сотворения мира с помощью двадцати двух букв еврейского алфавита, и он мог создавать, а, возможно, и создавал человеческие существа — и на это тоже намекают слова Торы: «души, которые они сделали в Харане». И лишь когда Аврам дошел до предела постижения, возможного с помощью самостоятельного исследования, ему открылся Творец и заключил с ним вечный союз, избрав его в родоначальники еврейского народа (Сефер Йецира 6:7, Раза дейецира; см. также Берешит раба 61:1; Кли якар, Берешит 1:1; Хохма умусар 1, 445).

И вот, в 2023 году /1737 г. до н.э./, когда Авраму было семьдесят пять лет, он вновь удостоился пророческого откровения, в котором Творец повелел ему: «Уходи из своей страны, со своей родины, из дома твоего отца, в землю, которую Я тебе укажу…» (Берешит 12:1). Следуя этому повелению, Аврам навсегда оставил Харан и, взяв с собой Сарай, ее брата Лота и всех своих учеников, возвратился в Кнаан. Возглавляемый им караван прошел от Шхема к югу страны по направлению к горе Мория, где находился жертвенник Адама и Ноаха. Но в стране свирепствовал голод, вызванный тяжелейшей засухой, и Аврам был вынужден повернуть в сторону Египта, где, по доходившим до него сведениям, оставался хлеб (Берешит 12:1—10;Рамбани р. Бехайе, Берешит 12:9—10). И это было четвертым испытанием, в котором устоял Аврам, — ведь он даже мысленно не упрекнул Всевышнего, направившего его в страну Кнаан, где невозможно отыскать пропитание(Пиркей дераби Элиэзер 26; Берешит раба 40:2; Раши, Берешит 12:10).

Египтом в тот период правил Рикъён из земли Шинар, прозванный египтянами Паро (Фараон).Чиновники Паро доставили сохранившую красоту своей юности Сарай к нему во дворец. А Аврам получил многочисленные дары, так как он выдавал себя за ее брата. Такая предосторожность была необходима потому, что среди окружающих народов было принято приводить к царям очень красивых женщин, а их мужей убивать по какому-либо ложному обвинению (Берешит 12:14—16, Рамбан; Берешит раба 45:4; Сефер аяшар). И это было пятым испытанием, которым Творец испытывал Аврама (Пиркей дераби Элиэзер 26; Раши, Авот 5:3).

В ту ночь, пятнадцатого нисана 2023 года, Паро не сумел приблизиться к Сарай, поскольку в ответ на ее мольбу о защите ангел Всевышнего поразил его и всех слуг болезнью раатан, которая делает близость невозможной. И тогда Сарай открыла ему, что она жена Аврама, и Паро возвратил ее мужу, а также отдал ей в служанки свою дочь Агарь, рожденную одной из его наложниц (Берешит 12:17—19;Пиркей дераби Элиэзер 26; Берешит раба 41:2, 45:1). В кабалистической книге Зоар объяснено: Всевышний вершит всё, происходящее в мире, заранее зная, что случится в будущем. И Он часто осуществляет некое событие в настоящем, чтобы в будущем повторить его в более совершенной форме.Так и в данном случае: как в ту ночь, пятнадцатого нисана, Всевышний избавил Сарай из плена, поразив египетского царя и его слуг, — так в будущем, пятнадцатого нисана 2448 года, Он избавит потомков Сарай из египетского рабства, поразив Египет десятью казнями (Зоар 1, 82а).

Во время пребывания в Египте Аврам вступил в тесный контакт с египетскими жрецами, которые в совершенстве владели «нижними уровнями мудрости», связанными с магией и колдовством. Аврам «спустился до их глубин и познал их, но не прилепился к ним, а вернулся к своему Владыке» (Зоар 1, 83а). В свою очередь, египетские жрецы переняли от него учение о посмертной жизни и переселении душ из одного тела в другое. А от них много веков спустя эти представления перешли к древним грекам (Нишмат хаим 4:21).

25 лет в Хевроне

По истечении трех месяцев, проведенных в Египте, Аврам и его спутники возвратились в Кнаан. Аврам разбил свой шатер в дубраве Мамре, возле города Хеврона, а его племянник Лот кочевал в долине реки Иордан, а затем поселился в городе Сдоме (Берешит 13:1—18; Седер олам раба 1). И как только Аврам отделился от Лота, не обладавшего необходимым духовным совершенством и чистотой, к нему вернулась сила пророчества. Всевышний вновь обещал Авраму, что дарует ему потомство, многочисленное, как песчинки земли, а затем навечно отдаст его потомкам всю страну Кнаан (Берешит 13:14—16; Зоар 1, 85а). После этого обещания Аврам возвратился к супружеской жизни с Сарай — ведь прежде, убедившись, что она бесплодна, он на много лет отдалился от нее (Берешит 13:18, Мусаф Раши; Оцар ишей аТанах, Сара).

В том же 2023 году к долине Иордана подступило войско четырех союзных царей, возглавляемое Кедарлаомером, царем Элама, и Нимродом-Амрафелем, царем Шинара (Вавилона). Кедарлаомер пришел в Кнаан, чтобы восстановить свою власть над жителями Сдома и четырех окрестных городов, отказавшихся платить ему дань. Общая численность его армии составляла около восьмисот тысяч воинов. Решающая битва произошла в долине Сидим, где теперь расположено Мертвое море, и Кедарлаомер одержал победу. Его войска ворвались в Сдом и окрестные города, разграбили их, а всех жителей угнали в рабство — в том числе и Лота, племянника Аврама (Берешит 14:1—12; Седер олам раба 1; Сефер аяшар).

Нимрод-Амрафель ввязался в эту войну в первую очередь ради того, чтобы расправиться с Аврамом, который стремился отвратить от идолопоклонства весь мир и распространял веру в единого Б-га. Захватив в плен Лота, он ошибочно заключил, что это и есть Аврам, так как дядя и племянник были внешне очень похожи, — но потом ошибка открылась (Зоар 1, 86б). И все же союзники рассчитывали, что, поскольку Лот и его семья находятся у них в плену, Аврам попытается спасти своего племянника и сам попадет к ним в руки (Эц Йосеф, Берешит раба 42:1).

И действительно, узнав о пленении Лота, Аврам сразу же собрал отряд, состоящий из 318 его учеников и его союзников-кнаанцев, и ночью неожиданно напал на лагерь четырех царей, уничтожив его почти полностью (Берешит 14:14—15; Сефер аяшар). В книге Зоар объяснено, что, когда Аврам пустился в погоню за могучим войском Кедарлаомера, ему и в голову не приходило вступать в сражение с многократно превосходящим по численности противником, потому что человеку не следует полагаться на чудо. Он взял с собой значительный запас серебра, чтобы выкупить Лота, а если не получится, то умереть в плену вместе с ним. Но когда Аврам настиг войско четырех царей, он почувствовал удивительную Б-жественную поддержку, и Всевышний поразил врагов перед ним (Зоар 1, 112б). Это было шестым жизненным испытанием, в котором выстоял Аврам (Пиркей дераби Элиэзер 27; Раши, Авот 5:3).

Подобно тому как Аврам спасся от четырех царей и ему было даровано великое избавление, так и в будущем четыре царства попытаются уничтожить народ Израиля. Но благодаря Всевышнему к евреям придет в конце времен великое избавление. Ведь все, что произошло с праотцами, это знак для их потомков (Берешит раба 42:2, Матнот кеуна; Рамбан, Берешит 14:1).

Возвращаясь с поля сражения, Аврам посетил город Шалем (будущий Иерусалим), в котором правил его любимый наставник Шем, царствовавший под именем Малки-Цедек (Берешит 14:18, Раши; Пиркей дераби Элиэзер 27). Аврам вручил Шему, который был коэном — служителем Всевышнего, десятину (маасер) от всей своей военной добычи, а угнанных четырьмя царями пленников и их имущество отослал в Сдом (Берешит 14:18—23). В ходе продолжительных совместных занятий Шем открыл Авраму законы, связанные с будущим служением первосвященника в Храме (Берешит раба 43:6).

После этой победы над четырьмя царями жители Кнаана устроили Авраму пышное чествование. Они возвели огромный помост из кедровых досок, усадили на него Аврама и прославляли его: «Ты — правитель, избранный для нас Б-гом! Ты — наш царь и владыка!» Аврам ответил им, что в мире есть всего Один Царь и Владыка (Берешит раба 42:5, Раши). И с тех пор все правители Кнаана признали верховный авторитет Аврама и его власть над собой (Эц Йосеф на Берешит раба 42:5).

По возвращении в Хеврон Аврам удостоился нового пророчества, в котором Творец еще раз обещал ему многочисленное потомство (Берешит 15:4—5; Сефер аяшар). Аврам очень боялся, что среди тех, кого он убил на этой войне, был хотя бы один праведник или просто богобоязненный человек, которого четыре царя насильно призвали в свои войска, — и из-за этого он мог утратить все свои заслуги, связанные с тем, что приближал людей к Б-гу. И Всевышний успокоил его, сказав, что все прежние обещания остаются в силе (Берешит раба 44:4, Эц Йосеф; Зоар 1, 88б; Раши, Берешит 15:1). И тогда Аврам, который был великим знатоком астрологии, возразил Творцу: «Я видел по звездам, что у меня никогда не будет детей». В ответ Всевышний вывел его из-под власти созвездий и законов природы, которым подчинено подавляющее большинство человечества (Шабат 156а; Зоар 3, 216б). Всевышний пояснил Авраму: «Ты — пророк, а не астролог», — ведь астролог может лишь постичь будущее, предопределенное расположением звезд, но не в силах ничего изменить, а пророк настолько близок к Творцу, что своей молитвой может изменить мазаль — предопределенное течение событий. Творец открыл своему пророку, что в ознаменование его нового высочайшего духовного уровня, Он изменит его имя: «У Аврама (אברם) не может родиться сын, но у Авраама (אברהם) — родится!» (Танхума, Шофтим 11; Берешит раба 44:10 и 44:12, Эц Йосеф; Раши и Рамбан, Берешит 15:5). И в том же пророческом откровении Всевышний вывел Аврама «за пределы Вселенной» — т.е. вывел его сознание за пределы материального мира, ограничивающего духовное постижение и скрывающего от человека всевластие Б-га (Берешит раба 44:12, Эц Йосеф и Маарзо; Раши, Берешит 15:5). Это глубочайшее пророческое откровение стало седьмым испытанием, которое выдержал Аврам (Пиркей дераби Элиэзер 28): он безоговорочно поверил в обещание Всевышнего, даже зная, что в рамках законов природы оно осуществиться не сможет (Михтав меЭлияу т.3, стр.70).

Но в течение десяти последующих лет детей у Аврама и Сарай по-прежнему не было. И тогда в 2033 году /1727 до н.э./ Сарай отдала Авраму в жены свою служанку Агарь, чтобы в их семье все же появился ребенок (Берешит 16:1—3; Седер олам раба 1). «Счастлива ты, что соединяешься с таким святым человеком», — сказала Сарай своей служанке (Берешит раба 45:3). 13 нисана 2034 /1726 до н.э./, когда Авраму было уже 86 лет, у него родился первый сын, названный именем Ишмаэль (Берешит 16:15—16; Ягель либейну), — и в первые годы Сарай любила его как своего сына (Оцар ишей аТанах, Сара).

Ровно через тринадцать лет после рождения Ишмаэля, 13 нисана 2047 года /1713 до н.э./, Аврам получил новое пророчество: теперь Всевышний, действительно, изменил его имя на Авраам, а имя Сарай — на Сара, запретив использовать прежние имена, и сообщил, что через год Сара родит сына, которого следует назвать именем Ицхак. И хотя от Ишмаэля также произойдет великий народ, Свой союз Творец будет хранить именно с потомством сына от Сары, а не с потомками Ишмаэля. В знак вечного союза, заключенного между Творцом и потомками Авраама от Сары, ему было заповедано совершить обрезание, а в последующих поколениях делать обрезание каждому ребенку мужского пола на восьмой день от рождения. И без промедления «были обрезаны Авраам, его сын Ишмаэль и все его домочадцы» (Берешит 17:1—26; Седер адорот). Обрезание Аврааму выполнил его наставник Шем, который был в то время его гостем (Ялкут Шимони, Лех 80, Зайт раанан). Обрезание, совершенное в возрасте девяноста девяти лет, стало восьмым испытанием, которое прошел Авраам (Пиркей дераби Элиэзер 29; Раши, Авот 5:3).

На третий день после обрезания, 15 нисана 2047 года, к Аврааму в дубраву Мамре зашли трое путников, которые в благодарность за гостеприимство предсказали, что через год у него и Сары родится сын (Берешит 18:1—10, Раши; Седер олам раба 5; Бава меция 86б; Берешит раба 48:12, Эц Йосеф и Маарзо). И Авраам понял, что это были ангелы, посланные Всевышним для того, чтобы оповестить Сару (Зоар 1, 104а). Однако сама Сара, посчитавшая гостей обыкновенными странниками, только недоверчиво рассмеялась (Берешит 18:12, Рамбан), — но в тот же день после многолетнего перерыва к ней возвратились месячные (Бава меция 87а).

А когда Авраам проводил своих гостей в сторону Сдома, ему открылся Всевышний и сообщил, что собирается уничтожить Сдом и еще четыре окрестных города, потому что их жители погрязли в грехах (Берешит 18:16—22). Сдом и другие города долины реки Иордан были основаны еще в 1996 году /1764 г. до н.э./, когда подданные царя Нимрода прекратили строительство вавилонской башни и рассеялись по земле (Тосафот, Шабат 10б; Ягель либейну). Эти города отличались особыми законами и обычаями. Так, у них существовал праздник, во время которого все жители долины собирались на большом, заросшем травами, поле и в течение четырех дней предавались разврату: человек видел свою жену или дочь в руках другого мужчины, но не возражал ни слова (Сефер аяшар). Однажды ученик Авраама, Элиэзер, пришел в Сдом, чтобы навестить Лота, и один из местных жителей ударил его камнем по голове, а когда обильно полилась кровь, потащил его к сдомскому судье Шереку. Судья повелел Элиэзеру заплатить за удар, так как, согласно закону Сдома, человек, которого избили до крови, должен был заплатить своему обидчику крупную сумму за то, что тот сделал ему кровопускание, очистив организм от «дурной» крови. Тогда Элиэзер схватил с земли камень, ударил Шерека по голове и сказал: «Если уж у вас такой закон, то пусть судья заплатит причитающуюся мне за этот удар сумму тому, кто меня ударил!» — и продолжил свой путь (Санхедрин 109б; Сефер аяшар; Седер адорот). Всякая благотворительность была строжайше запрещена. Дочь Лота, Плотит, тайно подкармливала хлебом и водой нищего странника. Ее выследили и сожгли на костре (Пиркей дераби Элиэзер 25; Сефер аяшар). А когда еще одна девушка из городка Адма, расположенного недалеко от Сдома, накормила путника, горожане, вымазав ее тело медом, привязали ее возле пчелиного улья — крик этой девушки дошел до Небес, и Всевышний направил своих ангелов, чтобы уничтожить Сдом и все города долины (Санхедрин 109б; Сефер аяшар; Зоар 1, 106б).

Узнав об участи Сдома, Авраам стал просить Всевышнего пощадить жителей долины в заслугу живущих там праведников. И Творец обещал ему, что если там найдется хотя бы десять праведников, ради них будут помилованы все остальные жители (Берешит 18:23—32). Но и десяти праведников не нашлось. Рано утром 16 нисана 2047 года /1713 до н.э./ Сдом, Амора и окрестные города были уничтожены землетрясением и погребены под огненной лавой. Чтобы не причинять боль Аврааму, ангелы вывели из Сдома лишь Лота и двух его незамужних дочерей (Берешит 19:24—25, 29—30; Седер адорот).

После того как Авраам получил от Всевышнего заповедь обрезания, он стал выполнять и все другие повеления и запреты Торы, хотя они ему и не были заповеданы (Зоар 3, 13б; Оцар ишей аТанах, Авраам). Он соблюдал также все постановления и ограничения, которые будут впоследствии введены мудрецами Торы, — например, запреты мудрецов, призванные оградить от нарушения Субботы (Кидушин 82а; Йома 28б; Берешит раба 64:4, 95:3; Раши, Берешит 26:5). По объяснению комментаторов, Авраам постиг пророческим видением (руах акодеш) не только сами заповеди, но и их сокровенный смысл и все тайны Торы (Рамбан, Берешит 26:5). А согласно определению основателя хасидизма Бешта, праотец Авраам «постиг духовные корни каждой из заповедей» — как именно каждая из них оживляет человеческую душу и воссоединяет ее с Творцом (Дегель махане Эфраим 96).

В Граре и Беэр-Шеве

Вскоре после уничтожения Сдома и других городов долины столетний Авраам покинул Хеврон, где прожил 25 лет, и разбил шатер на юге страны, у города Грара, столицы палестинского царя Авимелеха.[1] И подобно тому, как это произошло в Египте, Сару, которая и в девяносто лет оставалась красавицей, забрали в царский дворец. Но в тот же вечер Авимелех, задремавший на своем троне, увидел сон, в котором Творец под страхом смерти запретил ему приближаться к Саре и повелел возвратить ее мужу, — и наутро это повеление было исполнено (Берешит 20:1—14; Сефер аяшар).

Через четыре месяца после того, как Авраам и Сара поселились около Грара, в полдень 15 нисана 2048 года /1712 года до н.э./ у них родился сын, которому было дано имя Ицхак. Лицо младенца было удивительно похоже на сияющее внутренним светом лицо Авраама (Берешит 21:2—3; Рош ашана 10б-11а; Сефер аяшар; Берешит раба 53:6; Седер олам зута 1:3).

В том, что столетний старик произвел потомство, не было ничего чудесного, так как «и в наших поколениях люди, сохранившие свежесть, производят детей в девяносто и в сто лет, и уж тем более в дни Авраама, — ведь он еще не миновал двух третей своей жизни, и еще через сорок лет после этого у него родились многочисленные дети от Ктуры». А чудо заключалось в том, что женщина, от которой у него не было детей даже в молодости, родила от него сейчас, когда ему было сто лет, а ей девяносто, и у нее на много лет прервался женский месячный цикл (Рамбан, Берешит 17:17). Но и это было скрытое чудо, поскольку и у женщин способность к деторождению иногда сохраняется даже в очень преклонном возрасте (Р. Бехайе, Берешит 17:1).

В 2050 году, в день, когда ребенок был отнят от груди, Авраам устроил большой пир, на который пригласил своих наставников Шема и Эвера, своего отца Тераха и брата Нахора, а также царя Авимелеха и его военачальника Пихоля. По окончании этого пира отец и брат остались у него в гостях на долгие дни (Берешит 21:8; Сефер аяшар; Седер адорот).

Вскоре после рождения Ицхака изменилось отношение Сары к Ишмаэлю, старшему сыну Авраама: с тех пор его перестали называть по имени, а только «сыном служанки» (Зоар 1, 118б). Когда все радовались рождению Ицхака, он говорил: «Я — первенец, и мне причитается двойная доля наследства» (Берешит раба 53:11). Через год после рождения Ицхака пятнадцатилетний Ишмаэль начал приносить в дом изображения идолов, — он забавлялся ими и служил им так, как видел на улице (Танхума, Шмот 1; Шмот раба 1:1). А вскоре после пира по случаю отнятия Ицхака от груди Сара заметила, как Ишмаэль строит жертвенные возвышения, ловит саранчу и приносит ее в жертву идолам. А поскольку саранчу вообще не принято приносить в жертву, Ишмаэль делал вид, что просто забавляется, — ведь он боялся отца. И еще Сара видела, как Ишмаэль берет лук и запускает стрелы в сторону Ицхака, пытаясь хитростью, как бы во время игры, убить его (Тосефта, Сота 5:7, 6:3; Берешит раба 53:11, Радаль и Эц Йосеф; Пиркей дераби Элиэзер 30; Рамбан, Берешит 21:9). И тогда Сара потребовала, чтобы Авраам изгнал из дома Ишмаэля и его мать, а Всевышний в пророческом откровении повелел ему, чтобы он последовал словам Сары (Берешит 21:10-12).

В 2051 году /1709 г. до н.э./ Авраам выслал из дома Ишмаэля и Агарь, снабдив их мехом воды и хлебом (Берешит 21:14; Ягель либейну). Изгнание Ишмаэля стало девятым жизненным испытанием, которое прошел Авраам, и из пережитых им бед, эта была тяжелее всех (Пиркей дераби Элиэзер 30; Раши, Авот 5:3).

Авраам возненавидел Ишмаэля за то, что тот вступил на путь зла, и, изгоняя, даже не снабдил его запасом одежды и провианта (Танхума, Шмот 1; Шмот раба 1:1). Возможно, Авраам увидел в пророческом откровении, как в будущем потомки Ишмаэля возненавидят потомков Ицхака, и не будет в мире народа, который бы ненавидел Израиль, как сыны Ишмаэля, — и поэтому Авраам повел себя с ним как с врагом и дал ему только хлеба и воды, подобно написанному (Мишлей 25:21): «Если голоден твой враг, то накорми его хлебом, а если он жаждет — напои водой» (Р. Бехайе, Берешит 21:14).

Несколько лет спустя Авраам все же навестил Ишмаэля, который поселился в пустыне Паран и женился на девушке из Египта по имени Мерива (Берешит 21:20-21; Сефер аяшар). В день, когда Авраам разыскал шатер Ишмаэля, тот был на охоте в пустыне. Не слезая с верблюда, Авраам попросил у Меривы немного воды и хлеба, но она, лживо скосив глаза, отвечала, что ни хлеба, ни воды в доме нет. Тогда Авраам попросил передать Ишмаэлю, что приезжал старик из земли палестинцев и посоветовал ему сменить опорный колышек, на котором держится его шатер. Ишмаэль понял намек отца: он отослал Мериву в Египет и взял себе другую жену по имени Петума, происходящую из семьи Авраама. Через три года Авраам вновь навестил шатер сына. Ишмаэль снова был далеко в пустыне, но его новая жена сразу же, даже не дожидаясь просьбы, напоила Авраама и уговорила его, чтобы он поел и отдохнул с дороги. Прощаясь, Авраам попросил передать ее мужу, что старик, приезжавший из страны палестинцев, сказал: «Опорный колышек, на котором держится твой шатер, очень хорош — не меняй его». Возвратившись, Ишмаэль очень обрадовался словам отца и понял, что Авраам все еще его любит. Взяв жену и детей, Ишмаэль сразу же отправился с ними в землю палестинцев и, раскаявшись во всех своих прошлых прегрешениях, поселился рядом с шатром отца (Пиркей дераби Элиэзер 30; Бава батра 16б; Сефер аяшар; Седер адорот).

В 2074 году /1686 г. до н.э./ Авраам и его семья покинули землю палестинцев, где прожили 26 лет, и вновь отправились в сторону Хеврона. По пути, возле одного из колодцев, вырытых Авраамом, их догнали палестинский царь Авимелех и его военачальник Пихоль, которые приехали к Аврааму, чтобы заключить с ним союз на вечные времена. Стоянка, на который обе стороны поклялись друг другу в верности, была названа Беэр-Шева (Колодец Клятвы). Авраам остался в этом месте на долгий срок (Берешит 21:22—34; Берешит раба 54:6; Сефер аяшар; Седер адорот).

Около колодца Авраам разбил обширный сад и насадил виноградник. У перекрестка дорог он построил большой постоялый двор с четырьмя воротами — с каждой из сторон света. Постоялый двор Авраама всегда был открыт для любого путника, который мог там омыться, утолить голод и жажду, переночевать, а затем продолжить свой путь. И если у странника истрепалась одежда, ему дарили новую, а нуждающихся снабжали деньгами (Сефер аяшар, Ваера; Берешит раба 54:6; Шохер тов 110; Зоар 1, 102б). Когда же гости прощались и благодарили Авраама, он говорил: «Разве вы моё ели? Вы ели то, что принадлежит Владыке мира. Так благодарите и прославляйте Творца Вселенной!» (Сота 10аб). И он обращался к сердцу каждого человека — даже люди, отягощенные многими прегрешениями, очищались и раскаивались рядом с ним (Оцар ишей аТанах, Авраам). Помимо случайных путников и странствующих торговцев, к Аврааму приходили за советом правители и знатные люди из многих стран — они почитали его величайшим астрологом своего времени и искали его совета (Бава батра 16б).

Каждое утро Авраам начинал с молитвы, обращенной к Творцу, — и этот его обычай был впоследствии воспринят всем народом Израиля (Брахот 26б). Его молитва имела определяющее воздействие на мир: больные, об исцелении которых он просил, исцелялись, бесплодные женщины получали возможность рожать — и даже корабли в далеких морях спасались от бури в его заслугу (Берешит раба 39:11; Ялкут Шимони, Лех 64).

В 2083 году (1677 г. до н.э.) умер отец Авраама Терах, которому исполнилось уже двести пять лет, и Авраам посетил землю Харан, чтобы принять участие в погребении (Берешит 11:32; Седер олам раба; Берешит раба 58:5, Эц Йосеф и Анаф Йосеф; Седер олам зута 3:9).

Жертвоприношение на горе Мория

Два года спустя, когда Авраам уже возвратился в страну Кнаан, Всевышний повелел ему в пророческом откровении: «Возьми своего сына, своего единственного, которого любишь, — Ицхака, и пойди в землю Мория, и вознеси его там в жертву всесожжения на одной из гор, которую Я тебе укажу». И на следующее утро Авраам отправился в путь, взяв с собой Ицхака, Ишмаэля и своего ближайшего ученика Элиэзера (Берешит 22:2—3; Пиркей дераби Элиэзер 31; Сефер аяшар).

Сатан, представ перед Всевышним, пожаловался ему: «Люди просят у Тебя помощи, но как только Ты даешь им то, о чем они просят, — они Тебя забывают. Так и Авраам, сын Тераха, — когда у него не было детей, он строил жертвенники и приносил Тебе жертвы. Но с тех пор, как у него родился сын Ицхак, он не построил Тебе ни одного жертвенника и не принес ни одной жертвы. Он увидел, что Ты дал ему то, о чем он просил, и забыл Тебя». И ответил Всевышний: «Нет на земле человека, подобного Моему служителю Аврааму! Даже если бы Я повелел ему принести в жертву его сына Ицхака, он не возразил бы Мне — и уж тем более, если бы я приказал ему принести в жертву барана или быка». И тогда, чтобы испытать Авраама, Б-г повелел ему принести сына во всесожжение (Санхедрин 89б; Сефер аяшар).

Комментаторы Торы поясняют, что в этом испытании содержался и элемент наказания за то, что Авраам заключил союз с палестинским царем Авимелехом и его потомством — ведь земля палестинцев входила в состав страны, обещанной Аврааму и его потомкам от Ицхака, а в отношении всех народов, населявших эту землю в Торе повелевается: «Не оставляй в живых ни души» (Дварим 20:16). Всевышний показал Аврааму, что если он будет проявлять чрезмерное милосердие, то лишится своего потомства (Рашбам, Берешит 22:1; Михтав меЭлияу т.2, стр. 189—190).

Невероятная сложность этого испытания заключалась еще и в том, что приказ Всевышнего перечеркивал все Его прежние обещания, данные Аврааму: даровать ему многочисленное потомство именно через Ицхака и отдать этому потомству во владение Святую Землю. К тому же, выполнение этого приказа разрушило бы дело всей его жизни. В течение многих десятилетий Авраам приближал людей к Б-гу, учил их милосердию и добру, объяснял им преступность идолопоклонства, которое требует принесения человеческих жертв. А теперь, в глубокой старости, ему предстояло самому совершить действие, подобное этому, и его поступок мог бы стать в глазах его учеников величайшим осквернением Имени Б-га. Но хотя Авраам совершенно не понимал «расчета Небес», тем не менее, единственным его желанием было как можно быстрее и совершеннее выполнить волю Б-га, не требуя от Того дополнительных разъяснений. Авраам даже не просил Всевышнего отменить Его страшное повеление, которое могло бы привести к осквернению Его Имени, — как он просил отменить решение уничтожить Сдом. Ведь в данном случае он чувствовал, что к его молитве может примешаться его собственное желание спасти жизнь сына, которое бы противоречило ясно выраженному повелению Всевышнего (Берешит раба 56:10; Михтав меЭлияу т.2, стр. 190-191).

Всевышний приказал Аврааму принести жертву не сразу и не около Беэр-Шевы, а на далекой горе, чтобы он мог выполнить это повеление осознанно и обдуманно. Ведь если бы он должен был совершить всесожжение немедленно, то можно было бы подумать, что он действовал в спешке и в возбуждении, не ведая, что творит. Поэтому трехдневный путь от Беэр-Шевы до горы Мория тоже стал частью грозного испытания (Берешит раба 55:6; Рамбан, Берешит 22:2). По пути Авраам встретил глубокого старца, смиренного и благочестивого видом, который обратился к нему со следующими словами: «Ты идешь, чтобы без всякой вины убить своего единственного сына, которого Б-г даровал тебе на старости лет. Но ты и сам знаешь, что такое повеление не могло исходить об Б-га, ведь Б-г не причинит человеку такого зла на земле!». И тогда Авраам понял, что это Сатан, принявший облик старца, пытается отвратить его от выполнения воли Творца (Сефер аяшар; Танхума, Ваера 22; Берешит раба 56:4).

На третий день пути, десятого тишрея 2085 года /1676 г. до н.э./, в Йом кипур, Авраам увидел издали гору Мория, над которой он различил облако и огненный столп, поднимающийся от земли до небес. Дальше он продолжил путь вдвоем с Ицхаком. По пути сын спросил: «Мы несем с собой огонь и дрова. А где же агнец для всесожжения?» «Сынок, — отвечал ему Авраам, — Б-г избрал тебя в жертву» (Берешит 22:4—8; Пиркей дераби Элиэзер 31; Сефер аяшар; Ягель либейну).

На горе Авраам начал восстанавливать жертвенник, на котором приносили жертвы Адам, Ноах и Шем (Пиркей дераби Элиэзер 31; Таргум Йонатан, Берешит 22:9). Сын подавал ему камни, а Авраам укладывал их. Затем Авраам связал сыну руки и ноги, возложив его на жертвенник, поверх дров. Его сердце переполняла радость оттого, что он выполняет волю Б-га, — и, вместе с тем, он плакал от жалости и любви к своему сыну (Берешит 22:9; Сефер аяшар; Берешит раба 56:8).

И лишь когда Авраам коснулся острием ножа шеи сына, он услышал голос ангела, повелевающий: «Не протягивай своей руки к отроку…» (Берешит 22:12; Пиркей дераби Элиэзер 31). Авраам, охваченный желанием выполнить волю Б-га и довершить жертвоприношение, возразил ангелу: «Если так, то я напрасно пришел сюда! Дай я хотя бы сделаю надрез, чтобы вышло немного крови!» (Берешит раба 56:7; Раши, Берешит 22:12). На это Всевышний сказал: «Не делай ему ничего!» (Берешит 22:12). И тогда Авраам выразил свое недоумение: «Я не в силах понять то, что произошло. Сначала Ты сказал мне, что мой род продолжится именно через Ицхака, затем Ты повелел мне принести его в жертву, а теперь говоришь: Не делай ему ничего!». И Творец сказал: «Я не изменяю Своих речений — ведь Я не повелевал тебе зарезать Ицхака, но сказал: вознеси его во всесожжение. Ты выполнил Мою волю, а теперь сними его с жертвенника. Теперь Я знаю, что ты боишься Б-га и своего единственного сына не пощадил ради Меня» (Берешит 22:12; Берешит раба 56:8, Раши). «Но я не могу уйти отсюда, не принеся Тебе жертвы!» — настаивал Авраам. И тут он увидел невдалеке барана, запутавшегося рогами в кустарнике, и принес его в жертву всесожжения вместо своего сына (Берешит 22:12—13; Бемидбар раба 17:2). Авраам обрызгал жертвенник кровью жертвенного животного и сказал: «Владыка Вселенной! Этого барана я приношу во всесожжение вместо моего сына, и пусть его кровь будет воспринята как кровь моего сына. И да будет мне засчитано, будто я принес Тебе в жертву своего сына Ицхака» (Берешит раба 56:9; Сефер аяшар).

Это вознесение сына на жертвенник стало последним из десяти испытаний праотца Авраама (Пиркей дераби Элиэзер 31; Берешит раба 56:11; Раши, Авот 5:3). Комментаторы отмечают, что в большинстве случаев испытанию подвергалось основное качестве Авраама — абсолютное милосердие (хесед). Так, следуя повелению Всевышнего, он должен был оставить в Харане престарелого отца, чтобы навсегда переселиться в землю Кнаан. В войне против четырех царей он вынужден был убить множество людей. Позднее он изгоняет из дома сына Ишмаэля и его мать Агарь, и, наконец, возносит на жертвенник своего любимого сына — Ицхака (Михтав меЭлияу т.2, стр. 162). Выполняя волю Всевышнего, он готов пожертвовать всеми своими духовными достижениями: ведь обрезание, выполненное им в возрасте 99 лет, могло оттолкнуть большинство учеников, которых он приближал к Б-гу, так как в глазах окружающих эта заповедь выглядела просто членовредительством (Берешит раба 46:3, Эц Йосеф). И уж тем более, могло оттолкнуть учеников изгнание Ишмаэля и принесение младшего сына Ицхака в жертву! Однако Авраам достиг высочайшего уровня смирения перед Всевышним (итбатлут) и, не вдаваясь в расчеты, выполнял Его заповеди — с верой, что в дальнейшем все кажущиеся противоречия разъяснятся (Михтав меЭлияу т.2, стр. 190-191).

Выстояв во всех десяти испытаниях, Авраам достиг такой внутренней гармонии и совершенства, что и свое дурное влечение (йецер ара) — например, жесткость и даже жестокость, доходящую до готовности принести в жертву сына, — обратил на службу Творцу (Йерушалми, Сота 5:5). После того как Авраам проявил абсолютное подчинение воле Всевышнего, Творец открыл ему, что дал это испытание лишь из любви к нему, желая увеличить его заслуги, — чтобы он смог реализовать свои потенциальные возможности в реальном поступке и получить вознаграждение не только за добрые порывы сердца, но и за реальное действие (Берешит раба 56:8, Эшед анехалим; Рамбан, Берешит 22:1). И, тем не менее, завершив свою жертву всесожжения, Авраам потребовал от Всевышнего: «Я не сдвинусь с этого места, пока Ты мне не поклянешься, что больше никогда не будешь испытывать ни меня, ни моего сына Ицхака», — и Всевышний поклялся в этом (Берешит 22:16; Берешит раба 56:11; Бемидбар раба 17:2). «Ты можешь идти и в радости есть свой хлеб, — повелел Он, — ибо твои поступки угодны Б-гу». А все остальные испытания и связанные с ними страдания, которые должен был претерпеть Авраам, достались несколько веков спустя другому праведному человеку по имени Йов из земли Уц (см. Йов 1:13—22, 2:1—10), — ведь после того, как предопределение вынесено, оно должно, так или иначе, реализоваться в истории (Бемидбар раба 17:2, Эц Йосеф).

Авраам. Последний период жизни

Возвратившись после жертвоприношения в Беэр-Шеву, Авраам узнал, что его жена Сара отправилась их разыскивать. Перед тем как повести Ицхака к горе Мория, Авраам, желая успокоить Сару, сказал ей, что отведет Ицхака в ешиву Шема и Эвера. Но затем к ней явился некий глубокий старец (тот же самый, что встретился Аврааму на пути) и сообщил, что на самом деле Авраам пошел принести сына в жертву. И тогда Сара вместе с несколькими слугами и служанками поспешила в погоню и достигла Хеврона. Там к ней вновь пришел тот же старец и оповестил ее, что Ицхак остался в живых — Сара не выдержала великой радости и упала замертво. Ее жизнь оборвалась десятого тишрея 2085 года /1676 г. до н.э./, когда ей было 127 лет (Берешит 23:1—2, Раши; Берешит раба 58:5; Сефер аяшар).

Авраам и Ицхак, поспешившие по ее следам, уже не застали ее в живых. Они похоронили Сару возле Хеврона, в пещере Махпела, которую Авраам приобрел в свою собственность (Берешит 23:17—19). В этой пещере он уже бывал прежде и знал, что в ней похоронены первый человек Адам и его жена Хава (Зоар1, 127а). Сару погребли рядом с Хавой — на расстоянии около двух локтей от нее (Зоар 3, 164а).В погребальной церемонии участвовали главы того поколения Шем и Эвер, а также палестинский царь Авимелех (Берешит раба 62:3,Эц Йосеф; Сефер аяшар). Над могилой был построен каменный склеп длиной в 28 локтей (около 14-и метров), из которого 15 ступеней вели вниз, в саму пещеру (Седер адорот).

После похорон Авраам, действительно, отправил Ицхака учиться в ешиву Шема и Эвера, а сам возвратился со своими учениками и слугами в Беэр-Шеву (Берешит 22:19; Сефер аяшар; Седер адорот).

В 2088 году /1672 г. до н.э./ Авраам послал своего ближайшего ученика Элиэзера в землю Харан, чтобы взять для Ицхака невесту из семьи брата Авраама, Нахора (Берешит 24:2—10; Сефер аяшар).Элиэзер возвратился с Ривкой, внучкой Нахора (там же 24:24, 24:58—61), и сорокалетний Ицхак женился на ней (Берешит 24:67; Сефер аяшар; Седерадорот).

Приблизительно в тот же период Авраам женился вновь на женщине по имени Кетура, и она родила ему еще шестерых сыновей (Берешит 25:1—2; Седер адорот). Когда они подросли,Авраам дал им богатые дары и отправил их на восток, а все свое наследство передал Ицхаку (Берешит 25:5—6).

Авраам передал детям Кетуры свои оккультные знания и магические искусства (Санхедрин91а, Раши). Они переняли от Авраама лишь пути «к самым низшим уровням святости», но путь к истинной святости, связанной с выполнением заповедей Торы,им открыт не был. И именно у сыновей Кетуры обучались магии «сыны востока», а прославленная «мудрость востока» — это магические искусства, унаследованные от Авраама (Зоар 1,133б). Раби Менаше бен Исраэль уточняет, что «страна востока», в которую были отосланы сыновья Кетуры, — это Индия, а «первые абрахаманим, называемые сегодня “кастой брахманов”, были сыновьями праотца Авраама, …и они распространили его учение (о переселении душ) по всей Индии» (Нишмат хаим 4:21). А по некоторым мнениям, часть из сыновей Кетуры обосновались даже на Дальнем Востоке (Мишнат ахоломот стр.25—26).

Авраам повелел своим сыновьям от Кетуры оставаться в «стране востока» лишь до тех пор,пока евреи будут находиться в зависимости от других народов — у себя на родине или в изгнании. Но как только потомкам Кетуры станет известно, что сыны Израиля обрели надежную независимость, они должны вернуться на Святую Землю и своей помощью и праведным служением еврейскому народу удостоиться вместе с ним прихода царя-Машиаха. В период правления царя Шломо потомки сыновей Кетуры, решившие, что царствование Машиаха уже началось, прислали в Иерусалим посольство, во главе которого стояла царица Шева, властительница государства,основанного внуком Авраама и Кетуры (см. Берешит 25:3), — однако выяснилось, что срок еще не настал (Мидраш агадоль; Бешем амро, Хаей Сара 25:6).

Но свое основное богатство —право на Землю Израиля, а также знание Торы и заповедей — Авраам передал только Ицхаку (Санхедрин 91а; Рамбам, Авода зара 1:3). В 2108 году /1652г. до н.э./ у Авраама родилось два внука: сыновья Ицхака — Яаков и Эсав (Берешит25:25—26; Седер адорот). Авраам обучал Яакова, который проявлял особую тягу к Б-жественной мудрости, путям служения Всевышнему (Седер олам раба 1; Сефер аяшар).

Авраам завершил свой земной путь в месяце тишрей 2123года /1637 г. до н.э./ — ему было 175 лет (Берешит 25:7—8; Рош ашана 10б;Седер адорот). В мидраше объяснено, что ему было отпущено 180 лет жизни,но Творец укоротил этот срок на пять лет, чтобы он не увидел, как его внук Эсав сошел на путь нечестия, — ведь именно в день смерти Авраама пятнадцатилетний Эсав совершил прелюбодеяние и убийство, а также склонился к идолопоклонству. И невозможно было отдалить день духовного падения Эсава, потому что «все в руках Небес, кроме страха перед Небесами» (Берешит раба 63:12; Рашии Сифтей хахамим, Берешит 15:15). И в тот же день Эсав продал свое первородство младшему брату Яакову (Берешит 25:30-33, Раши; Бава батра 16б).

Праотец Авраам был одним из шести величайших праведников,умерших особой смертью, которую знатоки тайного учения называют «поцелуем Шехины»,— и тела людей, умерших подобной смертью, неподвластны разложению (Бава батра 17а, Раши; Дерех эрец зута 1).

Сыновья Ицхак и Ишмаэль погребли Авраама в пещере Махпела рядом с Сарой (Берешит 25:9—10; Зоар 3, 164а). В его похоронах принимали участие его наставники Шем и Эвер, а также все правители и знатные люди Кнаана и Харана (Берешит раба 62:3; Сефер аяшар). И все главы того поколения говорили: «Горе миру, потерявшему своего вождя, и горе кораблю, оставшемуся без кормчего» (Бава батра 91а). А жители земли Кнаан оплакивали его и соблюдали траур по нему в течение целого года, ведь все его любили, потому что он был добр и прямодушен с каждым человеком (Сефер аяшар).

В Талмуде Авраам назван в числе семи «пастырей человечества» — величайших праведников всех времен — наряду с Адамом,Шетом, Метушелахом и тремя своими потомками: Яаковом, Моше и пророком Шмуэлем (Сукка 52б).

С праотца Авраама началось исправление мира — он сумел изменить направление истории человечества. Ведь первоначально Шехина (Б-жественное Присутствие)пребывала на земле, но затем из-за греха Адама отдалилась на первый уровень Небес, из-за греха Каина — на второй, из-за греха поколения Эноша — на третий, в поколение потопа — на четвертый, из-за греха строителей вавилонской башни — на пятый, из-за преступлений жителей Сдома — на шестой и из-за нечестия египтян — на седьмой. И вот, в заслугу праведного Авраама, устоявшего в десяти испытаниях, Шехина опустилась с седьмого уровня на шестой, в заслугу его сына Ицхака — на пятый, в заслугу его внука Яакова — на четвертый,— и так до тех пор, пока в заслугу нашего наставника Моше Шехина вновь не обрела обиталище в нижнем мире (Берешит раба 19:7, Эц Йосеф).

Авраам стал не только прародителем народа Израиля, но и во многом определил уникальный духовный облик своих еврейских потомков: высочайшие нравственные качества, приобретенные им в десяти жизненных испытаниях, вошли в природу сынов Израиля. Так, непреклонную самоотверженность и готовность отдать жизнь за свою веру еврейский народ унаследовал от праотца Авраама, который предпочел пойти на костер, но не изменить Всевышнему в Ур Касдиме. Внезапно пробуждающееся в еврее стремление переселиться на Святую Землю восходит корнями к испытанию Лех-леха — когда Творец повелел праотцу Аврааму «Уходи из своей страны, со своей родины, из дома твоего отца, в землю, которую Я тебе укажу…» (Берешит 12:1). Исключительное еврейское умение встречать жизненные невзгоды, не теряя веры, — ведь все, что посылает Творец, это к добру, — происходит от испытания голодом, когда Авраам сошел в Египет, даже мысленно не упрекнув Творца, обещавшего ему процветание и благополучие в стране Кнаан (Р. Хаим Воложинер, Руах хаим 5:3; Михтав меЭлияу т.1. стр. 10-11). А в трактате Авот сказано: «Каждый, кто обладает тремя качествами: доброжелательностью, смирением и скромностью, — тот из учеников нашего праотца Авраама (т.е. из его потомков и духовных наследников)»(Авот 5:19, Раши).

И более того, заслуги праотца Авраама, приобретенные в тяжелейших жизненных испытаниях, защищали его потомков — сынов Израиля — во всех последующих поколениях. Когда народ Израиля согрешил в Синайской пустыне,наш наставник Моше не мог вымолить для евреев пощады до тех пор, пока не сказал Творцу: «Вспомни Авраама, Ицхака и Яакова, твоих слуг…» (Шмот 32:13, Дварим9:26) — и лишь после этого евреи были спасены от грозящего им полного истребления (Шабат 30а).

От праотца Авраама произошли также арабы (потомки его сына Ишмаэля) и европейские народы (потомки его внука Эсава). В мидраше Авраам назван в числе трех величайших праведников, заложивших «основу мира» — Адам,Ноах и Авраам (Шохер тов 34).

Лишь к третьему поколению потомство Авраама сумело очиститься от духовной скверны, а до этого у Авраама родился Ишмаэль, а у Ицхака — Эсав (Шабат 146а). А по образным словам мидраша, в Грядущем мире лицо Авраама будет покрыто краской стыда из-за Ишмаэля и сыновей Кетуры, а лицо Ицхака — из-за Эсава (Бемидбар раба 2:13). Вместе с тем, Авраам и Ицхак заронили в своих нееврейских потомков «многочисленные искры святости», —и эти народы необходимы для существования сынов Израиля в качестве карающего жезла, посредством которого Творец в случае необходимости наставляет Свой избранный народ. С другой стороны, когда Творец карает эти народы за их грехи,это служит предостережением сынам Израиля — и в таком случае высвобождаются зароненные в них в древности «искры святости» (Михтав меЭлияу т.5, стр.461).

Праотцем Авраамом был написан целый ряд книг (Рамбам, Авода зара 1:3). В составленном им трактате Авода зара, посвященном запрету идолопоклонства, было четыреста глав — в отличие от одноименного трактата Талмуда, состоящего всего из пяти глав (Авода зара 14б).Но из всех его сочинений до нас дошла лишь основополагающая книга по кабале Сефер Йецира (Книга Творения), посвященная сокровенным тайнам Творения и Б-жественного управления Вселенной (Зоар хадаш 37). По ряду мнений, эту книгу впоследствии обработал и разделил на главы один из мудрецов эпохи Мишны —раби Акива (Акдама леРаза деЙецира). По свидетельству Талмуда, праотцу Аврааму принадлежит также основа одного из псалмов, в котором сказано: «Мир строится добротой» (Теилим 89:3), — позднее в обработанном и расширенном виде этот торжественный гимн Всевышнему был включен в книгу Псалмов царя Давида(Бава батра 14б-15а).