Рав Овадья Йосеф, благословенна память праведника, говоря о своей супруге рабанит Маргалит Йосеф, мир ее праху, посвятившей жизнь отважному служению на благо Торы, произносил следующее: «Известно, что она была исполнена милосердия, не желая ничего для себя, ведь дочерям даже приходилось убеждать ее радовать себя новыми платьями, а она никак не соглашалась, отвергая все предложенное!»

Рабанит, да будет память о ней благословенна, не стало 24 года назад. «Она вся была в делах этого мира», – рассказывал Маран Рав Овадья Йосеф, – «не хотела никого слышать, но неизменно думала о других. Когда рабанит встречала богатых людей во время наших поездок за границу, то беседовала с ними о нищенках и девушках-сиротах, у которых ни гроша за душой. А также вела речь о живущих впроголодь женихах, про которых сказано «у бедного нет всего». Моя жена просила у тех людей: «Пожертвуйте на исполнение заповеди Ахнасат кала (помощь неимущим невестам)», и все полученные деньги прямиком отправлялись нуждающимся невестам. Она ничего не оставляла себе».

«Смотрит она за поведением домочадцев» (Эшет Хаиль, Мишлей 31:27), Маргалит Йосеф делала все, что необходимо дому, воспитывала сыновей, готовя их к учению святых книг. Часто, когда кто-то из детей заболевал, она брала все заботы на себя, причем я даже не всегда знал, что хворь имеет место! И на поздних сроках беременности при необходимости отправлялась с ребенком, «как носит пестун грудного младенца» (Бемидбар 11:12), на прием к врачу, не утруждая меня поднимать и брать его самому. До тех пор, пока не пришел какой-то человек и спросил: «Как себя чувствует Ваш сын?» И, заметив мое удивление этим словам, он поведал, что видел его в больнице, а я ведь вообще не был в курсе! Где еще вы найдете такую женщину? Готовую собственноручно взять на себя чадо (а ей скоро предстоит рожать), чтобы не отвлекать меня и не мешать моим занятиям Торой».