Вопрос:

Уважаемый раввин,

Меня всю жизнь восхищали и вдохновляли знаменитые филантропы — Рокфеллер, Карнеги, Купер, Билл Гейтс и многие другие. Но теперь, когда я приближаюсь к иудаизму, постепенно знакомлюсь с еврейской филантропией и узнаю о ней все больше нового, я понял, что давать цдаку — это совершенно другой уровень поведения, чем просто жертвовать что угодно и когда угодно. Тем не менее, мне не совсем ясно, в чем разница между тем, что нам кажется правильным, и тем, в чем мы обязаны. Можете, пожалуйста, помочь мне прояснить этот момент?

Ответ:

Идея давать «что угодно и когда угодно» вытекает из мышления, что деньги, которые мы зарабатываем, целиком и полностью являются продуктом наших собственных усилий, и, соответственно, когда мы выбираем пожертвовать их на благотворительность, мы словно выходим за пределы своих обязанностей и делаем что-то сверх них. Мы проявляем щедрость и делимся тем, что по праву принадлежит нам.

Но Тора учит иначе. Следуя ей, мы верим, что все, что у нас есть, является прямым благословением от Бога. Те, кому были предоставлены средства, были выбраны Богом для принятия на себя роль дающих, в отличие от других, которым по причинам, известным только Самому Создателю, достались роли получателей.

Банковское дело всегда было еврейской профессией, и, по правде говоря, каждый еврей в определенном плане банкир. Да, у меня могут быть деньги в кармане, но они просто хранятся у меня — Вкладчик доверил мне их с уверенностью, что я буду управлять ими с умом. Некоторые из этих отданных в депозит средств предназначены для меня и удовлетворения моих личных нужд, а некоторые для того, чтобы я их распределял между другими. Если я вдруг присвою деньги, которые не были мне предназначены, не дай Бог, Вкладчик может найти кого-то другого, кто будет распоряжаться Его деньгами должным образом (и, возможно, даже деньгами, изначально предназначенными для меня…).

Имея это в виду, становится понятно, почему иудаизм призывает к тому, чтобы, по возможности, мы давали цдаку всякий раз, когда видим кого-то нуждающегося. Если благодаря Божественному провидению я оказался свидетелем чьей-то проблемы, это ясно говорит о том, что такая ситуация не случайна и, скорее всего, я могу что-то предпринять для ее решения. Мы всегда должны делиться тем, чем можем: если не деньгами, то хотя бы улыбкой или ободряющим словом.

Цдака — это пожертвования, которые мы даем помимо минимальных десяти процентов (маасер) от своего дохода, которые должны быть выделены на благотворительные цели.

Кроме того, разница между двумя взглядами на благотворительность проявляется еще в одной области. Если я чувствую, что даю эти деньги исключительно из-за своей личной щедрости и милосердия, то мне кажется, что я по праву заслуживаю признания и чести. И если получатель должен несколько поступиться своим достоинством, чтобы извлечь выгоду из моей щедрости… Ну, это вполне себе в порядке вещей.

Однако, если я просто распределяю деньги, которые заранее мне были выделены для этой цели, то я всего лишь выполняю свой долг, и это не является причиной для большой гордости, а получателю не нужно принижать свое достоинство. Мы оба — просто партнеры в космическом инвестиционном проекте нашего Вкладчика.

С наилучшими пожеланиями,

Рав Барух С. Давидсон

Постскриптум: Хотя я подчеркиваю особенность еврейского взгляда на цдаку, пожалуйста, ни в коем случае не расценивайте это как попытку принизить заслугу представителей других народов и религий, которые являются дающими. Бог ценит добрые дела вне зависимости от того, является ли благодетель евреем или неевреем, было ли это сделано с правильными намерениями или нет. Хотя философия в этом деле очень важна, все же само действие важнее.