в

В чём заключался вклад Авраама в развитие существующего мира?

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Вклад Авраама в развитие человечества

Принято полагать, что основной вклад Авраама заключался в доктрине монотеизма. Он учил мир идолопоклонства тому, что есть только один-единый Бог, и эта идея — суть иудаизма. Но я должен сказать Вам, что это неточное представление.

Идея одного-единого Бога прочно укоренилась в сознании человечества и до Авраама. Как мы успели заметить, идолопоклонство — практика обращения к посредникам таким образом, будто у них есть свои собственные сверхъестественные силы, — не является доказательством непризнания Бога, как такового.

Знание о Боге было стандартом…

В чем же заключалось потрясающее открытие, которое Авраам привнес в этот мир, что сделало его родоначальником еврейского народа и навсегда изменило историю, в то время как Шем и Эвер давно обучали духовности и монотеизму на самом высоком уровне?

В чём конкретно заключалась идея Авраама? Какова природа этого открытия, если другие уже знали путь монотеизма и показывали оставшимся язычникам пути следования? Почему он был инициатором инноваций, а не просто талантливым учеником?

Ответ таков: Авраам не проложил собственную тропу монотеизма и духовности, — он начал путь привнесения духовного в телесное. Его вклад был не в области знания. Другие уже исследовали более высокие уровни духовности и были сведущи в высшей мудрости, когда Авраам начал свой путь. Чему он положил в мире начало, так это процессу привнесения мудрости духа в материальный мир: показывая, как выразить высочайший уровень сознания во всех материальных органах человеческого тела.

Радикальная идея иудаизма

Абсолютная уникальность иудаизма Авраама заключается не в его переживании Божественного, а в том, что его устами иудаизм научил нас открытию: тело может достичь святости. Он не учил святости духовного, но учил святости материального.

Присмотритесь к духовным системам и практикам этого мира: вы увидите, что они давно оценили вечный конфликт между духовным и физическим: противостояние и соперничество между душой и телом, где тело пытается доминировать над душой, подавлять ее и заставлять служить животным желаниям.

И они предлагают следующее решение этой первопричины всех конфликтов: отрекайся от животных желаний, дисциплинируй тело, не позволяй ему идти на поводу у чувств, становись аскетом, отрекайся от плотских утех и живи, как монах. Высочайшие толкователи мировых духовных систем монахи и монахини практикуют целибат и живут в соответствии с нормами аскетизма, отвергая телесные удовольствия, дабы удостоиться и постичь высочайший духовный смысл.

Наше тело — святое средство

Но иудаизм совсем по-другому видит человека: он требует активной жизни тела, обязательной женитьбы, требует опыта телесных наслаждений и считает обет безбрачия грехом. Наш путь — не разделять тело и душу, но поднять тело и возвысить его до уровня души. Для иудаизма тело — не отправная точка духовного путешествия, а его способ и средство.

В то время как разум и душа возвышаются, не нужно забывать и о теле. Оно должно быть устроено таким образом, чтобы служить разуму и духу. И в этом заключается значение мицвот – наших заповедей.

Мицвот — это материальные действия (есть всего несколько мицвот, которые нужно совершать только на уровне сознания), которые выражают духовную составляющую человека. Каждая часть тела подвержена влиянию поступков человека, все органы и части тела выполняют действия, которые выражают глубинные смыслы Торы.  Мицвот для Торы есть  то же самое, что тело для души.

Авраам не привнес в мир идею духовной чистоты, его послание миру заключалось в том, что тело, низкое, губительное, коварное и развратное, может и должно быть возвышено до праведности. Функции и телесные действия не должны подавляться, но должны быть направлены на выражение святости. В мире существует ощущение стыда и есть проблема физической близости мужчины и женщины. Ее потенциал пробуждает духовное обновление, а совершенство и святость этого духовного обновления мы ощущаем постоянно.

В мире остро чувствуется проблема алкоголизма. Его губительный потенциал чаще всего проявляется как выражение крайней материальности. Противостояние рассудку!

Однако потенциал вина мы используем для возвышения тела.

Мир принимает решение отказаться от телесных желаний, ибо  это единственный путь освобождения души. Но мы, напротив, даём телу полную свободу выражения благодаря действиям, которые направлены на то, чтобы нести духовное служение. Таким образом, мы дисциплинируем тело, не подавляя его, а используя для трепетного служения Всевышнему. Это основа мицвот.

Проба вина

Вы можете заметить, что сегодня этот концепт абсолютно профанирован и неправильно понят. Когда мы можем считать себя евреями? Мы — евреи только в том случае, когда соблюдаем наши заповеди, каждую из них, каждым движением каждой части нашего тела. Мы — евреи не по причине нашей высоколобости и мудрости, а,  главным образом, благодаря этике и нравственному поведению.

Конечно, всё названное прекрасно. Но это еще не иудаизм. Мы — дети Авраама, потому что наша внутренняя работа нацелена на освящение физических тел, — вот что выделяет нас среди прочего мирового сообщества и людей, сведущих в моральных догмах. Эта работа, в первую очередь, — наш образ жизни, в том числе то, как мы едим и что пьем.

Особенно значимо это можно увидеть в нашем  отношении к вину. Как мы отметили, во многих духовных системах и практиках мира, алкоголь совершенно запрещен, особенно для священников и монахов, которые хотели бы достичь еще большой святости. Но в иудаизме вино — это ключ во всех переходах от материального к духовному. Мы используем вино, когда хотим связать между собой две разнонаправленные сущности: на свадьбе, когда отношения двух материальных тел возвышаются до духовного уровня, на обрезании, где мы начинаем процесс освящения тела, во время кидуша, освящая первые минуты Шабата, когда обыкновенное будничное состояние переходит в возвышенный Шабат, четыре бокала вина на Пасхальный седер, где мы празднуем переход из-под чужой власти к духовному возрождению, от рабства к свободе.

Вино представляет большую опасность в материальном мире. Если его выпить слишком много, оно превращает сознательное в бессознательное, лишает человека божественного образа, обесчеловечивает до такой степени, что пьющий всецело теряет себя и объединяется с грубой материальностью, так он становится безрассудным животным телом.

И, тем не менее, если вино поставить на службу духу и правильно использовать, у него есть способность открывать и преображать сознание и способствовать процессу возвышения тела. Более глубокие источники отмечают, что, хотя  изначально вино — это физическая субстанция, однако оно вне материальных рамок и подчиняется духовным законам.

Все материальные вещи со временем портятся. Этот закон справедлив для всех физических и биологических материй, неважно, как внимательно к этим вещам относились и как ухаживали за ними.

Наоборот, духовные вещи с течением времени становятся лучше, мудрость с годами увеличивается, и в том случае, когда тело мудреца слабеет, его мудрость крепнет. Но в противовес другим материальным вещам, парадокс: вино с годами становится только лучше.  В материальном мире вино отражает качество глубины, тайны, скрытой внутри материального (перевод слова «вино» на иврит имеет такую же гематрию, как и слово «тайна«).

Вы знаете, что во время авдалы — церемонии, которая знаменует выход Шабата, мы также используем бокал вина. В момент ощущения отделения духа Шабата, в ознаменование перехода от святого к будничному, мы используем вино. Сейчас мы обязаны сказать, что вино необходимо в моменты особого возвышения духа. Что здесь имеется в виду?

Идея такова: безусловно, неделя начинается с грусти, вызванной  завершением Шабата. И отдаление от святости весьма ощутимо. Мы вдыхаем аромат пряностей, чтобы оживить душу. Но начало новой недели означает для нас новую возможность созидания, повышения нашего статуса пребывания в атмосфере Шабата, который будет с каждым разом все выше, и каждая следующая неделя работы и духовного роста будет превосходить предыдущие. Это «падение с целью возвышения» — более высокое и значимое возвышение, чем раньше.

В этом и заключается еврейская идея: мы опускаемся на уровень земного и материального, но только с целью возвышения над ним.

Тора жива лишь тогда, когда ею пользуются. Даже самая уникальная мудрость реальна только в том случае, если у неё есть связь с миром действий.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Шаббат и нация стартапов

Кто же такой гой?