Шмуэль II, 11-12

Царя Давида очень беспокоил тот факт, что, пускай и косвенно, но он стал причиной разрушения города первосвященников Нов и падением всего дома Шауля. Он знал, что после стольких испытаний, через которые ему довелось пройти, в его жизни будут появляться и другие.

Мидраш рассказывает, что однажды, разговаривая с Всевышним, Давид спросил его: «Почему в молитве Шмоне-Эсре говорится “Бог Авраама, Бог Ицхака и Бог Яакова”, но не говорится “Бог Давида”?» На что Всемогущий ответил ему: «Потому что их Я испытывал, а тебя — нет». Таким образом Бог дал понять Давиду, что те испытания, через которые прошел он, не сравнятся с испытаниями праотцов, считаясь лишь обычными жизненными трудностями. Тогда царь просит Всевышнего: «Испытай и меня тоже». Бог отказывает Давиду, аргументируя тем, что тот не сможет выстоять, однако он все равно умоляет об испытании. И сразу же после этого происходит знакомство царя с Бат-Шевой. Как мы знаем, Давид не устоял…

Есть мнение, что царь сделал это намеренно, желая продемонстрировать, что невозможно «победить Бога в споре». Так или иначе, но испытание с Бат-Шевой Давид не прошел, правда, искупил свою вину еще при жизни.

Встреча

В те времена шла война между Израилем и Амоном. Какое-то время назад царь амонитян спровоцировал с Израилем конфликт, и, лишившись за год войны всех могущественных союзников, остался со своим войском один на один против израильтян.

Наша глава начинается с того, что, отправив свою армию на осаду амонитской крепости Раба, Давид остался в Иерусалиме. Однажды вечером, выйдя на крышу своего дворца, он увидел пролетавшую мимо необычную птицу и решил подстрелить ее. Но, несмотря на меткость царя, его стрела попала не в птицу, а в крышу беседки, находившейся на территории чьего-то владения. Крыша беседки обрушилась, и перед глазами царя предстала удивительной красоты купающаяся женщина (она омывалась от нечистоты, чтобы стать разрешенной мужу). В этот момент, будучи пророком, Давид почувствовал, что кроме того, что эта женщина обладает невероятными качествами, он союза с ней у него должен родиться сын, который в дальнейшем унаследует царский престол. Давид спросил своего слугу, кто эта незнакомка, и немедленно отправил за ней, намереваясь жениться. Однако оказалось, что Бат-Шева, а это была она, фактически была замужем за Урией-хитийцем, одним из военачальников царя, ушедших на войну. Конечно, уже в те дни было установлено, что перед тем, как отправиться на фронт, мужчины давали своим женам разводные письма, чтобы в случае их пропажи без вести женщины могли снова выйти замуж. Поэтому формально Бат-Шева была на момент встречи с Давидом свободной женщиной, и ему ничто не мешало взять ее себе.

За очень короткое время после ночи, проведенной с Давидом, Бат-Шева поняла, что беременна, и сообщила об этом царю. Тот вызвал Урию к себе и вышло так, что в ходе обсуждения хитиец ослушался и даже оскорбил Давида. Фактически тот мог сразу осудить Урию за государственную измену, но он боялся, что в ходе суда кто-то может подумать, что царь завел судебное дело намеренно, только лишь для того, чтобы устранить соперника. Поэтому Давид решил действовать более тонко.

Он позволил Урии вернуться на поле боя (а тот хотел этого гораздо больше, чем воссоединиться женой) и поручил Йоаву, который руководил всей царской армией, отправить Урию в числе других солдат на опасное задание, чтобы тот, будучи главным в своем войске, подвергся максимальной опасности, потому как в любом случае заслуживал смерти. Йоав выполнил эти указания, и Урия пал в бою от стрел амонитян.

После того, как Бат-Шева закончила оплакивать бывшего мужа, Давид взял ее в жены, и их первенец родился уже в браке. Но несмотря на то, что с точки зрения закона царь ничего не нарушил, сказано, что его поступок был злым в глазах Всевышнего.

Маленькая овечка бедняка

По слову Бога к Давиду пришел пророк Натан. Он рассказал царю следующую притчу:

«В одном городе были два человека: один богатый, а другой бедный. У богатого было очень много мелкого и крупного скота, а у бедного не было ничего, кроме одной маленькой овечки, которую он купил и выкормил; и она выросла у него вместе с его детьми; один кусок хлеба она с ним ела и из чаши его пила, и на груди его спала, и была для него, как дочь. И пришел странник к тому богатому человеку, и тот пожалел взять что-либо из своего мелкого и крупного скота, чтобы приготовить для гостя, пришедшего к нему; и взял овечку того бедного человека, и приготовил ее для человека, который пришел к нему».

Давид невероятно разгневался на этого жестокого человека и воскликнул, что злодей должен быть предан смерти. Тогда пророк Натан ответил царю: «Ты — тот человек!»

Пророк и дальше продолжил упрекать Давида за его поступок, оцененный Всевышним как прегрешение. И что очень важно подчеркнуть, Давид тут же смиренно признал свой грех и стал молить Бога о прощении (в отличии от своего предшественника царя Шауля, который, дважды ослушавшись приказа Всевышнего, искал себе оправдания). Однако Натан сказал царю, что Бог пощадит его жизнь, но их с Бат-Шевой сын умрет, а самого Давида еще постигнут разные беды.

После того, как пророк Натан вернулся в свой дом, Господь поразил ребенка опасной болезнью. Целых семь дней Давид постился и молил Всевышнего помиловать младенца, но мальчик все равно умер. Царь же принял свое наказание с настоящим смирением.

Рождение Шломо

По прошествии траурных дней, когда Давид утешал свою жену, сказано, что он вошел к ней, и она зачала, и родила сына, которого назвала Шломо — от слова шалом, «мир». А пророк Натан, пришедший благословить ребенка, дал ему имя Йедидья — «любимый Господом».

Родившись в такой непростой момент, в будущем Шломо стал известным на весь мир царем Израиля, при котором в стране царил мир, а так же был возведен Первый Иерусалимский Храм.

Захват города Раба

Сразу после этих событий описывается долгожданная победа войска Израиля над амонитским городом Раба. Более года продолжалась его осада, пока, наконец, Йоав не пришел к Давиду и не сказал, что настал самый подходящий момент взять город. Тогда царь вышел из Иерусалима с большой армией, сражался против Рабы и взял ее штурмом. Огромная крепость амонитян пала, и на этом их война с Израилем закончилась.