Вопрос Джоэла Коэна:

Если жена некоего мужчины подозревается в измене мужу, но тому нет непосредственных свидетелей, мужчина должен привести ее к коэну в Храм. Коэн наливает в глиняный сосуд «священную воду». Он говорит женщине, что, если она не сошла с пути и не совершила прелюбодеяние, то горькая вода, обладающая силой проклятия, не подействует на нее разрушительно; но если она все же сбилась с пути, то будет проклята.

Будучи вынужденной пить горькую воду, в случае виновности женщина умирала очень мучительной смертью. Однако в случае невиновности она оставалась цела и невредима и даже получала особое благословение. Фактически процедура сота — это судебный процесс, происходящий при помощи Небес.

  1. Несет ли этот отрывок сообщение о том, что этот, как может показаться, варварский способ испытания женщины заменяет настоящее судебное разбирательство, необходимое для определения степени ее виновности в совершении тяжкого преступления?
  2. Действительно ли этот метод действовал безотказно и умирали только виновные женщины?
  3. И, не говоря уже о том, что изменники не должны проходить столь жестокие испытания, означает ли это, что когда в эпоху Машиаха Храм будет восстановлен, этот ужасный процесс заменит систему уголовного правосудия в рамках такого рода преступлений?

Отвечает раввин Эли Попак:

Смотрите-ка, какой скептик! Однако вы не подвергаете сомнению способность воды, в которой растворены чернила с пергамента и безвредная горькая трава, вызывать тяжелые страдания чьего-то тела. Судя по всему, вы считаете такое развитие событий вполне естественным результатом употребления этой смеси. И именно поэтому вы воспринимаете эту процедуру как «варварский способ испытания», в котором только немногим посчастливилось выжить.

Я же, напротив, не могу найти естественного объяснения, почему эта вода должна оказывать на организм человека какое-либо влияние. Для меня кто-то, на кого это действительно подействует таким сверхъестественным образом, будет исключением, а не правилом. Если Бог задумал бы совершить такое удивительное чудо, заставив кого-то мучительно умереть на месте, выпив немного горькой воды, это стало бы явным признаком того, что естественный порядок вещей приостановлен, чтобы наказать кого-то очень-очень виновного. Поэтому нет никаких оснований для беспокойства, что эти воды действовали безотказно и могли по нелепой случайности убить кого-то невиновного.

Что касается системы уголовного правосудия, о которой вы так беспокоитесь, разумеется, всегда сначала проводилось судебное разбирательство относительно реальной виновности женщины, и горькая вода не использовалась, если присутствовал хотя бы один свидетель, который мог со стопроцентной уверенностью засвидетельствовать, что она действительно была неверна своему супругу.

Так в чем же смысл процедуры сота, в рамках которой женщина пила горькую воду?

Некий мужчина в присутствии двух свидетелей просит свою жену не уединяться с конкретным мужчиной, которого он подозревает в романе с ней. Она игнорирует это предупреждение. Теперь те самые двое свидетелей заявляют в суде, что она действительно, несмотря на предупреждения мужа, уединялась с этим человеком, хотя они и не знают точно, что между теми происходило, пока они были в уединении.

В ситуации, когда большая часть доказательств свидетельствует против женщины (независимо от того, на самом деле она изменила супругу или нет, ее поведение, безусловно, было неприемлемо и заслуживает порицания), еврейский закон предусматривает, что она не может продолжать жить со своим мужем, пока вопрос не будет прояснен.

И женщину никогда не заставляют выпивать горькую воду. Если подсудимая признает себя виновной — или даже если признает себя невиновной, а просто решает развестись, не предъявляя мужу иск за компенсацию морального ущерба, — ее не будут вынуждать пить горькую смесь. Если она решает уйти, потому что не предъявлено никаких убедительных доказательств ее преступления, она не понесет наказания — кроме потери компенсационной выплаты, которую обычно муж должен выплатить при разводе, и, возможно, испорченной репутации.

Но если женщина хочет остаться замужем и доказать свою невиновность, Всевышний идет ей навстречу и предлагает сверхъестественное вмешательство со своей стороны, чтобы помочь ей спасти брак. Он поднимается над природой и творит настоящее чудо, чтобы определить, виновна женщина или нет.

У Бога есть Свои способы управления миром, и если Он выбирает действовать при помощи чудес, то варианты Его безграничных возможностей буквально бесконечны. Но он хочет сделать все четко.

Тора предупреждает нас не разрушать ничего, что связано с Богом. У каждой синагоги есть своя «гниза», в которой хранятся отдельные страницы из старых молитвенников, ставшие ненужными бумаги с написанными на них Именами Всевышнего, религиозные газеты и т.д. с целью последующего захоронения. Да-да, вам не показалось! Какие-либо печатные материалы или предметы, на которых полностью написаны Имена Бога, собираются вместе и в конечном итоге не бессердечно выбрасываются, а уважительно захораниваются. При написании свитка Торы или мезузы, специально обученный высококвалифицированный писец погружается в воды миквы (ритуального бассейна) перед тем, как вписать в текст Имя Бога. Даже когда мы сами пишем Его Имя на иностранном языке, а не в оригинале, обратите внимание, что обычно мы пишем «Б-г», «Г-сподь» и т.д., заменяя одну из букв черточкой, чтобы избежать вероятности неуважительного обращения со святым текстом.

Когда муж и жена стремятся сохранить свой брак, несмотря на кратковременные разногласия или мимолетные побуждения изменить друг другу, Бог просит, чтобы Его святое Имя было растворено в воде, которую выпьет подозреваемая женщина. Он как будто говорит: «Я нарушу все свои правила, чтобы удержать вас двоих вместе. Я отложу в сторону все, что угодно, если вы сделаете то же самое для друг друга».

А в свете всего вышесказанного, какие другие «более предпочтительные» способы решения этой проблемы вы видите в те времена, когда будет отстроен Святой Храм?

Отвечает рав Адам Минц:

Случай соты, жены, подозреваемой в измене — это один из самых проблемных разделов Торы для восприятия современным читателем. Уважаемый Джоэл, вы считаете, что в тексте Торы содержится юридическая несправедливость. Как питье волшебной воды может заменить серьезную судебную процедуру, требуемую Торой, прежде чем наказать подозреваемого нарушителя?

На самом деле Талмуд посвящает этой процедуре и всем ее тонкостям и законам отдельный трактат (Сота). Мудрецы заключают, что, хотя в конце концов виновность женщины определяется последствиями от употребления ей этого особого зелья, коэны судят ее только в том случае, если есть два свидетеля, заявляющих о том, что она уединилась с чужим мужчиной, а не со своим мужем.

Талмуд, как и следовало ожидать, обеспокоен тем, как свидетели могут давать показания о том, что женщина подозревается в совершении супружеской измены, совершенно не представляя, что произошло на самом деле. Достаточно ли свидетельства о том, что чья-то жена вошла в гостиничный номер с другим мужчиной, для того, чтобы осудить их обоих за прелюбодеяние, или в этом случае требуется, чтобы она выпила специальную «проверочную» воду, которая могла бы определить, что было на самом деле за закрытыми дверями того гостиничного номера? Поверьте, Джоэл, этот раздел Талмуда вызывает у правозащитников настоящее восхищение тем, насколько подробно разбираются все детали вопроса и критерии легитимности свидетелей.

Теперь ваш вопрос о том, является ли такая проверка надежной в плане отсутствия случайных ошибок, и это, на самом деле, продолжение первого вопроса.

Как раз таки показания свидетелей в ситуации возможной супружеской измены далеко не надежны (по крайней мере, в большинстве случаев). Задумайтесь, как часто пришедшие в суд два свидетеля на самом деле являются свидетелями прелюбодеяния? Ведь если бы они находились непосредственно рядом с женщиной и ее потенциальным любовником, это уже не считалось бы уединением той пары, а, значит, речь могла идти исключительно о догадках. На самом деле эта, пусть и кажущаяся на первый взгляд «варварской», процедура была фактически инициирована для того, чтобы защитить женщину от свидетелей, которые могут быть слишком быстры в своих суждениях и незаслуженно обвинить ее в совершении прелюбодеяния.

Хотя во времена Торы не было ни блогов, ни журнальных колонок с последними сплетнями, похоже, что людям все равно было присуще ошибаться в сторону обвинения в случае потенциального нарушения заповедей (как и сейчас), и потому в последующих поколениях уделялось так много внимания политике суждения о ближнем с хорошей стороны. Фактически горькая вода сота защищала невинную женщину от лжесвидетельства так же, как наказывала виновную в  случае совершения греха.

Хотя этот вид проверки для чувствительных особ в двадцать первом веке может показаться унизительным, его можно понять в свете нашей глубочайшей признательности Торе за ее подход к такому важному закону, а также за наказание виновных и за защиту невиновных.