в ,

История об осаде Иерусалима накануне разрушения Храма

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

В статье «Почему был разрушен Храм» мы привели историю из Талмуда о том, как Бар Камца, наполненный гневом на еврейских мудрецов, пошел в Рим, чтобы клеветать на евреев.

После того, как Бар Камца вернулся к римлянам и рассказал о коварстве евреев, Тит послал в Иерусалим войско, которое возглавил цезарь Нерон.

Когда римская армия была уже под Иерусалимом, Нерон, прежде чем начать атаку, решил искусить судьбу: будет ли его завоевание успешным.

Он велел выпустить стрелы во все четыре стороны света и посмотреть, куда укажет острие каждой стрелы, будут ли стрелы направлены в сторону Иерусалима. Начал цезарь с востока, выстрелил – и стрела упала в сторону Иерусалима. Затем он пустил стрелу в западном направлении – и она тоже легла в сторону Иерусалима. И так же было с остальными стрелами, выпущенными в другие части света, – все они упали по направлению к Иерусалиму.

Нерон понял: увиденное было знамением, и оно предвещало, что завоевание будет удачным.

После случившегося цезарь разглядел у стен города мальчика, изучавшего Тору, и попросил его сказать какой-нибудь стих. Мальчик прочитал Нерону следующий пасук: «…отдам месть Мою над Эдомом в руку народа Моего» (Йехезкель 25:14).

Услышав эти слова, Нерон сказал себе: «Неужели Всевышний хочет разрушить Его Храм с моей помощью? Однако и я буду, в таком случае,  наказан!»

И тогда он принял решение оставить свое войско, бежал из Рима и принял гиюр.

Один из величайших еврейских мудрецов – рабби Меир – является потомком Нерона.

Когда Нерон отказался идти на Иерусалим, Тит послал Веспасиана. И тот осадил город на целых три года.

В Иерусалиме жили трое очень богатых людей, которые могли бы прокормить город в течение 21-го года – настолько велики были их запасы провизии. Имя одного из них было Накдимон бен Гурион, так как в его заслугу стояло солнце (накад на иврите «стоял»). Второго звали Бен Калба Савуа, и называли его так потому, что каждый, кто приходил в его дом, даже если был голоден, как собака, уходил сытым (от келев — собака и савуа — насытившийся). Имя третьего – Бен Цицит а-Кесет. Он был очень важным человеком и всегда ходил по дорогостоящим подушкам, так что его цицит касался подушек (кесет).

Эти три богача, как было сказано, могли дать пропитание жителям Иерусалима на долгие годы. Один из них сказал, что может дать пшеницу и рожь. Другой – вино, соль и оливковое масло. Третий позаботился о дровах и топливе.

Но среди жителей города были разбойники, которые не слушали советов мудрецов о том, что Иерусалим продержится в осаде, и рвались в бой. Они понимали, что переговоры с врагами можно вести, когда у евреев есть надежное прикрытие, и они способны выдержать осаду долгое время. Без этого надежного тыла было бы бесполезно вести переговоры о снятии осады, ибо силы римлян и евреев были не равны.

Тогда обезумевшая и жаждущая крови толпа приняла решение поджечь все склады с продовольствием в надежде, что у евреев не будет выбора (если переговоры вестись не будут), и тогда все начнут воевать. И так и поступили – подожги все склады.

Великий мудрец, рабан Йоханан бен Закай, пришел к выводу, что ситуация слишком тяжела и что он должен сам пойти на переговоры с римскими властями. Но как выйти из осажденного города?

Мудрец решился притвориться… мертвым! А хоронили в то время только за пределами Иерусалима. В том, что из города выносят покойника, нужно было убедить стражу; рабби Йоханан взял падаль, чтобы был дурной запах, и положил рядом с собой. Два его ученика должны были взять носилки и вынести «покойного» за ворота и стены города. Именно ученики рабби должны были это сделать, потому что, по утверждению Талмуда, мертвый человек становится тяжелее, и, если бы кто-то другой поднял носилки, то мог бы почувствовать, что носилки не настолько тяжелы.

Так рабби Йоханан оказался за пределами осажденного города.

И вот он приходит к Веспасиану и говорит:

— Здравствуй, Царь! Возмущенный Веспасиан отвечает: — Тебе полагается смертная казнь по двум причинам. Первая — за то, что ты насмехаешься надо мною, ибо я не царь. А вторая причина: если я царь, то почему ты до сих пор не пришел ко мне?..

Рабби Йоханан бен Закай возразил: «Ошибаешься, ты – царь, ибо Всевышний отдаст Иерусалим в руки царя. Иначе ты не мог бы победить. А не пришел я из-за разбойников, которые окружили город».

В этот момент к Веспасиану приходят посыльные из Рима и сообщают ему, что император умер, и все великие люди Рима решили посадить на трон именно его – Веспасиана.

Выходит, что рабби Йоханан бен Закай был прав.

И тогда Веспасиан пожелал обуться, чтобы идти в Рим, но не мог – обувь на его ступни не налезала. И сказал ему рабби Йоханан: «Радостная весть расширяет кости. Попроси привести неприятного тебе человека, и сможешь обуться». Веспасиан так и сделал – и смог обуться.

Убедившись в мудрости человека, стоявшего перед ним, новоиспеченный император спросил, чего же хочет рабби.

Рабби Йонахан бен Закай попросил у новоиспеченного кесаря три вещи: чтобы Веспасиан пощадил мудрецов и не убивал их; чтобы дал возможность рабби Цедоку вылечиться, ибо рабби несколько лет постился и очень ослабел; чтобы раббан Гамлиэль из династии Гилеля и его семья оставались во главе Санѓедриона

Рабби Йоханан не попросил Веспасиана сохранить Храм,  вероятнее всего, потому, что Веспасиан не согласился бы на эту просьбу, и после этого не стал бы слушать рабби дальше. Но попросив о том, о чем старец бен Закай попросил, рабби Йоханан сохранил для еврейских мудрецов возможность дальше изучать Тору, сохранить праведность и Царство в Израиле. Поэтому, даже с захватом Иерусалима, у еврейского народа оставалась надежда чтить свою веру и традицию.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Что есть перед постом? 10 правил

Девятое ава — день радости. Неужели?