В книге пророка Ирмеяу приведена заповедь, данная пророку – записать сказанные ему слова в свитке и прочесть его перед народом. Эти слова, по мнению мудрецов, как и говорит Раши, были тремя главами Свитка Эйха – «Как остался…» (1-я глава), «Как омрачил…» (2-я глава) и «Как потускнело…» (4-я глава). Три этих главы составлены в алфавитном порядке.

После этого Ирмеяу позвал своего ученика – Баруха бен Нерию, и прочитал ему все слова, написанные им в свитке. Затем пророк велел ему отправиться в Храм и прочитать это перед всем собравшимся там народом: «Может быть, дойдет их мольба до Всевышнего и раскаются они в дурных делах своих, ибо велики гнев и ярость, которые изрек Всевышний о народе этом» (Ирмеяу 36:7). После того как он зачитал это перед народом, за ним послали находящиеся там важные люди, чтобы он прочитал это и им. «И было, когда услышали они все эти слова, испугались они друг друга, и сказали Баруху: «Скажи царю все эти слова»» (Ирмеяу 36:16). И когда царь Йеояким услышал сказанное в свитке – что народ Израиля и царь его попадут в плен, – он разорвал свиток и бросил его в огонь.

После того как царь сжег свиток, снова было слово Всевышнего к Ирмеяу – чтобы он вновь написал этот свиток. И написано там, в конце главы: «И взял Ирмеяу другой свиток и дал Баруху бен Нерияу, писцу, и написал [тот] на нем со слов Ирмеяу все слова свитка, который сжег Йеояким, царь Иудеи, в огне, и еще добавил к ним много слов, подобных им» (Ирмеяу 36:32). И эти слова – «еще добавил к ним много слов, подобных им» – мудрецы объяснили так: он снова записал три сожженных главы и добавил к ним еще одну – третью главу Свитка Эйха. Это глава «Я, муж…», где на каждую букву алфавита есть три стиха.

После внимательного изучения стихов можно обратить внимание на несколько моментов. Приведем последние стихи, описывающие случившееся после того, как царь сжег свиток. «И было слово Всевышнего к Ирмеяу, после того как сжег царь свиток и слова, написанные Барухом со слов Ирмеяу, следующее: «Снова возьми себе другой свиток и напиши на нем все прежние слова, которые были на первом свитке, который сжег Йеояким, царь Иудеи. А Йеоякиму, царю Иудеи, скажи: так сказал Всевышний: «Ты сжег свиток этот, говоря: почему написал на нем так: «Непременно придет царь Вавилонии и уничтожит землю эту, и уведет с нее человека и скотину». Поэтому так сказал Всевышний о Йеоякиме, царе Иудеи: «Не будет у него сидящего на троне Давида, а труп его будет валяться на жаре днем и на холоде ночью. И взыщу с него, с потомства его и с рабов его, грехи их. И приведу на них, и на жителей Иерусалима, и на люд Иудеи все зло, о котором говорил Я, а они не слушали». И взял Ирмеяу другой свиток и дал Баруху бен Нерияу, писцу, и написал [тот] на нем со слов Ирмеяу все слова свитка, который сжег Йеояким, царь Иудеи, в огне, и еще добавил к ним много слов, подобных им» (Ирмеяу 36:27–32).

Мы ясно видим в этих стихах, что Всевышний заповедал Ирмеяу только снова написать то, что уже было, но не добавлять к сказанному ничего нового. И выходит, что Ирмеяу сам добавил к свитку «подобные им» – то есть столько же, сколько уже было сказано. Хотя, без всякого сомнения, слова, добавленные самим пророком к свитку, также были пророчеством от Всевышнего. Иначе как бы он их вообще добавил?! Но из Писания мы видим, что добавление было сделано самим Ирмеяу. Почему же об этом сказано? – Несомненно, в этом есть особый смысл.

Еще надо спросить: после того как Ирмеяу добавил еще «три алфавита», почему он поместил их между уже написанным ранее, ведь они стали третьей из четырех глав Свитка Эйха? Логичнее было бы добавить их в конце, после написанного ранее.

Этот вопрос задает Маарша, комментируя трактат «Бава Кама» (55а). Но сначала приведем, что говорит там гемара: «Сказал раби Йеошуа: если человек видит во сне букву «тет» (ט), это добрый знак ему. Почему? Если скажешь, из-за того, что с этой буквы начинается слово «добро» (טוב – «тов»), так мы скажем [что с этой же буквы начинаются и слова] «И смету его метлой (וטאטאתיה במטאטא)  уничтожения…» (Йешаяу 14:23) – Мы говорили про одну букву «тет» . Тогда скажем: «Нечистота (טמאתה) на ее подоле…»  (Эйха 1:9). – Мы говорили про буквы «тет» и «бет» вместе . А мы скажем: «Утонули (טבעו) в земле врата ее…»  (Эйха 2:9). Поэтому [мы должны объяснить, что буква «тет» несет добрый знак] из-за того, что Писание «открывает» ее для добра – от слов «В начале» и до «И увидел Властелин» не написано [ни одной] буквы «тет» ».

Маарша очень подробно объясняет это место в гемаре. Мы приведем только часть его объяснения, имеющую отношение к нашей теме. «И видится мне, после внимательного изучения книги «Плача» , что есть особый смысл в том, что Йеояким сжег ее. В ней было три «алфавита» – «Как остался…», «Как омрачил…», «Как потускнело…», и Ирмеяу добавил «Я, муж…» – еще три алфавита, соответственно трем прежним. Но почему он поставил главу «Я, муж…» прежде главы «Как потускнело…», вставив ее между тремя первыми? Известно, что за грехи наши Храм был дважды разрушен девятого ава, и у нас отняли абсолютное добро, из-за которого он назывался «Гора хорошая эта» (Дварим 3:25). И буква «тет», бывшая намеком на истинное добро, изменилась … с добра на зло – в двух первых главах Эйха, в первой [главе с этой буквы] начинается слово «нечистота» (טמאתה)…, а во второй – «утонули» (טבעו)… Это указывает на два разрушения Храма, случившиеся девятого (ט – «тет») ава, подобно двум разбитым скрижалям. Может быть, ты подумаешь, что из-за этого всякое добро вообще покинуло Израиль? В ответ на это, в третьей, начинающейся со слова «Как…»  главе, использована буква «тет» в словах «Лучше было…» (טובים היו), поскольку эта глава завершается освобождением: «Искуплен грех твой…» (Эйха 4:22). Это указывает на то, что после двух разрушений буква «тет» снова изменится к нашему добру, и уже навсегда. А день Девятого ава обернется нам весельем и радостью, и построением «доброй горы». Но когда Йеояким сжег три главы «Как…», Израиль был лишен блага, о котором сказано в главе «Как потускнело…» . Поэтому Ирмеяу добавил главу, чтобы восполнить это, и в добавленной главе «Я, муж…» со всех трех букв «тет» начал добрые слова, дабы были сыновья Израиля добры к небесам, к людям и к самим себе. И он отделил этой главой две первые, говорящие о двух разрушениях, от двух последних – показывающих, что добро не исчезло и не будет зла…».

Поясним эти святые слова. Вначале Ирмеяу написал три главы, соответствующие всем эпохам существования Израиля. Первая глава соответствует разрушению первого Храма, поэтому в ней буква «тет», по сути указывающая на добро, с разрушением Храма обернулась злом, и там с этой буквы начинаются слова «нечистота (טמאתה) на ее подоле…» (Эйха 1:9). И во второй главе, соответствующей разрушению второго Храма, когда добро снова обернулось злом, с буквы «тет» начинается плохое: «Утонули (טבעו) в земле врата ее…» (Эйха 2:9) . А третья глава соответствует нашему, последнему изгнанию. С одной стороны, оно необычайно долго и горько, но с другой стороны – его конец обернется абсолютным добром, и «придут в Цион с пением». Поэтому там, в третьей главе, в стихе, начинающемся с буквы «тет», Ирмеяу намекает на обе стороны этого изгнания. Ведь, хотя по сути стих говорит о плохом: «Лучше было (טובים היו) погибшим от меча, чем погибшим от голода», сама буква «тет» начинает доброе слово – «лучше». Это «добро» обязательно должно сохраниться, ведь в конце концов тьме придет конец. И завершается эта глава словами: «Искуплен грех твой, дочь Циона, не будешь больше изгнана» (Эйха 4:22). Больше изгнания не будет, и построение «доброй горы» будет во благо нам навеки.

Когда Йеояким сжег первый свиток, он сжег не только две первые главы, но и третью. И его поступок мог, не дай Бог, привести к полной потере Израилем блага. А своим добавлением Ирмеяу возвращает это благо. В добавленной главе он три раза пишет букву «тет» во благо: «Добр Всевышний к надеющимся на Него, к душе, ищущей Его. Хорошо тому, кто молча ждет спасения Всевышнего. Благо мужу, несущему ярмо в юности своей» (Эйха 3:25–27). И так Ирмеяу вернул благо Израилю.

В свете этого объяснения понятно, почему это добавление Ирмеяу поместил именно после двух первых глав – дабы у Израиля была возможность восстать после двух разрушений Храма. Он сделал это, чтобы вернуть «Лучше были…», сожженное Йеоякимом. Так следует понимать слова Маарша.

Теперь понятно, почему мы не находим в пророчестве прямого указания записать эту главу, данного Ирмеяу. Ведь все, что написано здесь, написано о наказании – оплакать то, что причинили грехи Израиля. А добавление связано с еще большим наказанием – воздаянием Йеоякиму за то, что он сжег свиток. Но Ирмеяу знал, что есть в этом и намек на будущее благо. И этот аспект приходит только намеком – как будто Ирмеяу добавляет это по своему разумению. Именно так выходит из объяснения Маарша – несмотря на то что поступок Йеоякима добавил наказание и три новых «алфавита» тоже полны описанием страданий, в глубине их мы находим намерение Всевышнего вернуть благо.

Кроме того, из слов Маарша можно выучить, что сам факт разрушения Храма именно девятого ава указывает на то, что в будущем этот день обернется весельем и радостью. Сейчас, в изгнании, «тет» сокрыто и мы не видим истинного добра, но мы знаем, что есть в этом и намек на то, что все обернется абсолютным добром и «добрая гора» засияет полным светом.

В этом наше утешение. Хотя мы уже и биты многократно, сам Всевышний утешит нас сторицей. Он будет веселить нас, как веселит жених невесту, радовать нас за все дни наших страданий – за годы, когда мы видели дурное. «Явятся рабам Твоим дела Твои и великолепие Твое на сыновьях их!» (Псалмы 90:16), «Верни нас, Всевышний, к Себе, и вернемся мы, обнови дни наши, как прежде!» (Эйха 5:21).