Из-за серьезного хронического заболевания мой сын с 14 лет был вынужден находиться дома и больше не мог посещать школу. Пока его друзья ходили на вечеринки, постигая тонкости социального взаимодействия в школьных коридорах и за их пределами, он, изнуренный болезнью и страхами, лежал в постели. 

Сначала все его внимание было сосредоточено на физической боли, но не прошло много времени, как очень сильно изменился его эмоциональный фон. 

Проходили дни и недели, а сын по-прежнему не выходил из дома — ему приходилось круглосуточно находиться рядом с ванной.

В течение пяти лет учителя по каждому предмету регулярно приходили к нам домой. Это время, которое каждый день нужно было проводить в сосредоточенной учебе, было лучшим вариантом для того, чтобы не выбиться из школьной программы. 

Вскакивать по утрам для сына было практически невозможно, и о том, чтобы находиться в школе целый день, не могло быть и речи. Поначалу мы пытались как-то это организовать, но время, потраченное на дорогу, неизменно превышало время пребывания в школе, а потому это было бессмысленно. Сыну нужен был последовательный график, поэтому мы с педагогами сошлись на домашнем обучении. 

В индивидуальных уроках есть приятная особенность, ведь все внимание учителя принадлежит только тебе. Но есть у таких занятий и свои ограничения и минусы: ребенок изолирован от общества, лишен того, что в его возрасте дают групповые обсуждения и взаимодействие с одноклассниками, которые обычно происходят в школе.

Мы с мужем старались быть поддержкой сыну, стали его спасательным кругом. Иногда в гости заглядывал его друг. Мы не могли планировать свое будущее, потому что фактически жили от одного визита к врачу до другого. Время и силы, которые необходимо было вкладывать в поддержание такого графика, были весьма значительными. Я максимально сократила свои рабочие часы, отдав безусловный приоритет сыну. 

Он чувствовал себя очень одиноким, а одиночество может быть деморализующим. По сути из-за болезни его эмоциональное и социальное развитие приостанавливалось, поэтому дом, где он постоянно находился, стал для него своего рода коконом, безопасной крепостью.

Так продолжалось долгие шесть лет. К тому времени я уже была морально истощена, трясясь от мысли, что может произойти с моим сыном. Но в то же время интуиция подсказывала, что я должна заботиться и о себе тоже, чтобы оставаться по-настоящему любящим и действительно надежным опекуном своего ребенка. 

Я развивала в себе новые сильные стороны, создавала новые отношения. Начала ходить на два еженедельных женских урока Торы, что проходили у нас недалеко от дома, у меня была ежедневная хеврута (урок с партнером по обучению) по телефону, и я стала активной участницей еженедельных групповых занятий по видеосвязи с моим раввином и духовным наставником из Ашдода. Таким образом у меня тоже появился спасательный круг.

Я осознала, насколько важно для человека работать над совершенствованием своего характера, речи и поведения. В моей ситуации это помогало чувствовать себя гораздо уверенней в отношении того, как я управляю ситуацией своего сына, как справляюсь с ролью матери и жены. Во всем безумии и неопределенности ситуации я старалась развивать в себе более сильное духовное сознание и благодаря этому в целом справлялась лучше. 

В основе этого нового восприятия реальности лежало внезапное сильное осознание того, что если Бог управляет вселенной и все, что в ней происходит, делается Им для нашего блага, то это верно и в отношении ситуации моего сына.

Каким бы сильным и выносливым ни был человек — а я ставлю себе 8,5 или 9 баллов по десятибалльной шкале выносливости — некоторые ситуации могут либо разорвать вас на части, либо помочь вырасти и стать сильней и мудрей, либо поставить крест на вашем браке, либо сблизить вас с супругом, либо навсегда испортить ваши отношения с друзьями, либо дать понять, что это по-настоящему ваши люди. Когда родитель наблюдает, как его ребенок изо всех сил пытается найти выход из темноты дремучего леса, небо над его головой затянуто большими черными тучами и вы ничем не можете ему помочь, это весьма болезненное и мучительное переживание.

Говорят, самое худшее в мире — это пассивно наблюдать, как тот, кого любишь, страдает от боли. Быть свидетелем того, как мой сын страдает от физической боли, было очень тяжело. Наблюдать за его угнетенным эмоциональным состоянием, безусловно, было самым сложным испытанием, с которым мне приходилось сталкиваться за всю свою взрослую жизнь — даже сложней, чем потерять обоих родителей, а это в свое время мне далось очень и очень нелегко. 

Возможно, иной раз перед сном один-другой бокал вина помогали мне легче заснуть, но это не влияло на уровень боли. Визиты к психотерапевту помогли, конечно, разобраться в себе и понять перспективы. Общение с двумя квалифицированными раввинами, которые слушали меня и никогда не осуждали, зато с энтузиазмом ободряли и хвалили, часто придавало мне сил, и я понимала, что все-таки смогу пережить сложившуюся ситуацию и выкарабкаюсь. 

То, что у меня оказались верные друзья, которые восхищались моей способностью управлять своей судьбой, всегда гарантировало наличие прочного спасательного круга. Благодаря пройденным испытаниям я стала более доверчивой, возросла и моя вера.

Со временем сын научился взаимодействовать с окружающим миром и выбрался из своей скорлупы. Все вокруг открывалось ему заново. На нас с мужем посыпались бесконечные его вопросы о том, как справиться с какой-то реальной жизненной ситуацией. Сыну нужно было время, чтобы вырасти в определенных аспектах своей жизни и наверстать упущенное.

Без сомнения, мы не созданы для того, чтобы справляться со сложными ситуациями в одиночку — для этого нет ни единого пособия с правилами. Друзья по отношению к нам испытывают самые благие намерения, доброжелательны и готовы поддержать в трудную минуту, но все же они не мы и никогда не были в тех же самых условиях, а потому могут не понимать, в чем именно мы нуждаемся или что стоит нам сказать в данный конкретный момент. 

Так я узнала, что моя вера в Бога — этой мой самый сильный союзник, мой учитель, мой якорь, и поняла, что не должна быть одна. Конечно, я всегда была благодарна за крепкие отношения с мужем, но когда страдал наш сын, мне требовалось нечто большее.

Нужно было гарантированное место, куда можно выкричаться,  где можно избавиться от разочарований, попросить, чтобы меня направили нужным путем и избавили от сомнений. Все это я нашла в общении со Всевышним. И всякий раз после такого сеанса я неизменно чувствовала облегчение.

Благодаря новому взгляду на свою ситуацию и тому, что мои представления обо всем продолжали развиваться, я увидела, как родитель может научиться быть любящим педагогом, выработать смирение вместо того, чтобы проливать море слез и кричать: «Боже, умоляю Тебя, помоги ему найти свой путь и, пожалуйста, помоги мне ему помочь!..»

Я разговаривала с Богом вслух, просила, чтобы Он был рядом и я сильнее верила в то, что все будет хорошо. У меня было столько возможностей найти баланс там, где раньше о нем и не задумывалась, а кроме всего, приобрести навыки, которые укрепляли мои отношения с Богом. Я могла плакать и вдруг почувствовать внезапно появившиеся силы, просить о помощи и чувствовать поддержку, ничего не говорить, но быть услышанной и понятой. Каждый день вера была тем, что восстанавливало меня. И я поняла, что пока она у меня есть, я буду оставаться целостной и смогу справиться с любой свалившейся на меня неизвестностью.

Сейчас, когда сыну уже 26, он получает высокие оценки того, что делает, с удовольствием учится, у него руководящая должность в кампусе и очень хорошие отношения с профессорами. В общем-то он чувствует себя прекрасно, но, бывает, все еще испытывает беспокойство.

Опыт осознания многих вещей очень помог ему не испытывать переизбыток чувств, свойственный юношескому возрасту, помог ориентироваться на развитие крепкого умственного здоровья, и это тот решающий приоритет, который, как я считаю, придаст ему уверенность, в том, чтобы отыскать свое направление в развитии.

Мы с мужем всегда поблизости от него и видим, как в лучшую сторону меняется его состояние. Он строит свою взлетную площадку, чтобы, когда будет готов, у него была основа и все необходимое для того, чтобы разогнаться и взлететь. 

Он сделан из другого теста, чем многие его сверстники, которые уже нашли свое место в жизни, зарабатывают деньги и сами оплачивают свои счета. Но давайте будем помнить, что нет единого для всех образца. Каждый человек создан уникальным, со своим особенным опытом, необходимым именно для него, чтобы он мог научиться тому, что ему нужно, быть готовым двигаться вперед в нужное время и в нужном месте и жить той жизнью, для которой и был рожден. А Всевышний всегда будет рядом и, когда необходимо, обязательно окажет поддержку. Надо только не закрывать на это глаза, а ровно наоборот, ведь многое дается как раз по вере.