Вопрос раввину:

Здравствуйте!

Мне хотелось бы узнать об органах, что кажутся лишними (их называют «рудиментарными, остаточными органами»). Например, миндалины, расположенные в горле, воспаляются во время болезни и мешают глотать, – для чего они нужны? Есть еще одна часть тела, называемая аппендикс, в которую также может попасть инфекция, и тогда нужно немедленно оперировать и удалять этот отросток, – в чем его польза? Я понимаю, что Святой, благословен Он, делает все продуманно, и ничто не создано зря, поэтому буду рада услышать объяснение тому, что на первый взгляд выглядит ненужным в нашем теле.

С уважением, Талья


Ответ:

Приветствую Вас, Талья, и благодарю за Ваши вопросы.

Упомянув оба человеческих органа, о которых пойдет речь ниже, Вы на деле затронули один из моментов, сильных в отношении веры в предопределенность – согласно теориям, заявляющим о «случайном характере» природы, исследователи прошлого быстро выделили «лишние» части тела человека, такие как миндалины и аппендикс, что Вы обозначили. Утверждалось, что оба «рудиментарные, остаточные органы» (Vestigial organs) – иными словами, слабые отростки, не оказывающие никакого положительного влияния. Полагаясь на это ошибочное мнение, хирурги спешили вырезать миндалины у детей без надобности!

Наука продвинулась далеко вперед, выявив, к удивлению, предназначение малейших составляющих человеческого организма, как сказано в стихе: «Как велики Твои деяния, Г-сподь! Все мудро сделал» (Теилим 104:24). Любая претензия на естественную «случайность» оказалась происходящей из невежества, и мы докажем это в данной статье.

 

«Лишнее» зубчатое колесико

Начну с притчи, которая поможет нам приступить к обсуждаемой теме.

Давайте вообразим себе историю о сыне африканского племени, впервые в жизни наткнувшимся на часы в поле. Он тщательно осмотрел предмет, обнаружил стрелки, указывающие на соответствующую разбивку суток, заметил зубчатые колесики, методично передвигающие стрелки, увидел батарейку, позволяющую часовому механизму работать (при ее удалении время остановилось). Каждый фрагмент часов свидетельствует о серьезной продуманности, и африканец весь день напролет корпел над изучением находки.

Нет нужды говорить о том, что герой нашего рассказа никогда не был на заводе, где производят часы, равно как не был знаком с батарейками и медными зубчатыми колесиками, тем более, не имел никакого понятия о сборке подобного механизма самостоятельно. Он пришел к напрашивающемуся выводу о том, что это сложное устройство было задумано намерениями того, кто его сотворил, а не возникло по воле случая.

часыВспомним Раби Акиву, произнесшего: «Сын мой, в точности так, как дом доказывает наличие строителя, одежда – портного, а дверь – столяра, и мир провозглашает присутствие Святого, благословен Он, создавшего его».

Теперь добавим к притче вторую часть: представим, что африканец определил бы в тех часах какое-нибудь «лишнее» зубчатое колесико, не найдя ему применения. Соответственно, он с гордостью констатировал бы «случайное совпадение» в системе часового механизма! Неужели мы бы не посмеялись над таким умозаключением простака? Ведь он смотрел на часы в качестве ученика, не учителя, и не в его силах прикоснуться к таинству выполнения похожего предмета. С какой стати тогда ему оценивать автора?! Это не что иное, как завышенная гордыня, провоцирующая искажение мыслей.

Логика преподносит нам метод познания от общего к частному (дедукция): глобальный план, безусловно наблюдавшийся до сих пор в часах, тысячекратно свидетельствует о том, что и крохотные фрагменты часов предусмотрены, пусть и невозможно вникнуть в суть всего устройства через их сотворение. В конечном счете мы убеждаемся: даже невзрачная «царапина» в нижней части часов представляет собой гравировку названия компании. А если часы функционируют без мелких деталей во внутреннем корпусе, неудивительно, что такие детали помогают часам идти точно или способствуют сохранению и поддержанию более сложных элементов.

Миллионы гениальных систем

В действительности все так же, как и в притче.

Прямо сейчас в нашем теле работают миллионы гениальных в своей организации систем: любая клетка наименьших размеров устроена сложнее, чем транспортная система Нью-Йорка. Каждый из обоих наших глаз имеет свыше 120 миллионов палочек и колбочек, распознающих свет и цвет, формируя четкую цветную картинку реальности. Наш мозг – суперкомпьютер, ни одна машина не сравнится с ним по уровню оснащенности. Человеческий мозг состоит из более чем 100 миллиардов нейронов (нервных клеток), тогда как общая численность звезд в нашей галактике меньше этого значения, и все нейроны созданы таким образом, чтобы организм функционировал. Наука до сих пор блуждает в темноте при открытии чудес анатомии, в особенности что касается микросистем – клеточной, иммунной и других.

Internal structure of an animal cell. Digital illustration. Clipping path included.

Как же человек может, видя все это, думать, будто в чем-либо из этого нет надобности?

Наука открыла!

На самом деле мы, в отличие от представителя африканского племени из той истории, еще в своем поколении удостоились обнаружить задачи, присущие и второстепенным частям тела. Миндалины, аппендикс и иные отростки, считавшиеся в прошлом бесполезными, оказались защитниками от болезней и естественной поддержкой иммунитета в организме. У нас есть опыт, из которого вытекает необходимость доверять тому прекрасному, что наполняет мироздание, и не делать опрометчивых выводов по незнанию.

Вот важный пример: когда впервые нашли ДНК (дезоксирибонуклеиновую кислоту), исследователь человеческого генома не заметил никакого предназначения у свыше 90% генетического материала ДНК, и его прозвали «мусором ДНК». Однако по мере развития науки выяснилось, что внутри этого «мусора» спрятаны блоки ДНК, регулирующие работу генетического материала. Эти блоки «прыгают» с места на место в составе ДНК, образуя, помимо прочего, различные вариации в природе. Они жизненно важны для запуска генов в нужное время в нужном месте, и в их отсутствие природа не будет изменчива («Десять важнейших научных открытий 2004 года по версии журнала «Science»).

То еще одно доказательство тому, как исследовательская деятельность продвигается черепашьим шагом по пути нахождения предначертания творения, но торопится с выводами, противоречащими этому порядку. По какой причине из подобного не учат хотя бы немного рациональной скромности?

В следующей статье мы рассмотрим, с Б-жьей помощью, предназначение миндалин.