В недельной главе Беаалотха мы встречаем два стиха, которые выделены особым образом — перевернутыми буквами нун.

Вот эти стихи:

И было, когда двигался Ковчег, говорил Моше: «Встань, Бог, и рассеются враги Твои, и разбегутся ненавистники Твои от лица Твоего!» А когда останавливался Ковчег, говорил он: «Вернись Бог десятков тысяч Израиля»

(Бемидбар, 10:35-36)

Мудрецы (Шабат, 166а) спорят о смысле и значении этих стихов. Реби считает, что они настолько важны, что по сути составляют отдельную книгу. То есть на самом деле в Торе не пять, а семь книг. По его мнению, Бемидбар, четвертая книга Торы, в действительности включает в себя три книги. Первая – с начала Бемидбар до слов «И было, когда двигался Ковчег», вторая — два приведенных выше стиха, и третья – начиная после слов «Вернись Бог десятков тысяч Израиля» и до конца книги Бемидбар.

По мнению других мудрецов, эти стихи исполняют иную роль – они как бы отделяют два бедствия одно от другого. До этого говорится, что народ Израиля спешно покинул гору Синай, а после рассказывается о том, что евреи в пустыне добром вспоминали Египет и жаловались на нехватку мяса.

Оба эти мнения необходимо разъяснить.

Прежде всего, нужно понять, согласно Реби, который считает, что два этих стиха самостоятельная книга, в чем их важность и особенность, из-за чего они могут считаться отдельной книгой?

А второе мнение нужно понять вот в какой связи. Во-первых, необходимо уяснить, почему именно эти стихи были выбраны, чтобы разделить два бедствия; во-вторых, следует задуматься, чем так страшно то, что описано до и после этих стихов.

Начнем с последнего вопроса.

Если проанализировать эти бедствия, мы увидим, что их объединяет как бы общий знаменатель. На первый взгляд кажется, евреи не совершали чего-то ужасного, но беда состояла в том, что эти эпизоды характеризуют отношение евреев к Торе и заповедям. Если после звонка ученик со всех ног бежит из школы, значит, учеба его не слишком интересует и занятиям он не рад. Когда народ жалуется на отсутствие мяса, это приводит к мысли, что им неважна свобода, которую дал Бог, и неважно то, что они стали народом Всевышнего.

Если не разделить эти два сюжета, это показывало бы, что таково и есть истинное отношение Израиля к Творцу, однако это не так. Поэтому они и разделены стихами, в которых мы обнаруживаем настоящую любовь народа ко Всевышнему.

В этих стихах евреи просят своего Отца быть с ними всегда: и на войне, в дни бедствий, когда они нуждаются в помощи (как сказано в первом стихе), и когда наступает мир (во втором стихе). Так мы понимаем, что те проступки не отражают истинную суть народа Израиля, и на самом деле евреи всегда желают быть со Всевышним.

То же и в Танахе: пророки не раз порицают народ за грехи, однако Песнь Песней исполнена огромной любви к Творцу и стремления к близости с Ним.

Раби Акива говорил, что все книги Танаха святы, но Песнь Песней – Святая Святых. Во всех книгах говорится о грехах нашего народа, но это лишь внешнее, не сущностное, а в Песни Песней раскрываются настоящие отношения Творца и еврейского народа.

Эта истинная сущность народа Израиля, которая тотчас проявляется, стоит лишь немного очиститься от внешнего сора.

Итак, теперь мы понимаем, почему так важны эти два стиха. Необычайно лаконично они отражают истинные отношения нашего народа с Творцом. И, очевидно, это-то и придает им такую значимость, что они могут считаться отдельной книгой Торы.