«То, что исходит из нечистого, нечистое, а то, что исходит из чистого, чистое» — это одно из основных правил кашрута.  Но ведь мы не едим пчёл, нам это запрещено.  Тогда почему употребляем мёд, который они производят? 

На Рош а-Шана у народа Израиля существует обычай есть яблоко, обмакивая его в мёд, и желать друг другу доброго и сладкого года. Сейчас, в разгар лета, пора уже обратиться к теме осенних праздников и поговорить про мёд, например, как удивительно делают его пчёлы.

Симаним на Рош аШанаПчелиный мёд и коровье молоко в некотором смысле можно сравнить. Во-первых, то и другое образуется в организме живого существа; во-вторых, образуется благодаря пище, которую употребляют пчела и корова; и, в-третьих, организм этих животных выводит свой продукт наружу.

Можно предположить, что наши древние предки, наблюдая за образом жизни пчелы, думали, что процесс выработки мёда в ее организме подобен процессу выработки молока у коровы.

Так же, как пища, поступающая, например, в пищеварительную систему коровы, переваривается и благодаря этому вырабатывается молоко, можно предположить, что по той же логике нечто подобное должно происходить и с пчелиным мёдом.

Из цветочного нектара, который собирает и проглатывает пчела, перерабатывая его и полностью видоизменяя, она производит мёд. Но как нектар может превратиться в мёд, не будучи абсорбированным в теле пчелы, это загадка.

Как мы уже говорили, одно из основных правил кашрута гласит: то, что выходит из нечистого (из животных, запрещенных в пищу, например, их яйца и молоко), нечисто (не кошерно). А то, что выходит из чистого, чисто (кошерно).

Употребление молока верблюдицы в пищу запрещено по принципу «исходящее из нечистого — нечисто». По логике вещей, мёд должен быть запрещен для употребления по той же причине.  Ведь самих пчел нам есть запрещено.  Почему же тогда разрешается мёд, который они производят?..

Уникальный организм пчелы

Pixabay

Обратимся к физиологии пчелы.

Исследователи обнаружили удивительные факты. Во-первых, у пчелы два желудочка. Изо рта насекомого нектар, из которого должен получиться мёд, поступает внутрь тем же путем, что и обычная пища, только нектар попадает не в желудочно-кишечный тракт, а в специальный желудочек для мёда. С одной стороны в него поступает нектар, с другой он закрыт, и никакой контакт с веществами из пищеварительной системы пчелы с этим нектаром невозможен. Кроме того, этот особый желудочек не имеет никаких пищеварительных соков.

Пчела превращает нектар в мёд благодаря тому, что в ее особом желудочке он смешивается с ферментами.  Ферменты — это белки, которые вырабатываются в организме животных и в растениях. Функция их заключается в том, чтобы ускорить процесс расщепления больших молекул и из маленьких молекул построить большие.

Фермент действует благодаря тому, что связывается с субстратом. В результате этого взаимодействия появляется новый продукт.

Ферменты, которые выделяются во рту пчелы и в ее желудке, разделяют молекулы нектара на основные вещества, из которых и состоит мёд: глюкозу (виноградный сахар) и фруктозу (фруктовый сахар).

Количество ферментов, изначально необходимое для осуществления этого процесса, минимальнейшее. Большинство из этих ферментов разрушается и исчезает. После того, как нектар превратился в мёд, от них почти ничего не остается.

Подчеркнём, что нектар, оказавшийся в особом желудочке пчелы, ни в каком виде не проходит ни через ее пищеварительную систему, ни через её кровеносные сосуды.

Кроме того, ферментов, превращающих нектар в мёд, ничтожно мало, так что без помощи приборов человеческий глаз не способен их различить, поэтому в отношении кошерности мёда действует закон, как и в отношении микробов, которые не запрещено употреблять в пищу.  Тем более, что после превращения нектара в мёд большинство ферментов из организма пчелы распадается и исчезает, а то, что остается, составляет меньше 1 процента.

В Алахе это определяется как аннулирование: если запрещенного, то есть не кошерного, в смеси меньше 1/60 части, считается, что оно аннулировано.

Аннулирование 1/60 части

Рассмотрим пример. Если 100 мл молока нечистого животного по ошибке пролилось в кастрюлю с кошерной пищей, решающее значение имеет количество кошерного в кастрюле. Если там было 6 л и более, считается, что запрещенное аннулировано и содержимое кастрюли пригодно для употребления.

Отсюда понятно, почему нам разрешено есть пчелиный мёд, ведь количество ферментов пчелы в нем не более 1 процента.

И тем не менее, можно подумать, что, если бы в талмудический период существовал университет и его ученых спросили, следует ли согласно Торе разрешать в пищу пчелиный мёд, их ответ однозначно оказался бы отрицательным — как и в отношении молока запрещенного животного. В конце концов, ведь нет логичного объяснения разницы между нектаром, который превращается в мёд в организме пчелы, и травой, которая становится молоком в организме животного.

Но вот что удивительно: согласно Устной Торе, мудрецы получили на Синае лаконично выраженный закон, который упоминается в Талмуде: «Пчелиный мёд разрешен, потому что пчёлы помещают его в себя, но не выделяют (произвольно) из себя» (как это происходит у той же коровы и других млекопитающих).

медНаши мудрецы знали, что мёд нельзя уподобить молоку некошерного животного — он производится в результате другого процесса, отличного от выработки молока. Пчелы не переваривают и не абсорбируют нектар внутри себя. Они лишь помещают его в отдельную систему организма для переработки, не привлекая для этого пищеварительные соки, а в итоге выделяют получившийся новый продукт в известном всем виде.

Также мудрецам было ясно, что расщепляющие вещества, которые используются в организме пчелы для приготовления мёда, не таковы, чтобы из-за них нужно было запрещать мёд в пищу. Согласитесь, вещь вовсе не очевидная, ведь без четкого знания на этот счет оставалось бы опасение, что, даже если нектар не переваривается, все же, возможно, некошерных расщепляющих веществ в теле пчелы столько, что мёд будет запрещен в пищу.

Кто тысячи лет назад мог знать тайну природы о двух крошечных желудочках в теле пчелы и процессе переработки нектара и кто мог объявить об этом с такой абсолютной уверенностью в алахическом смысле, как не Сам Творец мира, открывший это для знания практического закона?