Из книги рава Хагая Прешела «Источник жизни. Мгилат Эстер»

«Установите обо мне память для поколений»

Сказано в трактате Мегила (7а): «Послала Эстер мудрецам [послание]: «Установите обо мне память для поколений». Послали они ей [в ответ]: «Ревность ты пробуждаешь к нам у народов». Послала она им: «Но уже написано обо мне в летописях царей Мидии и Персии». И пишет там Раши: «»Установите» – значит праздничный день и чтение Мгилат Эстер (Книги Эстер), чтобы «было мне имя».

И это требует объяснения и понимания – почему она просила «сделать имя» ей, а не чтобы рассказать о чуде, совершенном Всевышним?

Что можно, хвалиться благими делами или напомнить о себе?

Прежде всего следует знать, что само по себе желание человека «сделать себе имя» не связано с гордыней. Это очевидно из слов Рамо в Шулхан Арухе (Йоре деа, 149:13): «В любом случае не следует человеку хвалиться благими делами. А если хвалится – мало того, что не получает за это награду, его еще и накажут. Тем не менее, если некто отдает вещь на доброе дело, можно написать свое имя на ней, чтобы была о том память. И следует поступать так».

На первый взгляд, здесь он противоречит сам себе. Но на самом деле разница очевидна. Хвастовство связано с гордыней – человек приписывает себе заслугу и важность за исполненную им заповедь. Но есть форма, когда человек намеревается не хвалить себя, а просто напомнить о своем существовании – чтобы не забылось его имя и память о нем.

Из слов Рашбы в респонсе видится, что есть в этом нечто большее. Прежде всего приведем его слова: «Если некто посвящает и строит что-то за свой счет во имя небес, кто воспрепятствует ему, чтобы увековечил свое имя?.. И еще в нескольких местах в святых общинах принято так… И это обычай мудрецов и обычай древних, чтобы дать награду исполняющим заповедь. И Тора рассказывает о тех, кто сделал заповедь. А если Тора делает так, мы должны следовать ей, ведь пути ее достойные.

О том, как Реувен спас Йосефа от рук его братьев, говорит Писание: «И услышал Реувен, и спас его от их рук» (Берешит, 37:21). И о том, что Боаз не пожалел хлеба и уксуса (чтобы Рут утолила голод), говорит Писание…

Сказал раби Ицхак бар Марьон: «Пришло Писание научить нас — если человек делает заповедь, должен делать это от всего сердца. Отсюда мы учим обычай писать имена тех, кто жертвует во имя небес, чтобы была о них добрая память и для поощрения исполняющих заповеди».

Три причины увековечить имя

Как видим, Рашба приводит три причины: «дать награду исполняющим заповедь», «чтобы была о них добрая память» и «для поощрения, чтобы исполняли заповеди».

Когда человека помнят из-за исполненных им заповедей, это поощряет и других поступать, как он. А это тоже получаемая им награда – исполненная им заповедь приносит ему безграничную заслугу (когда его дело служит хорошим примером другим). Именно поэтому сказано «следует поступать так» – несомненно, человеку следует таким образом добавлять себе заслуг за исполненную им заповедь. Более того, это его обязанность в этом мире.

Когда имя человека вспоминают в связи с исполненной им заповедью, это как будто говорят о заповеди от его имени.

Что в сущности сделала Эстер?

Теперь в свете сказанного мы можем вернуться к Эстер и объяснить, почему она так хотела «сделать имя» себе.

Когда Эстер вошла в дом Ахашвероша, она буквально принесла себя в жертву – добровольно вырвала себя из народа. Она и сама сказала: «И как пропала я, [так и] пропала» (Мгилат Эстер, 4:16).

И объяснили эти слова в трактате Мгила: «Как я пропала из дома отца, так пропадаю и для тебя». И хотя ей было разрешено это сделать — сказал ей Мордехай: «И кто знает, может быть, именно для этого часа и пришла ты к царству!» (4:14), так как она спасла этим множество евреев, тем не менее, себя она как будто погубила.

И, конечно, она имела законное право получить за это достойную награду. То есть сохраниться в памяти поколений как принесшая себя в жертву ради других. И это станет ее заслугой, и ее будут помнить не за то, что вошла в дом Ахашвероша и вышла замуж за злодея. Таким образом, ей «сделали имя», увековечив для поколений в Танахе ее историю, записанную в Мгилат Эстер.

Еще один аспект

Есть в этом еще один аспект. Из слов Гемары (Шабат,153а) как будто следует, что добрые слова, которые говорят о человеке после его смерти внизу, влияют и на отношение к нему наверху.

Приведем эту Гемару: «Сказал раби Йеуда Брия де рав Шмуэль бар Шилат от имени Рава: “Из того, как оплакивают человека, видно, есть ли у него удел в будущем мире. Это не так! Ведь сказал Рав раву Шмуэлю: «Подогрей» [народ], когда будут оплакивать [меня], ведь я там буду. (Отсюда как будто следует, что Рав опасался, будто его не будут оплакивать как следует – и как такое может быть, если он сам сказал, что по тому, как оплакивают, видно, унаследовал ли он будущий мир? Без сомнения, Рав, его унаследовал, а, значит, его должны были оплакивать соответственно. И отвечает на это Гемара, что «подогревать» все равно надо. И только после этого видно, унаследовал ли покойный будущий мир).

Этот [который унаследовал будущий мир, когда его оплакивают и людей] «подогревают», они «разогреваются». А этот [который не унаследовал будущий мир, когда его оплакивают, людей] «подогревают», а они не «разогреваются».

Сказал Рава раби Элазару: «И уши твои услышат слова позади тебя: это путь, которым следует идти – и вправо, и влево» (Йешаяу, 30:21). Как Раши объясняет, когда умрешь, за гробом своим услышишь: «Путем, которым следовал он, идите и вы», – и тогда очевидно, что ты достоин будущего мира. Раби Ханина сказал: «Его достоин всякий, кем довольны мудрецы наши» (Прим. авт.).