Рабанит Леа Кук
image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Двоюродная сестра рабанит Леи Коледецки, рабанит Лея Кук, также родом из Бней-Брака. Ее родители – Рав Ицхак Зильберштейн и рабанит Ализа-Шошана, дочь Рава Йосефа Шалома Эльяшива. Рабанит Кук, мать 14 детей, приблизившая многих к еврейству, известна и любима, и ее предки уважаемы: дедушка – Рав Эльяшив, благословенна память праведника, прадедушка – Рав Арье Левин.

Рабанит Кук взаимодействует с людьми напрямую, со всем теплом. Она разжигает в женщинах внутренний огонь, наделяя их верой и сильным ликованием в служении Всевышнему. Секрет ее волшебства заключается в том, что с женщинами и девушками, обращающимися к ней, она ведет диалог непосредственно с позиции матери. Рабанит Кук уверенно управляет женской частью общины, в то же время обладая большой миловидностью, отличным чувством юмора и особенной мягкостью. Она дает женщинам вдохновение, помимо прочего, по причине своей простоты и по причине того, что она учит руководству к действию – одной или двум алахот (еврейскому закону) на тему внутренней радости и любви ко Всевышнему. Что касается последнего, рабанит Кук постоянно повторяет фразу: «Я люблю Всевышнего, я люблю нашего Небесного Отца». Вдобавок она читает много Теилим. Раньше давала женские уроки, в ходе которых проходили всю книгу Псалмов, а на сегодняшний день, следуя предписанию мужа, рава Кука, она отправляется на могилы праведников в Тверии и произносит молитвы за весь еврейский народ.

В интервью Hidabroot около шести лет назад рабанит поделилась описанием своего распорядка дня: «С утра я быстро-быстро навожу порядок в доме, а уже в 10:00 земной шар для меня перестает вращаться. Я начинаю стоя читать книгу Теилим, целуя ее, ощущаю сладость единения с Создателем, преисполненная радости и тоски. Я отключаюсь от всего мира до 12:00 и, если не заканчиваю чтение книги к этому моменту, покрываю ее множеством поцелуев, выхожу из комнаты и ставлю на плиту посуду с едой для детей. Не десять кастрюль, только одну, потому что мои чада не любят есть много. В пище, которую я готовлю, присутствует благословение Вс-вышнего. Я молюсь каждой клеточкой своего тела, чтобы кушанье было съедобным и полезным, чтобы все получили то, что им по вкусу. По возвращении сыновей с учения Торы я целую и обнимаю каждого из них, затем проделываю это повторно. На мой взгляд, здесь может идти речь о пикуах нефеш (опасности для жизни). После этого наступает время, когда я должна открыть дверь женщинам, приходящим на прием».

Летая в Эйлат, рабанит настаивает на том, что не станет брать ни копейки за свои выступления с лекциями, предпочитая, чтобы женщинам не нужно было платить за вход, таким образом, все желающие могли бы поучаствовать. Возвращаясь обратно в ночные часы, рабанит Лея Кук уделяет время детям, молится на рассвете и только потом ложится спать. В ходе беседы она периодически делает паузы, произнося «во имя Небес» и «во имя Святого (Всевысшего)».

«Я вижу людей, далеких от Торы и заповедей, и у них так плохо на душе, ведь она ищет смысла, Божественного света, однако люди, как правило, не знают, почему они пребывают в подобном состоянии», – заметила рабанит однажды. – «Всевышний удостаивает меня посодействовать им в соединении с Ним, что приносит им благо в том числе, поскольку таким образом они осуществляют миссию на земле. С этой целью я мужественно приношу в жертву свою душу, не будучи заинтересованной в личной выгоде».

Report

Проголосуйте:

Мордехай и Эстер в свете археологии

Жители поселка Мишмерет благодарят Творца за чудо