Оплот Торы

Хотя имя Дедушки Раби Арье широко прославилось как синоним милосердия, поддерживающего существование мира, далеко не каждому было известно о том, что этот человек всеми своими силами исполнял роль и оплота Торы, и оплота Служения. Все дни его жизни были обращены на сокрытие его значимости по отношению как к Торе, так и к Служению, в особенности, что касается лекций на тему еврейской этики, с которыми он выступал в стенах основанной им ешивы «Бейт Арье», а также в разных синагогах и домах учения, причем практически ничего из его повсеместно распространившихся идей насчет различных торанических понятий не было скомпрометировано.

Лишь недавно среди записей Дедушки обнаружилась стопка порядка тысячи листов, а в ней – тщательно собранный и упорядоченный список комментариев почти на все шесть разделов мишны! Согласно датированию, проставленному от руки, Раби Арье корпел над этим толкованием в годы Первой мировой войны. Весь Иерусалим, включая семью Раби Арье, проживавшую в городе, страдал от ужасающего голода – две дочери Раби Арье, не про нас будет сказано, умерли от истощения, в то время как их отец яростно учил Тору, занимаясь вышеупомянутым трудом. (Книга вышла в свет в последние годы под названием «Мишнат Арье»).

Помимо этой работы, в числе прочего сохранившегося были найдены множество очерков о хидушим (новых прочтениях) Торы, переписки с главами поколения, заметное место занимает таковая с зятем Раби Арье, Дедушкой Равом Эльяшивом, о глубокомысленных проблемных вопросах в масштабах всей Мишны. И с папой Дедушка Раби Арье вел беседы о Торе, и папа приводит в своих сочинениях слова «от имени моего достопочтенного тестя, Гаона Цадика Раби Арье Левина, благословенна память праведника».

На протяжении десятков лет Раби Арье учился в стесненных обстоятельствах. Примерно половина его жизненного пути прошла в невероятной нищете, фактически за чертой бедности, но он черпал стремление выжить из Торы, остававшейся для него ежедневной отдушиной.