Раби Ицхак-Эльханан бар Исраэль-Исер Спектор (5577-5656 /1816-1896/ гг.) – главный раввин г. Ковно (Каунаса), один из духовных лидеров поколения.

Детство и юношество

Родился в местечке Россь, южнее г. Гродно.

Изучал Тору под руководством отца, занимавшего пост раввина в этом местечке.

Женился на Саре-Рейзл, дочери р. Элиэзера Везерского – знатока Торы и богача из Волковыска, соседнего с Россью города.

Р. Ицхак-Эльханан поселился у тестя. Деньги, полученные в приданное, он вложил в предприятие одного из местных коммерсантов, чтобы, живя на свою долю прибыли, в течение долгих лет спокойно изучать Тору.

Однако через несколько лет коммерсант разорился, и ребецин Сара-Рейзл пришла к нему, со слезами упрашивая возвратить их вклад. «Пусть придет твой муж», – сказал коммерсант. Сара-Рейзл попыталась уговорить мужа, чтобы он на короткое время прервал занятия и поговорил с коммерсантом. Но р. Ицхак-Эльханан не поднял головы от книг. Молодая женщина, захлебываясь слезами, пожаловалась отцу, но тот сурово отчитал свою дочь: «Дай ему спокойно учиться! Один час его занятий дороже, чем все приданное». Эти слова на всю жизнь укоренились в ее сердце (Сарей амеа 6:5).

В Волковыске р. Ицхак-Эльханан учился в хевруте (паре) с чрезвычайно одаренным юношей р. Йеошуа-Лейбом Дискиным (см.), сыном раввина этого города.

На раввинском посту

Раввинское посвящение р. Ицхак-Эльханан получил от р. Ицхака-Айзика Хавера, который был, в свою очередь, учеником р. Менахема-Мендла из , ближайшего ученика Виленского Гаона.

В 5599 /1839/ году р. Ицхак-Эльханан стал раввином городка Береза в Полесье, а в 5606 /1846/ году возглавил общину г. Несвижа, южнее Минска.

Р. Ицхак-Эльханан был вынужден бежать в Несвиж под покровом ночи, поскольку жители Березы отказывались отпустить полюбившегося им раввина (Гдолей адорот).

Двадцать восьмого ияра 5611 /1851/ года р. Ицхак-Эльханан был похищен из Несвижа неизвестными, которые доставили его в г. Новардок (Новогрудок). Здесь, окружив его великим почетом, ему сообщили, что он избран новым раввином этой крупной общины, – но поскольку руководители Несвижа наотрез отказывались расстаться с ним, посланцам Новардока пришлось прибегнуть к столь экстравагантному «приглашению» (Сарей амеа 6:5).

В Новардоке он завершил и издал свою первую книгу Беэр Ицхак (Колодец Ицхака) – этот сборник алахических респонсов принес ему широкую известность по всему литовскому краю.

В последний год его пребывания в Новардоке до черты оседлости дошла книга Дришат Цион (Стремление к Сиону), в которой ее автор, раввин из Пруссии р. Цви-Гирш Калишер (см.), призывал начать активное заселение Земли Израиля, а затем, не дожидаясь возведения Третьего Храма, возродить жертвоприношения в Йерушалаиме. Р. Ицхак-Эльханан горячо поддержал эти идеи. Ссылаясь на талмудические источники, он доказывал, что и строительство Храма тоже может предшествовать приходу Машиаха.

В дальнейшем он участвовал в деятельности движения Хибат Цион (Любовь к Сиону), созданного для осуществления программы, разработанной р. Калишером (Сарей амеа 6:5).

В Ковно

В 5624 /1864/ году р. Ицхак-Эльханан стал главой раввинского суда г. Ковно (Каунаса) – в течение тридцати двух лет он возглавлял эту общину, одну из трех крупнейших в литовском крае.

Он создал и возглавил в Ковно колель леаврехим (ешиву для семейных молодых людей) – впоследствии его ученики стали главами общин и ешив во многих странах мира.

Р. Ицхак-Эльханан относился к своим ученикам с величайшей любовью и уважением. Рассказывают, что, когда одному из них угрожал призыв в российскую армию, р. Ицхак-Эльханан приложил все возможные усилия, чтобы добиться его освобождения.

И вот однажды в комнату, где р. Ицхак-Эльханан проводил заседание раввинского суда, просунулась голова одного из учеников. Юноша восторженно возвестил: «Ребе, Моше освобожден!!!». Р. Ицхак-Эльханан горячо поблагодарил его за добрую весть. Через несколько минут дверь снова приотворилась, и другой ученик колеля произнес: «Ребе, Моше освободили от армии!!!». Р. Ицхак-Эльханан от всего сердца поблагодарил за добрую весть – так, как будто не слышал об этом раньше.

По подсчетам судьи, заседавшего вместе с р. Ицхаком-Эльхананом, явление вестников повторялось пятнадцать раз. И каждого из них р. Ицхак-Эльханан встречал с искренней радостью и сердечностью – и у каждого из них оставалось полное ощущение, что именно он первым принес счастливую весть (Гдолей адорот).

Подлинный лидер

В Ковно р. Ицхак-Эльханан проявил себя подлинным лидером, самоотверженно заботящимся о благополучии общины.

Когда в засушливом 5627 /1867/ году в прибалтийских землях начался голод, он сумел собрать крупные денежные средства и организовал бесплатные кухни для нуждающихся – его предприимчивость спасла жизни сотням людей (там же).

В 5641-5642 /1881-1882/ годах р. Ицхак-Эльханан дважды посетил Санкт-Петербург, чтобы отстаивать там еврейские интересы – в первую очередь, он стремился оградить от посягательств властей традиционную систему воспитания и обучения: хедеры и ешивы.

Вместе с р. Исраэлем Салантером он организовал специальное представительство, обеспечивающее защиту еврейских общин.

В Санкт-Петербурге р. Ицхак-Эльханан также встретился с крупнейшими еврейскими промышленниками и банкирами: бароном Гиршем (Горацием) Гинцбургом и «железнодорожным королем» Самуилом Поляковым, имевшими обширные связи в среде правительственных чиновников; от помощи, оказываемой этими еврейскими магнатами, в значительной степени зависела деятельность многих благотворительных и образовательных учреждений черты оседлости (Сарей амеа 6:5).

В один из приездов в Санкт-Петербург к нему обратились местные еврейские «просветители», которые хотели перевести Талмуд на русский язык и издать его в российской столице – «чтобы русская публика убедилась, что Талмуд является одним из сокровищ мировой культуры». Они просили р. Ицхака-Эльханана воздействовать на еврейских богачей с тем, чтобы они выделили сумму, необходимую для реализации грандиозного проекта. Однако р. Ицхак-Эльханан отказал им, пояснив: «Я не могу способствовать успеху дела, в котором сам не вижу никакой пользы. …Если бы я знал, что гои ненавидят нас только потому, что незнакомы с Талмудом и не знают наших традиций, я бы всеми силами способствовал такому изданию – чтобы и они, наконец, увидели свет, сияющий в этой книге. Но я слишком хорошо знаю антисемитов: они ненавидят нас за то, что мы евреи, а не потому, что им недостает информации об евреях. …Если мы переведем Талмуд на русский язык, они будут по-прежнему нападать на нас – но теперь уже с цитатами из Талмуда» (там же).

«Просветители», которые сначала попытались обрести в нем союзника, быстро убедились в своей ошибке. Один из «просветителей» – писатель и коммерсант – разочарованно сказал р. Ицхаку-Эльханану: «Мы считали Вас представителем нового поколения в среде раввинов, но теперь я вижу, что Ваша честь действует, как ветхозаветный еврей». «Я действительно представитель нового поколения, – улыбаясь, отпарировал р. Ицхак-Эльханан, – а вот Вы со своими единомышленниками принадлежите к очень древней эпохе. Ведь об этом и говорится в ночь пасхального седера: «Сначала предки наши были идолопоклонниками, а сейчас Всевышний приблизил нас к служению Себе» (Агада шель Песах)» (Сарей амеа 6:5).

В борьбе с «просветителями»

В то же время он категорически возражал против полного отделения евреев, сохраняющих верность традиции, от «просветителей» –политики, которой придерживались ортодоксальные раввины в Германии и Австро-Венгрии. Он рассчитывал терпимостью и любовью возвратить сердца отступников к Б-гу.

Рассказывают, что однажды в шабат он, в соответствии с предписанием врачей, прогуливался в городском саду. Вдруг в конце аллеи показался один из ковенских «просветителей» с сигарой во рту. Заметив издалека раввина, он отбросил сигару – и когда они поравнялись, р. Ицхак-Эльханан приветствовал его словами «Шабат шалом!». Секретарь, сопровождавший р. Ицхака-Эльханана, был поражен: «Наставник, Вы же видели, что он курит в святой день шабата, – почему же Вы не отчитали его?!» «Если бы я упрекнул его, – ответил р. Ицхак-Эльханан, – он бы подумал: «Уф, фанатик! Ну, чего этот бездельник суётся в чужие дела?!». Теперь же он подумает, что я не заметил, как он курит, – и в следующий раз он остережется курить в шабат, чтобы снова не попасться мне на пути» (там же).

Труды рава Спектора

В 5644 /1884/ году р. Ицхак-Эльханан завершил публикацию своего комментария на Хошен мишпат (Судный нагрудник) – раздел кодекса Шульхан арух, содержащий законы судопроизводства и имущественных отношений между людьми. Этот капитальный труд, озаглавленный Нахалат Ицхак (Наследие Ицхака), принес ему славу одного из самых авторитетных законоучителей своего времени.

Комментарий Нахалат Ицхак широко изучается до сих пор и является одним из основополагающих источников при установлении соответствующих законодательных норм.

К р. Ицхаку-Эльханану обращались за решением спорных вопросов со всех концов еврейского мира – не только раввины Литвы, Польши, Австро-Венгрии, Германии, Франции и Англии, но и руководители хасидских общин, сефардские раввины из стран Востока, мудрецы Земли Израиля и еврейские поселенцы из Соединенных Штатов Америки.

Его многочисленные респонсы были собраны в книгу Айн Ицхак (Родник Ицхака), издаваемую отдельными выпусками с 5649 /1889/ по 5655 /1895/ год.

Значительная часть его респонсов посвящена судьбе агунот (женщин, чьи мужья пропали без вести) – и только в трех случаях из ста пятидесяти р. Ицхак-Эльханан не сумел найти алахической возможности разрешить создание новой семьи.

Глава поколения

На протяжении нескольких десятилетий р. Ицхак-Эльханан оставался общепризнанным главой поколения, а г. Ковно, освященный его присутствием, стал одним из духовных центров для всего еврейского мира.

Выдающиеся знатоки Торы называли р. Ицхака-Эльханана почетными титулами – «рейш галута» (глава диаспоры) и «рабан шель коль бней агола» (наставник всех, живущих в изгнании). Однако в платежных ведомостях ковенской общины он числился на должности «машгиах кашрут» (инспектор по кашерности пищи) – поскольку российские власти официально признавали лишь «казенных раввинов», присылаемых в общины по распоряжению министерства внутренних дел (Сарей амеа 6:5).

В личности р. Ицхака-Эльханана гармонично сочетались гениальный законоучитель и самоотверженный общественный деятель, обеспокоенный материальными нуждами каждого еврея.

К нему приходили со всеми бедами и проблемами, и людской поток не иссекал в течение всего дня и значительной части ночи. Среди посетителей были погорельцы и неимущие, приходили со своими тяжбами торговцы и коммерсанты, обращались соискатели, стремившиеся получить раввинское звание, и авторы, желавшие заручиться его рекомендацией на выпуск книги. Приходили знатоки Торы с вопросами, возникшими при изучении какой-либо сложной талмудической проблемы. Приходили в поисках защиты жертвы «кровавых наветов» и погромов, разразившихся на юге России. Обращались за советом посланцы общин, которым угрожало изгнание – согласно решению властей освободить от евреев пятидесятикилометровую зону в «черте оседлости», смежную с внутренними областями России (Гдолей адорот).

Р. Ицхак-Эльханан относился к людям с изумительной доброжелательностью и заботой; он старался помочь каждому раскрыть свои потенциальные возможности и реализовать свое жизненное предназначение.

Однажды к нему обратился аврех, желавший сдать экзамены на раввинское звание. Р. Ицхак-Эльханан быстро определил, что молодому человеку не хватает необходимых знаний. Однако вместо того, чтобы отказать соискателю, р. Ицхак-Эльханан сел и написал на его имя смиху – удостоверение раввина. Он сказал: «Я бы хотел вручить Вам эту смиху сейчас, но Вы еще для этого не готовы. Поэтому я оставлю ее в ящике своего стола – возвращайтесь домой, тщательно изучите все, что необходимо, а затем приходите ко мне. Ваша смиха будет терпеливо ждать Вас».

Несмотря на свой преклонный возраст и высокое положение, он имел обыкновение самолично обходить дома богачей, чтобы собирать средства на благотворительные нужды.

Один из богатейших ковенских коммерсантов спросил у него: «Почему, Вы, наш наставник, утруждаете себя такими визитами?! Ведь если бы Вы только позвали меня к себе, я бы и сам с радостью явился!». «Я пришел к Вам, чтобы Вы оказали помощь бедному человеку, – объяснил р. Ицхак-Эльханан, – и я бы хотел, чтобы Вы оказали эту помощь в полной мере. Но если бы я пригласил Вас к себе, Вы бы наверняка почувствовали, что самим своим приходом уже выполнили половину доброго дела» (Сарей амеа 6:5).

Последие годы

В свой последний год р. Ицхак-Эльханан был очень слаб – и, тем не менее, в шабат перед Йом кипуром (Шабат Шува) он пришел в дом молитвы, чтобы выступить перед своей общиной.

Ему помогли подняться на биму (возвышение, с которого читается Тора), и он произнес разрывающим сердца голосом: «Евреи Ковно! Что будет с соблюдением шабата в нашем городе?!». Сказав это, он разрыдался и, потеряв сознание, упал на пол. Очнувшись от обморока, он приподнялся и из последних сил прокричал: «Евреи Ковно! А что будет с соблюдением законов семейной чистоты?!». Он снова разразился рыданиями, упал и надолго лишился чувств. Вновь очнувшись, он уже не смог продолжить свою речь, и его отнесли домой.

По свидетельству очевидцев, его последнее выступление потрясло сердца слушателей и подействовало на них сильнее, чем десятки и сотни самых красноречивых проповедей (Гдолей адорот).

В одну из последних ночей, уже находясь в состоянии полной обездвиженности и бессилия, он вдруг вспомнил, что в кармане его кафтана лежит письмо с запросом относительно одной «соломенной вдовы» – агуны. И вот р. Ицхак-Эльханан сел на кровати, попросил, чтобы ему принесли необходимые книги, и начал разбираться в вопросе. Наконец, его лицо просветлело: «Слава Б-гу, она может заново выйти замуж!».

Когда началась агония, он прошептал: «Возможно, что порою я бывал пристрастен при ведении судебных дел – но ведь я всего лишь человек из плоти и крови. Но зато я бескорыстно изучал Тору. И пусть станет мне в заслугу то, что я материально поддерживал знатоков Торы и организовал кашерные кухни для еврейских солдат» (там же).

Р. Ицхак-Эльханан Спектор умер двадцать первого адара 5656 /1896/ года, в возрасте семидесяти девяти лет.

могила рава Спектора

Во главе ковенской общины его сменил сын и ближайший ученик р. Цви-Гирш Рабинович (5608-5670 /1848-1910/ гг.).

В 5657 /1897/ году в Варшаве вышла в свет книга Толдот Ицхак (Биография Ицхака) – жизнеописание р. Ицхака-Эльханана, составленное его неизменным секретарем р. Яаковом Лившицем.