в ,

Рав Хаим из Цанза, Диврей Хаим

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Рабби Хаим бар Арье-Лейб Хальберштам (раб Хаим из Цанза; Диврей Хаим; 5557-5636 /1797-1876/ гг.) – выдающийся законоучитель и хасидский наставник.

Родился в галицийском городе Тарногруде – в южной части Польши, отошедшей при разделе страны к Австро-Венгрии.

Впоследствии рав Хаим вспоминал, что в четыре года он, наблюдая за учениями солдат, обратил внимание на то, как старательно солдаты выполняют каждый приказ своих командиров. Мальчик подумал: если даже солдаты всеми силами стремятся выполнить приказ офицеров, то тем более и мы, евреи, составляющие воинство Владыки владык, обязаны всеми силами выполнять приказы Всевышнего – а для этого их необходимо хорошо знать. В тот же день мальчик взялся изучать «Книгу заповедей», составленную Рамбамом, – и запомнил всю ее наизусть (Маасей авотейну, Экев).

Изучал Тору под руководством отца, возглавлявшего раввинский суд в Тарногруде. Прославился под именем «илуй (вундеркинд) из Тарногруда».

Учился у целого ряда хасидских наставников – в том числе, у знаменитого кабалиста р. Цви-Гирша из Жидичева, старшего брата р. Сендера из Комарно, а также у р. Сар-Шалома Рокеаха, основателя хасидского «двора» в галицийском городе Белзе.

По завершении периода ученичества возглавлял общину местечка Родник. В 5590 /1830/ году он стал раввином галицийского городка Цанза (Санца), а спустя год возглавил в Цанзе новый хасидский «двор».

Р. Хаим прославился своей благотворительной деятельностью: он отдавал все свои деньги бедным, а когда кошелек пустел, занимал новую сумму, закладывая субботний подсвечник или кубок для кидуша, а порой и свою подушку и одеяло. Поток нуждающихся не пресекался в течение всего дня, и к ночи р. Хаима неизменно оставался без гроша – все годы он жил в крайней бедности.

Когда ему указывали на то, что мудрецы Талмуда запретили тратить на благотворительные нужды больше пятой части своих доходов, р. Хаим объяснял: этот запрет относится лишь к тому, кто выполняет заповедь цедаки, – но тому, кто хочет искупить свои грехи и спасти душу, никакого предела не поставлено (Кдушат Цион, Ваеце).

Если денег взять было решительно неоткуда, р. Хаим изыскивал иные способы помощи беднякам. Однажды в канун шабата, после полудня, к нему пришла бедная торговка яблоками: со слезами на глазах она рассказала, что весь день простояла со своей корзиной на базарной площади и все же не сумела продать ни одного яблока – и теперь ей не на что купить еду для шабата. «Пойдем со мной!» – позвал рав Хаим. Взяв корзину из ее рук, р. Хаим стремительно направился на базар и стал выкрикивать во весь голос: «Яблоки на шабат! Евреи, яблоки на шабат!». Начался ажиотаж – каждый почитал за честь для себя купить хотя бы одно яблоко из рук праведника. В минуту корзина опустела, рав Хаим передал деньги женщине и сказал: «Вот твоя выручка! Поспеши приготовить все необходимое для шабата!» (Гдолей адорот).

С каждым годом все больше хасидов приходило в Цанз за советом и благословением – и все приносимые ими пидьёнот (денежные дары) рав Хаим в тот же день распределял среди неимущих. Ежедневно через его руки проходили огромные суммы: на эти деньги р. Хаим выдавал замуж бедных невест, содержал сирот, поддерживал сотни бедных семей.

Рассказывают, что однажды младшая дочь попросила у него денег на новые ботинки – вместо старых, порвавшихся, но р. Хаим ей отказал. Спустя некоторое время к нему с такой же просьбой пришла дочка бедного меламеда. Р. Хаим немедленно дал ей деньги и наказал купить самые лучшие ботинки. Один из его учеников набрался смелости и спросил: «Объясните, наставник, чем Ваша дочь хуже других девушек?». Р. Хаим сказал: «Дочь раввина и в рванных ботинках будет пользоваться уважением, а вот если дочь бедняка-меламеда будет ходить в рваных ботинках, ею станут пренебрегать» (Гдолей адорот).

Р. Хаим с благодарностью и любовью принимал все, что приносила ему жизнь, и даже самые страшные беды – потому что понимал, что единственным источником всего происходящего является Творец мира.

Рассказывается, что, когда в канун шабата умерла его замужняя дочь, оставив нескольких малолетних сирот, р. Хаим встречал шабат с той же радостью, как обычно. В этот день он рассказал своим ученикам притчу: «Когда человека, идущего по улице, кто-то неожиданно хлопает по спине, – он, как правило, оборачивается. Если он видит, что его ударил неизвестный чужой человек, он начинает гневаться и кричать. Но если его хлопнул по спине близкий друг, он радостно здоровается с ним и обнимает его – и даже если тот крепко ударил его по спине. Меня ударил мой Друг! Мой самый лучший Друг!» (там же).

Искренняя и глубокая молитва накрепко связывала его с Всевышним.

Однажды ему рассказали о том, что знаменитый законоучитель р. Мешулам Игра был вынужден во время молитвы больно кусать свою руку – иначе он никак не мог отвлечься от головоломных размышлений по поводу Торы, целиком захватывающих его сознание. «Благодарение Всевышнему, – отреагировал р. Хаим, – когда я встаю на молитву, я вообще забываю, что в мире есть Тора» (там же).

Р. Хаим пользовался высочайшим авторитетом законоучителя – как в среде хасидов, так и в среде миснагдим (противников хасидизма).

Его многочисленные респонсы собраны в книгу Диврей Хаим (Живые речения).

Под таким же названием, Диврей Хаим, вышли в свет его толкования Пятикнижия.

Его книги выдержали много изданий и очень широко изучаются.

Р. Хаим из Цанза умер двадцать пятого ниссана 5636 /1876/ года.

Во главе хасидского «двора» в Цанзе его сменил сын и ученик р. Аарон Хальберштам (5586-5666 /1826-1906/ гг.). Пятеро других сыновей р. Хаима также стали авторитетными руководителями хасидских общин.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Омер. 49 дней любви — Первая неделя

Почему от поповской рясы шел запах рая?