Это будет учением о прокаженном в день очищения его… (ВаИкра, 14:2)

Есть люди, которые привыкли давать «рациональное» объяснение заповедям. По их утверждению, все законы Торы не более, чем гигиенические и медицинские советы для здоровой жизни.

Young hispanic man wearing glasses and blue shirt with rolled up sleeves standing with hand on his chin and looking at camera with skeptical face expression isolated on white backgroundТакже и законы о проказе они объясняют как медицинские советы и гигиенические установления для борьбы с заразными болезнями. Тора, по их мнению, повелевает поражённым проказой подвергнуться карантину, а коэны — это медики или врачи, которые призваны излечить эти недуги.

 

Однако же рав Рафаэль Шимшон Гирш в своём комментарии на недельную главу утверждает, что «ни одна часть Б-жественного Закона не может служить столь действенно для развенчания иллюзии относительно «гигиенических целей Моисеева законодательства», как эта глава, которая имеет дело с צרעת («признаками» проказы или «поражениями»)».

На это он приводит множество доводов. Так, к примеру, существует закон, что, если «проказа» покрыла все тело человека, «с головы до ног» (стихи 12 и 13), он становится чистым. Также Тора не требует рассмотрения тех частей тела, которые непосредственно видны глазу коэна. Какой смысл есть в этом законе с точке зрения санитарных правил? «Прокажённый» должен был изгоняться только из тех городов, которые были окружены стенами к тому времени, когда израэлиты впервые овладели страной (даже если эти стены были позднее разрушены). «Прокажённому» позволялось свободно передвигаться по открытой местности и во всех тех городках и городах, которые не имели стен или вокруг которых стены были возведены после пришествия евреев. Почему в этих местах не существовало карантина для защиты людей от инфекции, которая, как предполагается, распространяется «прокажёнными»?

Пишет рав Гирш: «Эти и подобные соображения делают совершенно невероятным предположение о том, что эта глава занимается правилами гигиены или профилактическими мерами против болезни или что мы должны рассматривать наших коэнов (которых, кстати говоря, мы нигде в этой главе не видим раздающими лекарства или производящими другие процедуры) как государственных служащих национального «министерства здравоохранения». Поэтому необходимо категорически отвергнуть как чистый и незатейливый миф любое толкование законов о признаках проказы в духе «санитарных правил»».

И он заключает: «Если мы взглянем на законы о признаках проказы в целом, мы увидим в них самый замечательный институт самого непосредственного Б-жественного Провидения, которое наблюдает за каждым и воспитывает каждого. Мы видим, как в еврейском государстве, основанном на Б-жественном Законе, антиобщественные проступки выявляются для того, чтобы быть наказанными и исправленными. В других (социальных) системах такие грехи, как высокомерие, фальшь, жадность и клевета неподсудны человеческому трибуналу, но в еврейском государстве, управляемом Б-жественным Законом, Сам Б-г выступает обвинителем и свидетелем обвинения. Так комментирует Торат коаним (Ваикра 14:35): «Придет владелец дома и известит коэна, сказав. (Что значит) сказав? Коэн скажет ему слова порицания: Сын мой, следы проказы появились лишь в результате таких грехов, как злые сплетни и т.д.»