Мы не должны поступать с собой и с близкими так, как поступали наши враги, сжигавшие все следы и напоминания о людях, которых мы любили.

Рабби Бенджамин Блех


 

Тело после смерти человека

Некоторых пугает неизбежность смерти. Но те, кто следует традициям иудаизма, знают, что, когда человек уходит из жизни, его душа продолжает свое существование, а потому смерть представляется не чем иным, как перемещением из одной комнаты в другую, из коридора — в главный банкетный зал. Путешествие, которое мы называем жизнью, заканчивается нашим переходом в вечность.

Чтобы понять, что такое смерть, необходимо следовать логике, основой которой является вера. Ведь на самом деле ни один умерший не восстал из могилы, чтобы поделиться с нами своим опытом, а, значит, нам приходится полагаться на веру, а не на факты. И все же большинство людей, следующих учению Торы, а также представители многих других религий так или иначе приходят к очень схожим выводам: после этой жизни есть и другая жизнь. Человеческие существа состоят из души и тела, чудесным образом “работающих в партнерстве”.

Душа имеет Божественный источник, ведь, как нам рассказывает история сотворения мира, Всевышний вдохнул в тело Адама часть Своего духа. Бог по определению бессмертен, а, значит, бессмертна и душа — та часть нас, которая действительно нас определяет и делает теми, кто мы есть, представляет нашу уникальность и является ключом к нашей сущности, ко всей нашей сути.

Тора начинается со слова Берешит, соответственно, с буквы бет. В иврите эта буква имеет числовое значение 2. Уже самое первое слово Торы, рассказывая о сотворении этого физического мира, намекает на существование второго мира, духовного — того, в который мы попадем после своего пребывания здесь, на земле.

Это понимание требует пристального внимания к тому, как мы ведем нашу жизнь. Более того, оно должно направлять нас и в том, как относиться к телу после его физической смерти.

Рона Рамон и ее трагедии

К большому сожалению, в наше время не редкость, когда светские евреи предпочитают традиционным похоронам кремацию. Эта тенденция стала особенно широко обсуждаться, когда стало известно, что скончавшаяся от рака поджелудочной железы Рона Рамон, вдова первого израильского астронавта Илана Рамона, составила завещание, в котором выразила пожелание, чтобы ее кремировали.

К Роне Рамон я отношусь с величайшим восхищением. То, как она жила, невероятно вдохновляло и придавало сил многим другим. Но способ, с помощью которого она решила распорядиться своими физическими останками, увы, идет вразрез с еврейской традицией погребения, восходящей к Аврааму, первому еврею, который заплатил целое состояние, чтобы похоронить свою жену Сару в пещере Махпела, где, согласно преданию, покоились и первые люди — Адам и Хава.

Моя душа буквально разрывалась, когда я читал, что побудило Рону просить о кремации. У них с мужем было четверо детей, и, когда Илан погиб при крушении космического корабля «Колумбия», вскоре она была вынуждена пережить еще одну трагедию: во время тренировочного полета погиб ее старший сын Асаф — он пошел в авиацию по стопам отца. Женщина настолько тяжело переживала эту потерю, что пришла к выводу, — как сама Рона написала об этом перед смертью, — она категорически не хочет, чтобы ее дети и вся семья были вынуждены пройти еще через одни похороны.

Я не в праве судить ее или, не дай Бог, критиковать. Очевидно, что к столь жесткому решению ее привели пережитые трагедии. Но мне кажется, необходимо напоминать себе в тяжелые моменты, что тысячелетняя еврейская история определила наиболее оптимальный и уважительный способ почтить своих близких после ухода их душ из этого мира.

Одежда и тело, тело и душа

После смерти ближайших родственников евреи проводят интересный символический ритуал. Он называется крия — надрывание края одежды. Многие считают, что цель этого обычая состоит в том, чтобы позволить своим скорби и негодованию выйти наружу, как порой мы выражаем гнев через битье посуды и т.д. Но мистики, изучающие Каббалу, иначе объясняют этот ритуал.

Связь между одеждой и телом символически параллельна отношениям между телом и душой. Одежда покрывает нас, она не является нашей сущностью или личностью. Если одежда, которую мы носим, порвется или испачкается, это не повлияет на нашу суть. Истинная сущность остается неизменной. Так и наши тела — это «одежда» нашей души. Они являются чем-то внешним по отношению к душе, и какие-либо происходящие с ними изменения не влияют на душу.

Смерть — это разрывание «одежды» нашей души и не более того. Именно поэтому скорбящие исполняют заповедь крия, чтобы напомнить себе и подтвердить, что, как бы болезненна ни была потеря любимого человека, очень важно знать, что «разрывание одежды» никоим образом не повлияло на фактическую личность.

За границей смерти

Но, несмотря на то, что тело фактически утрачивает свое значение после смерти, мы не должны упускать из виду, что даже после того, как смерть разрывает связь между физическим телом и душой, между ними остается мощная связь. За свое воплощение в нашем мире душа в долгу перед телом, без которого это воплощение было бы невозможным.

Долгое время тело и душа — как партнеры — сосуществовали во взаимовыгодных отношениях. Традиция говорит нам, что, когда из-за физической смерти душа покидает тело, она делает это поэтапно. Душе невероятно сложно окончательно попрощаться со своим физическим партнером. Словно магнитом, она продолжает притягиваться к бывшему месту своего постоянного пребывания. На протяжении определенного периода времени (подробнее об этом можно узнать из пояснений к законам траура) душа все еще остается близко к телу, потому что ей трудно принять реальность окончательного разделения.

Почти все религии и культуры признают, что взаимоотношения между телом и душой выходят за рамки смерти. В иудаизме есть особая чувствительность к тому, что душа стремится позаботиться об уважительном обращении со своей «земной одеждой», которая позволила ей выполнить свою миссию.

Несмотря на то, что скоро тело начнет разлагаться, его нужно тщательно и бережно вымыть. К нему следует относиться с максимальным уважением, оказывая почет, который оно заслужило тем, что поддерживало душу все годы их партнерства. Также тело сохраняет за собой право на скромность: подготовить женское тело к погребению могут только женщины, а мужское — только мужчины. Согласно закону, труп должен находиться в закрытом гробу, чтобы в воспоминаниях близких людей ушедший оставался таким, каким был еще при жизни.

Что еще более поразительно, еврейский закон запрещает тем, кто находится в непосредственной близости к телу умершего, есть, пить и выполнять какие-либо заповеди — потому что это будет выглядеть насмешкой над ушедшим, ведь теперь он не в состоянии делать то же самое. Сам труп может ни о чем не знать и не заботиться, но душа умершего чувствует все. Уважение к телу — это способ продемонстрировать наше уважение к душе, которая остается рядом, пока не будет уверена, что к ее физическому партнеру проявили надлежащую заботу.

Как угодно врагам

Важно обратить внимание на одну особенность: на протяжении всей еврейской истории те, кто больше всего хотел покончить с еврейским народом, стремились сделать это с помощью огня. Оба храма в Иерусалиме были сожжены. Нацисты построили огромные крематории для осуществления «окончательного решения еврейского вопроса». На иврите слово «мусор» — «ашпа» — является сокращением от эш-по, «огонь здесь», потому что наиболее распространенный способ избавиться от чего-то бесполезного — это сжечь его.

Мы не можем оправдывать решение поступать с собственным телом так, как мечтали бы с ним поступить наши враги – сжечь, уничтожив всю физическую связь с теми, кого мы любили, обратить людей в горстки пепла и развеять по ветру, как пыль.

Наши арабские враги уже давно поняли, насколько важно для нас сохранять достоинство тел, в которых обитали еврейские души. Вот почему в какой-то момент они пришли к выводу, что могут требовать непомерный выкуп за возвращение тел умерших и стали активно этим пользоваться. И Израиль готов отдать десятки и даже сотни палестинских террористов в обмен на останки хотя бы одного еврейского солдата.

Это особое место

Рона Рамон хотела избавить своих скорбящих детей и всю семью от еще большего горя из-за участия в ее погребении. Однако у ее близких из-за этого не будет фактического места, куда они могли бы прийти, чтобы мысленно побыть с ней, возможно, благодаря этому набраться душевных сил, вспоминать, оплакивать – на самом деле все это много дает близким людям. И получается, что ее кремация стала еще одной причиной для тоски и слез, тем, из-за чего родные, потеряв ее, чувствуют себя еще более одинокими, нежели это могло бы быть в другом случае. А кроме того, бывают истории, когда людям необходимо прийти на могилу, чтобы покаяться, снять груз с души, и с этим тоже необходимо считаться. Да мало ли что еще в жизни бывает!

Возвращаясь к истории Роны Рамон, хочется повторить: да, мы не имеем права судить ее, эту поистине героическую женщину, пережившую трагедию огромного масштаба. Но давайте еще раз признаем истинность слов мудрейшего из земных царей Шломо: «И прах возвратится в землю, чем он и был, а дух возвратится к Богу, Который дал его» (Коэлет, 12:7). У всего сущего в мире должно быть свое место в прямом и переносном смысле.