Все началось, когда священник Марко Ван Де Обенвуда принялся исследовать различия между христианской и иудейской религиями. До тех пор он был пастором протестантской общины в Роттердаме и боготворил Новый Завет. Познакомившись с иудаизмом, служитель церкви взял на себя серьезное обязательство: всякий раз, как у него в голове возникнет какой-либо вопрос – не вздумать искать ответы на него в родном христианском мире, а обратиться за помощью именно к миру иудейскому. «Через Интернет я вышел на еврея, которого зовут Ариэль Цион, и начал анонимно задавать ему вопросы о принципах иудаизма. Спустя 3 месяца углубленного самообразования я понял, что уже не верю в Новый Завет».

Поворот оказался настолько сильным и явным, что Марко озадачился вызовом – каким образом он теперь предстанет перед 120 прихожанами своего храма, чтобы без зазрения совести лгать им в проповедях, рассказывая о человеке, который уже перестал быть частью его убеждений? «Я больше не мог говорить о Иисусе», – признается бывший священнослужитель в интервью Ифат Эрлих, журналистке газеты «Едиот Ахронот». «Я не рассказывал об иудаизме открыто, пытаясь сохранять осторожность, однако мне не хотелось никого обманывать. Я находился в трудном положении».

На этом этапе Марко сомневался, стоит ли ему пойти и признаться во всем происходящем, но по мере того, как священник продолжал хранить молчание, администрация церкви, где он служил, заподозрив что-то неладное, отправила к нему домой делегацию от своего имени для прояснения ситуации. Представители делегации сообщили пастору о том, что почувствовали, будто его приверженность христианству ослабла, он же, в свою очередь, открыл им правду. «Я честно ответил: «Вы правы, я изменился. Уже не верю в Новый Завет, а также – в Иисуса».

Делегаты были в ярости, с того момента и далее обрушивая на Марко и его супругу Патрисию проклятия и порицание. «В конечном счете я благодарен Всевышнему за этот позор, ведь отлучение от церкви поспособствовало нашему стремлению разобраться в себе и узнать еще больше об иудаизме», – делится Марко, тем временем успевший сделать алию в Израиль, пройти гиюр и обрести новые имя и фамилию – Ишай Харель.

После непростого пути Ишая его жена Хана (в прошлом Патрисия) и их дочери получили удостоверения о принятии иудаизма от раввинского суда Иерусалима, и в канун праздника Шавуот Ишай и Хана сыграли свадьбу по Закону Моше и Израиля, находясь на волнующем неповторимом уровне. Так супруги скрепили совместные шаги их обоих, выразив признательность Богу и Торе.