Выехавший из польского Опатува длинный караван повозок уже спешно подъезжал к городу Дукля. В нем на свадьбу своего первенца ехал раби Авраам Йеошуа Хешел со всей своей семьей – когда такой важный случай, разве кого-то остановит долгая дорога!  

Они ехали весь день и всю ночь, не останавливаясь на привал, поскольку  было очень важно приехать как можно скорее.

Поэтому, когда, еще не достигнув города, внезапно повозки остановились, стало понятно, что что-то пошло не так.

Посреди дороги стоял еврей, широко раскинув руки и преграждая путь, не обращая внимания на то, что извозчик и пассажиры были явно раздражены происходящим.

«Вы задерживаете путь раби!», — крикнул кто-то из окна повозки.

«Я знаю! – не смутился мужчина. — Я здесь, потому что хочу с ним поговорить!»

Услышав слова этого человека, раби Авраам вышел из семейной повозки и подошел к нему: «Расскажи, любезный, что тебя беспокоит?»

Мужчина смахнул с глаз слезы и заговорил: «Я арендовал у местного герцога постоялый двор, и мои дела… О, они идут все хуже и хуже! Посетители заглядывают реже, не так, как было в других местах, где мне приходилось работать. Поэтому в прошлом сезоне я не смог заработать достаточно денег, и теперь мой долг перед герцогом просто огромный, а возможности оплатить его нет никакой… Я совершенно не знаю, что мне делать!»

Раби вернулся к своей повозке, достал мешочек с золотыми монетами, предназначенными для свадебных расходов, и протянул его незнакомцу. Но мужчина покачал головой. «Я не прошу у вас денег, раби, — сказал он. — Мне нужно благословение».

«Какое благословение?»

«Благословение коэна!» — с горящими глазами воскликнул мужчина.

Раби приподнял бровь. «Но я ведь не коэн…»

«Но раби, разве вы как-то не говорили, что в одной из прошлых жизней были первосвященником, коэн ха-гадоль?» — явно со знанием дела ответил еврей.

Раби Авраам молча склонил голову, погрузившись на некоторое время в раздумья и концентрируясь. Когда он поднял голову и улыбнулся, его глаза светились: «Ты хочешь благословение коэна? Для начала я расскажу тебе одну историю…»

Сценка на свадьбе

«Как-то раз один богатый человек пригласил меня к себе на свадьбу. Я согласился побыть только на хупе, но хозяин заставил меня задержаться, и в итоге я остался на весь вечер, включая долгое застолье. Сидел, переживая из-за времени, потраченного впустую — ведь я не радовал жениха с невестой, а просто сидел среди многочисленных приглашенных.

В какой-то момент, обратив внимание на то, что я был невесел, часть гостей решила разыграть сценку.

В свадебный зал вошла группа переодетых людей, а следом за ними еще двое — один, одетый как местный герцог, а другой — как еврейский трактирщик. Некоторые гости играли роли свиты короля, были даже сам король, его советники и министры. Переодетый трактирщиком человек выглядел поникшим и смотрел только в пол. Он задолжал местному герцогу крупную сумму, а  тот потащил его в суд. Судебное заседание разыгрывалось прямо перед нами.

«Я всегда был со своим арендатором справедлив и честен, — с чувством сказал герцог, — я относился к нему с должным уважением и пониманием. Но за годы аренды он накопил значительный долг, и мне кажется, что было бы разумно и правильно, чтобы он и его семья отработали свои долги в моем имении».

Трактирщик пытался защититься, говоря, что из-за неудачного сезона он не мог вести бизнес так, как планировал, но стоило бы делам пойти в гору, конечно же, он полностью погасил бы долг.

После того, как обе стороны представили свои аргументы, советники начали обсуждать позиции сторон. Одни поддерживали герцога, другие сочувствовали еврейскому трактирщику, который никак не мог повлиять на то, чтобы посетителей в его заведении было побольше.

После продолжительного обсуждения большинство советников приняли сторону еврея. Ободренный своей победой, трактирщик повернулся к министру, ведущему заседание, и сказал:

«Герцог должен не только оставить в моих руках постоялый двор, но и возместить мне расходы на ведение такого убыточного бизнеса!»

Игравший роль министра не знал, как на это ответить, и передал слово королю. Но король тоже выглядел растерянным и с этой дилеммой обратился ко мне, полагая, что я, как признанный раввин, смогу вынести объективное решение.

Один лишь взгляд на несчастного трактирщика подсказал мне все, что нужно было знать. «То, что он говорит, абсолютная правда! — заявил я. — Герцог сознательно сдал в аренду место, которое не может приносить прибыль, а потому обязан оплатить все расходы арендатора».

На этом сценка с судом подошла к концу, а мне стало интересно, почему Всевышний решил мне ее показать…»

Божественное Провидение

Раби Авраам тепло посмотрел на еврея, преградившего ему путь по дороге на свадьбу сына. Его голос дрожал от волнения:

«Теперь я точно знаю, почему именно в такой сценке мне было уготовано тогда поучаствовать! История, частью которой я был лишь в шутку, повторилась в действительности. Поэтому я объявляю тебя невиновным в том, что произошло, и свободным от долгов! Увидишь, герцог сам возместит все твои убытки. Итак, вот тебе мое благословение: пусть Всевышний благословит тебя богатством и защитит от ущерба…»

Счастливый от внезапно озарившей его жизнь надежды, хозяин постоялого двора вернулся домой. Но не успел он даже закончить делиться с женой хорошими новостями, как резкий стук заглушил его слова. Двое мужчин, посланники герцога, нетерпеливо дожидались его у двери.

«Давай скорей! — объявили они. — Герцог ждет тебя».

Жена арендатора вскрикнула и заплакала от ужаса.

«Не волнуйся, — заверил ее трактирщик. — Мы получили благословение. Всевышний позаботится о нас».

И с этим настроем он смело отправился в имение герцога.

«Куда ты пропал? — рявкнул на него герцог, прежде чем еврей успел отдышаться от быстрой ходьбы.

«Мне лишь было необходимо ненадолго отлучиться по важному делу, — ответил тот. — Я никуда не исчез».

«Что ж, я скажу, почему искал тебя, — вздохнул герцог, выражение его лица смягчилось. — Недавно я стал участником одного сомнительного дела, и теперь суд приговорил меня к десяти годам тюремного заключения. В то, что я выберусь из тюрьмы живым, верится с трудом. И поэтому мне нужен ты. Я хотел бы передать тебе все свое имущество и все активы. И если каким-то чудом мне удастся выжить и вернуться сюда, то я заберу себе обратно половину того, что дам тебе сейчас».

Вдохновившись неожиданным развитием событий, хозяин постоялого двора тотчас согласился подписать контракт, в котором было указано состояние герцога и все условия их договора.

Как и обещал раби Авраам Хешел, теперь еврей не только ничего не должен был герцогу, но вдобавок еще получил хорошее имение и огромное богатство.