Как-то Залман пришел к своему другу Мойше совсем понурый:

— Послушай, что мне делать? Я в отчаянии! Пару часов назад вдруг позвонил мой кредитор Довид, он требует срочно отдать долг. Но я не могу даже представить, как это сейчас сделать. Что скажешь, есть возможность хоть как-то это отсрочить?

— Ну, в принципе есть одна довольно безумная идея, — ответил Мойше. А что, если прикинуться сумасшедшим? Он посмотрит-посмотрит, подумает-подумает, поймет, что с тебя нечего взять и уйдет.

Хоть Залману такой театр был не по вкусу, однако выбор слишком мал, или – или. И что только ни сделаешь, если, хоть умри, но негде взять деньги! В общем, Залман так и поступил, как подсказал ему Мойше.

Когда Довид, его кредитор, на следующий день к нему пришел, ни с того, ни с сего Залман как-то странно подпрыгнул – и пошел в пляс, стал смеяться, подмигивать, как заговорщик, куковать, лаять. Сам от себя такого не ожидал!

Довид, конечно, оторопел, сначала даже присел от неожиданности и задумался: «Да, видимо от тяжелой жизни Залман совсем с ума сошел. Что с него взять? Хоть мне самому позарез нужны сейчас эти деньги, но выкручусь как-то, с Божьей помощью не пропаду». Он встал, заставил себя улыбнуться, даже подбадривающе покивал Залману, мол, держись, парень, и ушел ни с чем.

Залман не поверил своему счастью. Надо сказать, во время этого концерта он пережил нешуточный стресс, но результат того, конечно, стоил.

— Ой, как чудесно! – прямо с порога закричал он, прибежав к Мойше. — Какой ты мне дал совет бесценный! Что значит настоящий друг!.. Довид пришел, спросил про долг, а я — просто сам от себя такого не ожидал – вдруг прыгнул, как настоящий сумасшедший, пустился в пляс, стал кривляться, закуковал, потом залаял… Знаешь, он так растерялся! Короче, посмотрел на меня и ушел.

— Вот и отлично, — сказал Мойше. – А, кстати, что насчет денег, которые ты должен мне?

У Залмана от неожиданности расширились глаза. И тут он снова начал прыгать, кукарекать, лаять…

Мойше взял в руки, как нарочно, стоявшую у стены метелку и хорошенько огрел Залмана ее ручкой по спине.

 

 

 

— Нет уж, дорогой, со мной у тебя такой фокус не пройдет, ведь это мой совет! И ты не можешь воспользоваться им против меня!

Магид из Дубны пишет, что, как это ни парадоксально, а мы нередко подобны этому Залману. Ведь теми же силами, которыми наделяет нас Творец, мы начинаем пользоваться не Ему во славу, а не дай Б-г против Него.

К примеру, Всевышний дал нам прекрасную способность забывать — чтобы мы поскорей выбрасывали из головы все обиды, мысли о том, как нам было тяжело и больно в каких-то ситуациях, которые выпало пережить. А мы что? Мы берем эту силу и пользуемся ею против Творца — попросту забывая о Нем.

Он дал нам чудесную возможность получать удовольствие от материального мира: кушать, пить, удовлетворять любые потребности, в том числе необходимые для продолжения рода. А мы что? Мы зачастую пользуемся всеми этими благами не для того, чтобы приблизиться к Творцу, а наоборот, чтобы отдалиться!

Если бы мы постоянно, каждый миг, помнили о том, Кто нам дает жизненные силы, разум, смекалку, всевозможные способности и таланты, тогда бы мы не использовали все это против Творца.

А мы что?!.