в ,

Еврейская женщина во II веке

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Уникальный архив в Пещере Писем! Таинственные рукописи о жизни женщины и не только

Около двух тысяч лет назад одна женщина-иудейка спрятала от римских легионеров в пещере ценные юридические документы. Обнаруженный знаменитым израильским археологом архив Бабаты, открывает перед нами яркую картину жизни женщины II века.

Бабата, уложив свои «драгоценности» в небольшой кожаный мешочек, закопала его в сыпучих камнях одной из пещер; она, вероятно, надеялась, что свитки с ценными документами можно будет отрыть и достать после того, как римляне прекратят преследовать повстанцев Бар-Кохбы.

Речь идет об антиримском восстании в Иудее в 132–135 гг. н. э., известном также под названием «второй Иудейской войны». Эти документы были её единственной надеждой на возвращение семейного участка земли и на опеку над её сыном; свитки сулили ей также возмещение крупной суммы денег, которую взяла у нее в долг Мириам, первая жена её второго и последнего мужа.

Можно представить себе, как нелегко было Бабате предать эти документы земле!

Война, по-видимому, продолжалась три с половиной года. Жесточайшая вторая Иудейская война, наступившая через семь десятилетий после разрушения Храма, не оставила Бабате иного выбора: по своим размерам и накалу восстание Бар-Кохбы представляло угрозу для всей Римской империи. В войне против евреев принимали участие отряды легионеров, прибывшие из всех частей империи, в том числе: войска из Египта, из далекой Британии и даже сирийский флот. Решающие сражения происходили в Иудее, на Прибрежной равнине, в горах и, в конце восстания, в Иудейской пустыне.

Тридцатилетняя еврейка Бабата вместе с сотнями других иудеев: мужчин, женщин и детей – искала убежище в районе Мёртвого моря.

Документы хорошо сохранились и ждали своего часа во временном схроне около 2000 лет. Бабата погибла и никогда уже не смогла снова ощутить «свежий» воздух пустыни. В 1960 году свитки были неожиданно обнаружены выдающимся археологом Игаэлем Ядином в одной из пещер Иудейской пустыни, которая с тех пор  называется «Пещерой Писем» (В 1955–58 гг. Игаэль Ядин, бывший начальник Генштаба АОИ, впоследствии  глава Института археологии при Еврейском университете, возглавил археологическую экспедицию в древнем Хацоре. Его экспедиция обнаружила документы времен восстания Бар-Кохбы в Пещере Писем в районе Вади Хевер  — пещеры Иудейской пустыни).

Все 35 свитков были рядом важных юридических документов. Написанные на греческом языке и двух диалектах арамейского языка (набатейский и иудейский), они свидетельствовали о непрерывной борьбе Бабаты за восстановление контроля над принадлежавшей ей личной собственностью и за право опеки над её единственным сыном. Вот почему эти документы раскрывают важнейшую информацию о жизни состоятельных еврейских женщин Израиля во втором веке нашей эры.

Бабата родилась в конце первого века в поселении Махоза, на юго-восточном побережье Мертвого моря. Эта область входила в состав т. н.  Набатеи. Так как Бабата родом из Набатеи, в архиве есть документы на набатейском языке. (Набатейское царство в I в. до н. э. попало под контроль римлян, а в 106 г. н. э. император Траян включил Набатею в состав Римской империи под названием «Провинция Аравия». Границы этой провинции были весьма условными. Этим можно объяснить тот факт, что жители провинции владели участками земли в иудейской области Эйн-Геди).

В семье Бабату ласково называли Бася. Она была старшим ребёнком; возможно, из-за того, что ее братья погибли, ей впоследствии в наследство достался финиковый сад. (В большой дарственной записи (42х16 см) на арамейском языке, насчитывающей более 70 строк и датированной 24 таммуза (14 июля) 120 г. н. э., отец Бабаты передает в наследство жене в качестве «вечного дара» все свое имущество (дома, сады и виноградники).

В этой дарственной записи оговорено, что если их дочь Бабата овдовеет, то до нового замужества она вправе жить в одном из домов дарителя, но без права собственности. И действительно, через некоторое время  Бабата овдовела. Это произошло вскоре после оформления отцом Бабаты дарственной записи. В папирусе на греческом языке от 124 г. н. э. приводится копия решения Совета города Петры, столицы Провинции Аравия, о назначении двух опекунов (одного иудея и одного набатейца) над осиротевшим сыном Бабаты. Однако у покойного мужа Бабаты остались дети от его первого брака. В связи с этим опекуны осиротевших детей предъявили Бабате имущественные претензии.

Этими драматическими обстоятельствами можно объяснить горестную судьбу женщины, оставшейся вдовой и вынужденной оспаривать решение суда и добиваться правосудия, утверждая, что оба её попечителя не выплачивали средства на содержание ребёнка должным образом.

Через некоторое время Бабата снова выходит замуж за  человека, по имени Йеѓуда, старше её на 20 лет, сына Элеазара, проживающего в Эйн-Геди. После того как Бабата выходит  замуж вторично, 12 октября 125 г. она подает наместнику Провинции Аравия прошение, в котором требует, чтобы опекун-иудей выдал ее сыну-сироте причитающуюся ему на содержание сумму денег.

Представителем Бабаты назван ее второй муж. Бабата проявляет особую заинтересованность и активность в этом деле. В документе, датированном тем же числом, Бабата просит выдать ей находящиеся у опекунов денежные средства ее сына, взамен чего она обещает уплатить в государственный фонд более высокий, по сравнению с вносимым опекунами, процент. В качестве залога она предлагает свое собственное имущество. Если эта сделка состоится, замечает Бабата, ее сын-сирота сможет жить, «славя благодарностью счастливые дни гегемонии», т. е. власть римского наместника.

Йеѓуда, второй муж Бабаты, в первом браке был женат на другой женщине, по имени Мириам (тысячелетием ранее ашкеназская община установила запрет на многожёнство). Документы последних четырех лет (123-132 гг.) отражают еще большую сложность и запутанность семейно-имущественных дел  Бабаты и ее родственников.

В папирусном документе от 20/11 128 г. второй муж Бабаты, Йеѓуда, дает расписку в получении от нее в депозит 300 денариев серебра, «проверенного и доброго». Получатель обязуется вернуть эту сумму Бабате по любому ее требованию. В противном случае, он уплатит долг в  двойном размере и понесет убытки, связанные с взысканием долга.


5 апреля 128 г. Саломея (Шломцион), дочь Йеѓуды (второго мужа Бабаты) от первого брака, выходит замуж. Брачный контракт на греческом языке подробно фиксирует все имущественные условия. 16 апреля того же года Йеѓуда завещает своей дочери Саломее половину своего имущества в Эйн-Геди. Вскоре, в сентябре 130 г., Йеѓуда умирает.

В 130 г. заключается странная сделка, зафиксированная 19 июня 130 г. в документе на греческом языке с арамейским резюме. Опекуны двух сирот первого мужа Бабаты от его первого брака, уступают Саломее от имени своих подопечных сирот их имущество в Хацар-Эйн-Геди. Это имущество первоначально принадлежало Хтусиону, тестю Бабаты.


Вскоре начинаются острые конфликты между Бабатой и ее родственниками. Согласно документу от 11 сентября 130 г., Бабата продает одному иудею, жителю Махозы, урожай пальмового участка. (Так как этот участок не записан в официальной описи имущества, составленной в 127 г., Игаэль Ядин полагает, что Бабата получила его от мужа взамен депонированной у него суммы в 300 денариев). Переход этих садов к Бабате послужил поводом для иска, возбужденного сиротами ее первого мужа!

Тяжба эта продолжалась вплоть до 131 г.

После смерти ее второго мужа, Бабата вступила в юридический спор с Мириам о долге, который она заняла у неё, чтобы выдать свою дочь Шломцион замуж.  Чтобы вернуть свои деньги, Бабата отняла законные права Мириам на сад в Эйн-Геди.

В 131 г. Бабата возбуждает иск против Мириам из Эйн-Геди, бывшей жены второго мужа Бабаты. Мириам при нотариусе так отвечает Бабате: «Я уже и раньше просила тебя отстать от моего имущества». Наконец, в последнем документе (на греческом языке), заключенном летом 132 г., т. е. уже накануне восстания, Бабата требует от одного из опекунов сирот ее первого мужа выдать ей на содержание пасынка 6 денариев на три летних месяца (тамуз, ав и элул), по два денария в месяц. Решение состоялось в пользу Бабаты. В конце документа есть расписка Бабаты на арамейском языке в получении этой суммы и перевод этой расписки на греческий язык.

Записи показывают, что Бабата не была грамотным человеком, однако она не боялась судиться, чтобы отстаивать свои права. Любопытно, что её тяжба с Мириам не помешали Бабате стать близким человеком с дочерью ее мужа Йеѓуды Саломеей-Шломцион, которая, возможно, была ей почти ровесницей: ктуба Шломцион также находилась в тайнике Бабаты. Вполне вероятно, что впоследствии Шломцион бежала с Бабатой в пещеру, и её постигла та же смертельная участь, иначе ни она, ни Бабата никогда бы не спрятали такие ценные документы.

Скорее всего, обе женщины были среди сотен тел евреев, обнаруженных в одном  из помещений Пещеры Писем; они стали жертвами римского преследования и уничтожения иудеев во время восстания Бар-Кохбы и после его поражения.

Оставшиеся в живых участники восстания Бар-Кохбы после гибели Бейтара спасались в Иудейской пустыне, превратившейся в повстанческий центр. Найденные в районе пещер у Нахал-Хевер следы римских военных лагерей свидетельствуют о том, что римские легионы до последнего осаждали повстанцев, которые вместе со своими семьями скрывались в этих пещерах. Окруженные римлянами, иудеи нашли там свою смерть.

Благодаря открытию археологами в 1960 году уникальной Пещеры Писем, наследие (архив) Бабаты стало мировым достоянием спустя 2000 лет. Учёные продолжают изучать жизнь Бабаты, стремясь понять роль женщины во II веке. Однако одно послание из глубины веков звучит предельно ясно:

Еврейские женщины занимались обширной экономической деятельностью и были готовы отстаивать свои права, по еврейскому закону, с помощью всех доступных им юридических инструментов.

На примере Бабаты мы видим, как еврейские женщины становились вершителями своих судеб. Бабата была настоящим потомком  дочерей Целофхада. Известно, что дочери Целофхада после смерти отца пришли к Моше с вопросом о его наследии. В соответствии с еврейским законом, сыновья, а не дочери, наследуют после отца. Единственными детьми Целофхада были дочери. Беспокоясь о своем будущем, о том, что, по существующему закону, они остаются без надела в Святой Земле, дочери хотели, чтобы обещанный Творцом надел их семьи в Эрец-Исраэль не был безвозвратно утерян. Моше не знал, как поступить, но Всевышний открылся ему, говоря, что если человек умер, не оставив сыновей, то обязаны наследовать его дочери.

Бабата также ревностно защищала свои права наследницы. Как и всем дочерям Целофхада, ей была свойственна любовь к земле Израиля, а то, что она находилась среди повстанцев Бар-Кохбы, доказывает, что Бабата решительно присоединилась к борьбе с теми, кто восстал против римской тирании.

Её архивы открывают картины живой жизни и судьбы еврейской женщины в древнем Израиле, наполненной драматизмом  и отчаянием, но не лишенной надежды на будущее.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Жертвоприношение «Мусаф»

«Мама! Роди меня обратно?!» — Недельная глава Цав