в ,

ЕВРЕЙСКИЙ ЗАКОН И АВТОРСКОЕ ПРАВО

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Содержание

Авторские труды в публичном доступеГалахическая основа авторского права на оригинальные произведения Законы прибыли и убытков | Ѓасагат ГвульДина де-малхута дина | Шиур | Важны ли незначительные изменения? | Фото  и ксерокопирование


 

В наш высокоразвитый технологический век стало весьма доступным копирование и создание дубликатов оригинальных авторских произведений. Если в старые добрые времена рукописи или книги нужно было переписывать вручную, то теперь, в течение нескольких минут, можно свободно и дёшево (а порой и бесплатно)  воспроизвести и сохранить для себя тексты многих уникальных произведений. Цель этой статьи — изучить галахические последствия создания или использования пиратских копий и выяснить, уществовали ли прецеденты, которые могли бы служить основанием для возбуждения дела о защите авторских прав или прав издателя.

В галахической литературе подробно описаны права автора и их ограничения относительно владения оригинальным произведением. Неудивительно, что «люди книги» (так называют евреев) постоянно интересовались возможностями защиты прав автора или издателя.

Что касается так называемого «авторского права», галахический материал можно разделить на две части. Одна часть относится к правам типографии, которая издает книгу для общественного достояния (например, издание Талмуда, публикация трудов Рамбана).

Издание дорогостоящих, красиво оформленных книг, их выход в печать, как правило, требовали немалых затрат; для того чтобы автор мог окупить свои вложения, были предусмотрены необходимые меры защиты, позволяющие сохранить его расходы. По этой причине раввины запрещали издателям конкурировать между собой в случае, если они выполняли одну и ту же работу. Границы этих запретов были предметом ожесточенных споров. Указывался временной промежуток (приблизительно от 3 до 25 лет); участвовали договаривающиеся стороны (продавец и покупатель); указывался географический или территориальный охват запрета (страна издания или другие страны, весь мир). Эти аспекты подготовки издания книги ставились на повестку дня для детального рассмотрения и обсуждения, после чего обнародовали результат, согласно Ѓалахе. Однако эта часть Ѓалахи не относилась к защите прав автора или создателя оригинальной работы. Указанные запреты или ограничения направлялись не на защиту авторского права, а — экономической жизнеспособности издателя.

Теперь мы бегло рассмотрим литературу, отвечающую этим защитным мерам, и продемонстрируем галахические предпосылки, защищающие авторские законные права в полном объеме.

 

Авторские труды в публичном доступе

Если охватить одним взглядом раввинские ѓаскамот (одобрение издания книги религиозными авторитетами) XVII-XIX веков, зачастую оснащенные предисловиями и похвальными вступлениями в книгу со стороны известных раввинов, то раввинские ѓаскамот доказывают, что в любом поощряемом издании преследовались две различные цели. Во-первых, редактор должен был поставить свою «печать одобрения» на работу, свидетельствуя о том, что автор обладает достаточными знаниями и компетентностью.

Во-вторых, раввинский авторитет накладывал запрет на выпуск публикации другого издателя на аналогичную тему  в течение определённого периода времени. Рабби Моше Софер1 (Хатам Софер) утверждал, что подобная практика имела место вплоть до XVI века, например, в издании участвовали две конкурирующие «фирмы», которые готовили одну и ту же публикацию Мишне Тора Рамбама.

Рабби Меир Каценеленбоген из Ротенбурга (известный как Мааршам) опубликовал издание Мишне Тора в 1550-1551 годах. Почти сразу же, конкурирующий с ним не еврейский издатель Маркантонио Юстиниан выпустил свое издание Мишне Тора, то есть той же работы, и оценил его на одну золотую монету дешевле издания рабби Каценеленбогена. Рабби Моше Иссерлес (Рамо), исследуя этот вопрос, ссылался на правило Ѓасагат Гвуль («посягательство на границу» — закон, который защищает чьи-либо коммерческие права от необоснованной конкуренции), наложив запрет на тех, кто купил право на издание Юстиниана Мишне Тора2. «Постановления рабби Иссерлеса», —утверждает рав Софер, — «открыли эпоху раввинских ѓаскамот, которые, путем запрета или отлучения, осуществляли защиту прав издателей религиозных произведений».

В подтверждение теории рабби Моше Софера следует отметить, что через три года, прошедших после бурных дебатов по поводу  публикации книги  Мишне Тора, раввинский синод из Феррары принял постановление о том, что первое издание любой книги, написанной евреем, должно получить, прежде всего, одобрение трёх раввинов. Инициатива такого постановления принадлежала раву Меиру Каценеленбогену, который возглавлял список подписавших сторон3. Однако пристальное прочтение постановления позволяет заметить, что главная проблема заключалась не в защите интересов издателей, а в том, чтобы наложить запрет на публикацию книг, содержание которых было спорным. Рабби Бацри4предполагает, что, хотя на кон и поставили нечестную издательскую деятельность, тем не менее, о ней явно не упоминается, дабы не обострять отношения между еврейскими и не еврейскими общинами.

Как ни странно, хотя Хатам Софер рассматривает запрет рабби Иссерлеса как прототип всех будущих раввинских запретов, сам он пишет, что эти запреты не должны были вызывать беспокойство по поводу финансовых потерь от подготовки и вложения денег в первое издание (то, что предложил рабби Иссерлес). Он пишет:

«Если бы мы не закрывали дверь перед лицом других издателей [то есть, запретили конкуренцию], ибо какой дурак [опубликует книги об иудаизме и] захочет понести серьёзные денежные потери [дословно: потеряет несколько тысяч]? Издательство [еврейских трудов] прекратится, Б-г запретит, а [изучение] Торы поколеблется. Поэтому, во благо еврейского народа и во имя возвышения Торы, наши мудрецы постановили…»5

 

Следовательно, для того, кто устанавливал запреты на конкуренцию разных издателей, не было самоцелью получить выгоду от публикации: запреты, скорее всего, налагались с совершенно иной целью — беспрепятственно заниматься изданиями Торы.

Однако, рав Мордехай Банет6 подходит к запретам раввинов не только теоретически, но и экономически. На уровне простого осмысления происходящего он утверждает, что открытая рыночная система без каких-либо внешних, пусть даже раввинских ограничений, самым естественным и лучшим образом будет способствовать интересам еврейского народа и его Торы. Свободная конкуренция, в конечном итоге, создаст такую экономическую среду, которая станет наиболее благоприятной для потребителя (то есть для всех изучающих  священные тексты). Монополия, с другой стороны, окажется выгодной только для издателей: цены на работы раввинов резко поднимутся, в то время как изучение Торы ослабнет.

Кроме того, Мордехай Банет утверждает, что запрет неприемлем по двум техническим причинам. Запрет имеет юридическую силу, когда он объявлен устно, но запрет, написанный в начале книги, не может считаться действительным. Запрет является обязательным только для тех, кто находится в пределах юрисдикции утвердившего его; раввин, объявивший всемирный запрет на покупку или продажу интеллектуальной собственности, переходит границы дозволенного. Вот почему подобного рода запрет недействителен.

Рабби Моше Софер7 оспаривает требования рабби Банета. Он обосновывает свое мнение тем, что письменный запрет имеет правовую силу тогда, когда он подтверждён древними постановлениями, свидетельствующими в пользу всех евреев,  пусть и находящихся вне сферы влияния конкретного раввина.

В некоторых случаях, когда решение затруднено вследствие наличия двух противоположных позиций, галахический авторитет обязан исходить из реальной практики еврейского народа. История, похоже, благоприятствовала рабби Соферу: между 1499 и 1850 годами было выпущено 3 662 хаскамот и приобщено к книгам и религиозным трудам!8

Галахическая основа авторского права на оригинальные произведения

До сих пор мы рассматривали идею защитного  «протекционистского» авторского права, предоставляемого издателю, дабы застраховать его от грандиозных финансовых потерь. Теперь проанализируем четыре галахических принципа, применяемых при предоставлении авторских прав создателям оригинальных трудов. Интересно, что раввины подходили к данной проблеме с совершенно разных точек зрения, и, тем не менее, делали близкие выводы.

Например, хотя рабби Банет возражает против эффективности запретов, он всё-таки соглашается с Рамо в необходимости запретить издание Юстиниана Мишне Тора, ибо он считает, что издание рабби Каценеленбогена — благодаря  пояснительным замечаниям, правкам и комментариям — должно рассматриваться как оригинальный труд и, следовательно, достойно защиты авторского права.

Ещё более поразительным примером этих разногласий является размещение в начале книги запрета на печать (выдвинутого мужем внучки рабби Банета, равом Авраамом Ицхаком Гликом) на собственную работу рабби Банета, респонса Парашат Мордехай.

Законы прибыли и убытков

 Рабби Йехезкель Ландау в своём фундаментальном труде Нода бэЙегуда9 подходит к вопросу об авторском праве с точки зрения следующей выдержки из Талмуда: «Кто-то получает выгоду, а кто-то несёт потери [несёт ответственность10.

В деле рабби Ландау участвовал учёный, который дал разрешение на публикацию его комментария на полях страницы Талмуда за предварительно оговорённую сумму. Издатель же напечатал Талмуд, отбросив при этом все его примечания, стараясь сохранить букву оригинального текста. Учёный заявил, что, заплатив за выпуск всего тиража, он имеет право на часть дохода, полученного от продажи всего объёма издания. Издатель (ответчик), однако, утверждал, что коль скоро при печатании он использовал только типографские литеры, то учёный (истец) не должен претендовать на какую-либо прибыль.

Рабби Ландау постановил, что в случае, когда автор заплатил за набор текста, он сохраняет за собой право на перепечатку любой его части, сделанную этими же литерами.

«Он [издатель] причинил большой ущерб [автору], но если бы издатель не опубликовал эти [и другие] книги, труды [включая и талмудический текст] Реувена [автора трудов] пользовались бы большим спросом…но так как Шимон [издатель] напечатал [свои работы], которые к тому же дешёвы и вышли в огромном количестве, это издание повлекло сокращение спроса на труды Реувена [автора]. Вследствие того, что издатель причинил автору материальный ущерб, мы обязуем его вернуть всю прибыль от издания трудов автора посредством набора текста».

 

Хотя постановление рабби Ландау относится к перепечатке Талмуда для общественного достояния, однако это правило должно применяться и к оригинальной работе учёных. Если мы защищаем права того, кто только оплатил оформление текста, насколько же должны быть защищены права создателя оригинального произведения!

Рабби Залман Нехемия Гольдберг в эссе, опубликованном в Техумин11, пишет, что Нода бэЙегуда9 сравнивает данный факт со случаями прибыли и убытка, рассматриваемыми в Талмуде, которые нередко являются предметом спора ранних комментаторов. Точка зрения рабби Гольдберга показывает противостояние Ѓалахи и гражданского права в том, что отпечатанные издания не должны быть предметом материальной выгоды и не могут расцениваться как чья-то собственность. Он утверждает, что хотя принцип прибыли и убытков однозначно налагает обязательство на того, кто извлёк выгоду из чужого имущества, остаётся неясным вопрос о том, распространяется ли этот закон на получение прибыли от нематериальных ценностей (например, авторские вложения в форму, порядок и структуру издания книги), которые являются продуктом оригинального труда и творчества. Но эти подробности выходят за рамки данной статьи. Рабби Гольдберг приходит к выводу, что решение рабби Ландау согласуется с мнением Рабейну Там12, и противоречит Рабби Ицхаку13.

Ѓасагат Гвуль  

Как отмечалось ранее, рабби Моше Софер провёл большую работу над вопросом об авторском праве14. Большая часть материала, однако, касается исключительных прав, предоставляемых издателю для того, чтобы сделать выпуск еврейских научных работ экономически выгодным. Тем не менее, Хатам Софер (Хошен Мишпат №79) посвящает работу также и авторскому праву и раскрывает ещё одно важное понятие: нематериальной собственности. Хатам Софер обращается к вопросу о том, может ли рабби Вульф Хайденхайм, редактор девятитомного (Родельхейм) сидура и махзора, воспрепятствовать другим издателям переиздавать его молитвенники? После продолжительного обсуждения прав издателя в целом, рабби Софер пишет:

«Коль дело приняло такой оборот [что ограниченная защита предоставляется] для издателей, которые публикуют другие тексты [для общественного достояния], тем более, защита необходима для тех, кто создал что-то своё… например, рабби Вульф Хайденхайм — непревзойдённый учёный и раввин — тот, кто провёл бесчисленные часы за редактированием и переводом пиютов… Так почему же другие должны получать прибыль от его трудов? Это [данное дело] можно сравнить с рыбаком, который своим трудом добывает рыбу…»

 

Сравнение автора с рыбаком довольно примечательно. Талмуд15 ссылается на следующее постановление: «Рыболовные сети необходимо отдалить подальше от рыбы [которую планирует ловить другой рыбак] на расстояние её обитания».16

Комментаторы отмечают, что не пойманная никем рыба является общим достоянием. Тем не менее, другие рыбаки должны подальше от неё держаться и размещать свои сети на других акваториях. Рабби Меир, отец рабейну Там, объясняет, что рыбак, который изначально обозначил за собой этот водоем, не должен приманивать чужую рыбу. Это понимание привело рыбаков к тому, чтобы расставлять сети подальше друг от друга. По этой же причине другим рыбакам предписано не ставить сети на улов напарника-рыбака17. Следовательно, рыбака, уличённого в расстановке приманки на чужой, запрещённой акватории (на месте другого рыбака), имеют право обвинить в покушении на личную собственность.

Рабби Софер объясняет довольно основательный, проникающий вглубь принцип, построенный на «модели рыбака». Его можно сформулировать таким образом: тот, кто затратил усилия на достижение определённого результата (самостоятельно и без права собственности на какое-то материальное имущество), имеет законное право на последующую прибыль. Следовательно, автор, затративший усилия на создание своих произведений, должен так же пользоваться плодами своего труда, как и рыбак, расставивший свои сети18.

Рабби Софер считает, что правило Ѓасагат Гвуль (дословно: посягательство на пределы чужих границ) является предпосылкой защиты авторского права и вполне законно обосновывается охраной экономических и коммерческих прав других лиц.

Дина де-малхута дина (на арамейском буквально. «закон земли [государства] — закон»)

 Бейт Ицхак19 подходит к этой проблеме совершенно с другой стороны. «Даже если мы и предположим, — пишет он, — что закон Торы явно не присуждает исключительные права собственности автору, тем не менее, он предписывает нам признавать и подчиняться „закону земли“[государства])»20.

Это и есть  галахический принцип дина демальхута – дина, то есть необходимость подчиняться закону государства, в котором живешь. А в подавляющем большинстве стран принят закон, охраняющий авторские права. Таким образом, все авторские права, предоставляемые автору согласно гражданскому праву, признаются законом Торы как действительные и обязательные. Рабби Ицхак Шмелкес, в рукописи конца XIX века, утверждает, что наша страна21 запрещает копирование оригинальных авторских произведений. И сто лет спустя, на американском побережье, существовала такая же ситуация.

Защита авторских работ гарантируется Законом об авторском праве 1976 года (общественный закон No. 94-533, 90 статут 2541). По этой причине любое нарушение гражданского законодательства об авторском праве, по определению, было бы нарушением закона Торы.

По правде говоря, обоснованность этого аргумента зависела от итогов спора средневековых комментаторов относительно «Дина де-малхута дина» («закон государства — закон»). Рабби Барух бен Ицхак22 ссылается на мнение своего учителя, одного из французских тосафистов, что «закон земли [государства]» является обязательным, поскольку он применяется к праву государственной власти облагать налогами и взимать их. Однако законодательство, принятое правительством в интересах своих граждан, но без какой-либо прямой выгоды для государства, не может рассматриваться как обязательное. Следовательно, законодательство об авторском праве, целью которого является защита интеллектуальной собственности, не включается в термин дина де-малхута дина.

Но Рамбан23 спорит с этим положением и высказывает другое мнение: всякое справедливое и добросовестное законодательство, установленное государством, относится к понятию «закон земли» и, следовательно, является юридически обязательным.

Шах24, упоминая главных кодификаторов, использующих принцип дина де-малхута дина в отношении законодательства, из которого правительство не получает прямую выгоду, утверждает, что Ѓалаха согласуется с Рамбаном.

Необходимо внести особую ясность: проблема взаимодействия между Ѓалахой и гражданским правом сложна. Действительно, бывают случаи, когда гражданское право, вступает в противоречие с Ѓалахой, и соблюдать такой закон необязательно25.

Иное мнение у рабби Шмельке, а затем и у рабби Эзры Бацри26: в законодательстве об авторском праве отражена суть сохранения социальной справедливости и беспристрастности, и оно признается законом Торы как обязательное к исполнению.

Шиур

Рабби Нехемия Залман Гольдберг выдвигает новую теорию, служащую фундаментом для прав собственности автора27 на основе правовой концепции Шиур (право удержания). Продавец может продать товар покупателю, но в определённых аспектах сохраняет за собой право собственности. Например, Талмуд28 повествует о тех, кто продаёт животное, но сохраняет за собой право на его стрижку и потомство. Покупатель же, имеет право делать с животным всё, что он пожелает. Тем не менее, собственность покупателя ограничена. Относительно стрижки и потомства есть договоренность, что животное принадлежит продавцу.

Исходя их этого принципа, рабби Гольдберг утверждает, что покупатель кассеты имеет право использовать её по своему желанию, однако копирование принадлежит лишь одному — продавцу. Поскольку это право сохраняется за продавцом, покупатель, копирующий кассету без согласия продавца, совершает преступление (кражу собственности), и он обязан возместить ущерб владельцу, обладающему  правом на кассету, а именно, продавцу29.

Рабби Гольдберг пишет, что данный подход имеет два основных ограничения. Во-первых, подобная линия рассуждений действительна только в том случае, если при продаже предусмотрены ограничения, в которых права на копирование сохраняются за продавцом. Если, однако, продавец просто заявляет, что воспроизведение или копирование запрещено, но при этом не указывает, что объём продаж ограничен, человек, копирующий без его разрешения, не совершает акт кражи и освобождается от возмещения ущерба владельцу. Во-вторых, этот подход защищает только первичное воспроизведение оригинала. Но как только труд вышел в свет, повторное копирование, по определению, не может частично принадлежать продавцу. Следовательно, тот, кто дублирует копию, безусловно, не виновен в краже, и тем самым не несёт ответственности за возмещение ущерба. Однако, рабби Гольдберг признаёт, что даже в этих двух ситуациях можно найти основание для защиты авторских прав, но уже по другим принципам, которые обсуждались ранее.

 

Важны ли незначительные изменения?

Рабби Йосефа Шауля Натансона спросили, является ли человек, который воспроизводит оригинальную работу, но вносит в неё незначительные дополнения или исключения, нарушителем законодательства об авторском праве30? Он ответил, что аргумент, позволяющий такую практику, «смехотворный», и, следовательно, тот, кто пытается обойти авторское право, внося свои незначительные дополнения, по-прежнему нарушает ѓалаху. Тот, кто попытается обойти закон об авторском праве путём внесения незначительных изменений в исходный оригинал, преследует цель упразднить гарантии авторского права и уничтожить закон.

 

Фото  и ксерокопирование

Рабби Шмуэль Вознер решает вопрос о том, разрешено ли учителю фотографировать какую-либо статью или эссе как часть общей публикации для использования в аудитории или классе31. Он утверждает, что в таком случае  не нарушается авторское право. У рабби Натансона концепция авторского права допускает воспроизведение целой публикации с незначительными изменениями, а также включает копирование простой части публикации. При этом учитель, использующий скопированные материалы, не нарушает права автора при обязательном условии, что копии используются строго в пределах учебной группы и не выходят за ее пределы. Рабби Вознер дополняет: преподаватель или талмудический ученый (посек), пользующийся ксерокопированными материалами для занятий в классе, находится не только в пределах своих законных прав, но ещё и совершает мицву, избавляя студентов от дополнительных расходов на покупку книг без острой необходимости!

Таким образом, посек (талмудический ученый) нарушает запрет во имя благой цели. Рабби Яаков Блау обсуждает эту ситуацию с рабби Вознером и высказывает осторожное мнение: если  преподавателю будет разрешено скопировать статью для личного использования, то это не означает, что копирование может быть разрешено для распространения по всему классу32. По мнению рабби Яакова Блау, итоги спора могут зависеть от вышеупомянутых оснований для защиты авторских прав согласно ѓалахе. Если правомерность ѓалахи об авторском праве основывается на законодательной защите, предусмотренной гражданским правом, то разумно полагать, что всевозможные исключения, которые существуют в положениях гражданского права, станут восприниматься ѓалахой как законные и достойные исполнения. Поскольку Закон об авторском праве классифицирует так называемую «Доктрину справедливого использования» как ограничение авторских прав собственника, то ѓалаха тоже предоставляет общественности это право. Разумеется, это возможно в условиях существующего запрета на пиратство литературного творчества, который выходит за рамки гражданского права.

 

Заключение

Исходя из указанного, очевидно, что существует достаточно галахических оснований, чтобы защитить оригинальную авторскую работу в интересах автора. В то же время существуют разные мнения на границы использования скопированных материалов. Например, рабби Моше Файнштейн33 категорически запрещает копировать кассету с записью Торы без разрешения её создателя. Из формулировки его ответа нельзя сделать однозначный вывод, какие аргументы  использовалась рабби Файнштейном. Но, по его словам, тот, кто незаконно копирует чужой труд, совершает кражу.

Очевидно, что в рамках одной статьи невозможно рассмотреть все разнообразные   интерпретации и подходы к закону об авторском праве в контексте ѓалахи. Кроме того, многие аспекты по-прежнему требуют углубленных и расширенных толкований, однако некоторая существенная основа для последующего развития уже заложена.


 

Список использованной литературы:

  1. Респонса Хатам Софер, Выдержка из Мишпат № 41.
  2. Рабби Моше Иссерлес, Респонса № 10.
  3. Энциклопедия Пахад Ицхак, том 10, лист 157b, Таканот Ше ниткину.
  4. Тхумин, том 6 (5745) стр. 179.
  5. Респонса Хатам Софер, том 6 № 57.
  6. Респонса Парашат Мордехай, Хошен Мишпат, иначе не указанный 7 и 8.
  7. Респонса Хатам Софер, Хошен Мишпат № 79; том 6 № 59.
  8. Энциклопедия иудаики, том 7 стр. 1454. Хотя значительная часть этих хаскамот написана для оригинальных произведений, тем не менее, многие хаскамот были выпущены для книг, уже находившихся в общественном доступе.
  9. Нода бэЙегуда, том 2, Хошен Мишпат № 24.
  • Бава Кама 20а.
  • Тхумин, том 6, (5745), стр. 195-197.
  • Ссылка на Тосафот, Ктубот
  • Там же.
  • Респонса Хатам Софер, Хошен Мишпат № 41; там же № 70; там же № 80; том 6, № 57.
  • Бава Батра
  • Определено как один Парасанг (приложение 2 ½ мили).
  • Ссылка на Тосафот, Кидушин, 59a.
  • Интересно отметить, что аналогия рабби Софера позднее была использована автором ХХ века. «Что проискходит с поэтом, когда он вмешивается в личную жизнь писателя…» (Вирджиния Вульф).
  • Респонса, Йоре Деа, том 2, № 75.
  • Закон рабби Мар Шмуэль, ссылка на Недарим 28а.
  • Респонсы были написаны в Пшемысле, городе в Галиции (Австрийская Польша).
  • Сефер аТрумот, 46:8.
  • Ссылка на Сефер аТрумот, там же.
  • Йоре Деа, 165:8.
  • См. Журнал «Ѓалаха и современное общество», том 1, № 1, стр. 122-125, общение рабби Хершеля Шахтера по этому предмету. В дополнение к источнику цитируемого материала, см. Шиурей Галаха, рабби Йосеф Йегуда Лейб Блок, стр. 57. Похоже, этот автор утверждает, что законодательство об авторском праве соответствует критерию, разработанному рабби Блоком в качестве галахической обоснованности для Дина де-малхута дина.
  • Тхумин, том 6, (5745), стр. 181-182.
  • Там же, стр. 185-207.
  • Бава Мециа 34а.
  • См., однако, Тхумин, том 7, (5746), стр. 360-380, по поводу дебатов между рабби Нехемией Залманом Гольдбергом и рабби Нафтали Бар-Илан об актуальности продажи с сохранением у продавца нематериальной собственности.
  • Респонса Шоэль уМешив, Махадура Кама, 1 № 44.
  • Респонса Шевет Галеви, том 4, № 202.
  • Питхей Хошен, «Законы о воровстве и мошенничестве», стр. 287, заметка 27.
  • Респонса Игерот Моше, Орах Хаим, том. 4, № 40 раздел 19.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Что необходимо знать о Рош А-шана?

В Йом Кипур мы подобны ангелам