В Торе сказано (Дварим, 21, 22): «Если будет на ком-либо грех, (требующий) суда смертного, и умерщвлен будет он, и повесишь его на дереве». На первый взгляд, тут речь идет об известном всем смертном наказании виселицей. Однако Талмуд из того, что сказано «…и умерщвлен будет он, и повесишь его», уточняет, что здесь обсуждается человек, который был подвергнут смертной казни. В данном высказывании Тора обязывает повесить труп этого человека, а не применить смертную казнь повешением. Более того, Талмуд учит из слов стиха, что только труп такого человека, которому полагалась смертная казнь путем забрасывания камнями (в иудаизме есть четыре смертных казни), подлежал подвешиванию.

Каким образом вешали?

Пишет Рамбам:

«Вот как выполняется заповедь о повешении: после выполнения казни скила (забрасывание камнями) закапывают в землю шест, от которого отходит перекладина; руки казненного связывают вместе и подвешивают его за руки незадолго до захода солнца, и и сразу снимают».

 

При этом важно подчеркнуть, что смертная казнь применялась чрезвычайно редко. Талмуд утверждает, что суд, который приговаривает виновного к смертной казни один раз в 70 лет, уже считается кровавым судом.