в ,

Жизнь после смерти. 10-ая часть

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Продолжение. Девятую часть читайте здесь.

СЛОВА МОРРИСА ФИНКЕЛЬШТЕЙНА вызвали у Шелдона образы, которые тот давно подавлял в себе, — об­разы членов его семьи в обломках после столкновения, но они более не сопровождались физической болью. Теперь он утешался тем, что им не пришлось долго страдать. Это ли пытался сказать ему мистер Финкельшнтейн?

– Было бы гораздо удобнее попросту приостановить убий­ства на время пути, — продолжал отец Джеки, — но для немцев это было невозможно.

На мне была деревянная обувь, не спасавшая от мороза и снега по пояс. Мои израненные, покрытые волдырями ноги кровоточили, и это, как ни странно, спасало их от за­мерзания, но не от боли. Я не мог больше выдерживать эту пытку и начал спотыкаться и ковылять. Но нужно было поддерживать порядок, шагать в строю по пять человек в ряду, и немедленно я получил удар прикладом по рёбрам. Почти свалился, но сработал инстинкт самосохранения, так как задержка означала немедленную смерть.

Мы шли целую вечность без отдыха и еды.

Русские самолёты, не разбирая, атаковали и нашу колонну тоже, так что и охранники, и заключённые были в одинаковом положении. Но даже при авианалётах отступав­шие немецкие солдаты продолжали в нас стрелять, зная, что скоро у них уже не будет такого развлечения. Это была не­вероятная и неописуемая бойня. Каждая кость, каждый му­скул в моём теле протестовали. Я был готов сдаться. Я ду­мал, что всем нам уготована смерть. Зачем сопротивляться? Я понятия не имел, выжил ли кто-то из моей семьи. Я ощу­щал, что нет причины продолжать это всё. Мой шаг начал замедляться — верный признак того, что я утратил желание жить и готов сдаться. Я не мог сделать следующий шаг.

Именно тогда один еврей, шедший справа от меня, креп­ко обнял меня за плечи и сказал: «Сынок, продержись ещё чуть-чуть. Видишь впереди вон ту колокольню? Вот туда мы идём. Ты можешь это сделать. Ещё только пара шагов. Про­держись ещё несколько минут, и мы это сделаем — вместе!»

Нам встретилось по пути огромное, просто бесчисленное множество колоколен, пока мы действительно не до­стигли пункта нашего назначения. В Польше в деревнях полно колоколен. Мой безымянный избавитель не только спас меня, он ещё и преподал мне философский урок: если есть цель, к которой стремишься, то разум и тело смогут выдержать испытание. Понимание этого позволило мне вы­жить и дожить до сего дня. Каждый раз — один шаг.

Жалоба

Проголосуйте:

1 балл
За Против

Добавить комментарий

Что бы вы делали, появись у вас дополнительный час?

Почему Ривка проявила милосердие только после того, как ее попросили