Перспектива космических полетов ставит перед евреем-астронавтом поистине уникальные для всего религиозного сообщества задачи: где можно раздобыть кошерную космическую еду, а также другие необходимые атрибуты еврейской жизни? Как человек должен молиться лицом к Иерусалиму, находясь на орбите?

Однако самая большая проблема из всех — это определение правильной еврейской даты и времени. Это очень важный аспект, поскольку многие заповеди выполняются в определенные дни недели или года (например, Шабаты и праздники), а также есть заповеди, которые можно совершать только в определенное время дня (ежедневные молитвы, тфилин и т. д.). Так что же делать религиозному еврею в космосе, где не существует понятия восхода и захода солнца?

Подход первый и простой: почему бы не просто считать рассветы?

Некоторые предполагают, что если космический корабль вращается вокруг Земли, его пассажиры должны считать каждый «наблюдаемый» восход солнца за новый день.1 Проблема в том, что длительность одного оборота вокруг орбиты длится около 90 минут, и так можно успеть насчитать аж 16 дней [(24 * 60) / 90 = 16] за 24 часа.

Ввиду своей непрактичности (представьте, что вам пришлось бы надевать и снимать тфилин, а так же молиться по три ежедневных молитвы каждые 90 минут и отмечать Шабат дважды за 24 часа!) и по разным другим причинам, эта точка зрения была отвергнута большинством алахических авторитетов.

Из тех же соображений большинство раввинов отвергают идею о том, что астронавты должны соблюдать заповеди, привязанные ко времени, в зависимости от времени суток в той части Земли, над которой пролетает космический корабль.2

Так что же делать еврейским путешественникам, бороздящим космическое пространство? Давайте начнем ответ на этот вопрос с обсуждения особенностей соблюдения заповедей в пустыне и на полюсах, а потом, разобравшись, вернемся к космосу.

Затерянные в пустыне: Шабат на одного

Согласно Талмуду, если кто-то путешествует по пустыне и теряет счет дней, он должен от настоящего момента отсчитать шесть дней и соблюсти седьмой день как Шабат.3 Тем не менее, так как и все остальные шесть дней технически могут на самом деле быть Шабатом, необходимо и в течение них воздерживаться от выполнения любой работы, запрещенной в Шабат, которая не является необходимой для выживания путника.

Радбаз указывает, что сам факт кидуша и освящения седьмого дня в соответствии с личными подсчетами является доказательством того, что для человека это действительно Шабат. Он воздерживается от работы в остальные шесть дней только  потому, что вполне возможно, что в те дни Шабат отмечают другие люди.4

Шабат в Арктике: первый рубеж

С пустыней разобрались, там проблема исключительно в том, что сам человек может сбиться со счета дней при том, что солнце продолжает светить в привычном режиме. А как насчет тех, кто путешествует за полярными кругами, где солнце не заходит в разгар лета и не восходит зимой? Как жить без элементарных обозначений, отделяющих один день от другого?

Беря за основу пример Талмуда о человеке, потерявшем счет дней в пустыне, рабби Яаков Эмден (Яавец, 1697–1776) определяет, что и в случае Заполярья нужно отсчитать шесть полных суток и отпраздновать Шабат на седьмые.5

Другие раввины, в частности рабби Исроэль Лифшиц (Тиферет Исраэль, 1782–1860), указывают на то, что между этими ситуациями все же есть разница. Странник в пустыне совершенно запутался и даже не знает, в какой именно день именно начал свое путешествие, поэтому у него нет другого выбора, кроме как начать отсчет заново. Однако в случае Арктики, если у человека есть часы и календарь, он запросто может рассчитать текущую дату и время в том пункте, из которого изначально выехал (где солнце в обычном порядке регулярно встает и садится), а потому должен следовать временам того места.6

Любавичский Ребе придерживался мнения, что 24 часа нужно отсчитывать на часах, 12 часами дня и 12 часами ночи, как предложено в Тиферет Исраэль,7 но если в этом месте существует долгота (т.е. дело происходит не непосредственно на полюсах), то 24-часовой день должен совпадать с понятиями о дне в тех городах, которые находятся на одной с ним долготе.8

Назад в космос: Роковой шаттл Илана Рамона

В 2003 году, прежде чем пилот МАФ (международной астронавтической федерации) Илан Рамон присоединился к команде космического шаттла «Колумбия» в качестве первого израильского космонавта, выходящего в космос, он заявил, что в этой особой миссии считает себя представителем всего еврейского народа и хочет иметь возможность делать в космосе все как можно более по-еврейски — включая соблюдение Шабата.

Это был первый раз, когда теоретический вопрос о еврейском космическом путешественнике действительно имел практическое значение. Местный раввин Хабада проконсультировался с рядом ведущих алахических авторитетоов того времени, и было принято решение последовать тому мнению, что Рамон должен соблюдать Шабат и другие связанные со временем заповеди, основываясь на времени в пункте его отправления (мыс Канаверал, Флорида, США).9

К сожалению, конец шаттла Колумбия был трагическим: космический корабль потерпел крушение при входе в плотные слои атмосферы при возвращении на Землю, и весь его экипаж погиб. Вслед за этой трагедией и повышенным осознанием важности Шабата, которое демонстрировал Илан во время своей миссии, многие евреи начали укрепляться в собственном соблюдении Шабата.

Что ж, наши мудрецы говорят, что в заслугу того, чтобы весь еврейский народ взялся соблюдать хотя бы один Шабат, наступит эпоха Машиаха и придет окончательное искупление. Так пусть же это случится в скором времени и в наши дни!


Сноски

  1. Хемда Гнуза, 1:2.
  2. См. ответ от раввина Леви Ицхака Гальперина в “Ковец Ор Исроэль”, т. 29, и в его труде “Им Эсак Шмаим”.
  3. См. Талмуд, Шабат, 69б; шулхан Арух, Орах Хаим, 344:1.
  4. Распонса Радбаз, 1:76.
  5. Мор у-Кециа, 344; см. также Шаарей Тшува на Шулхан Арух, Орах Хаим, 344:2.
  6. Тиферет Исраэль, конец главы 1 в Мишна Брахот.
  7. Тиферет Исраэль, там же;См. также Сефер ха-Брит, 1:4:11
  8. См. Ликутей Сихот, т. 16, стр. 526  и Торат Менахем, 5746, т. 2, стр. 847.
  9. См. Ковец Ор Исроэль (Монси), т. 29, для более широкого обзора вариантов ответов, касающихся космической миссии Илана Рамона.