в , ,

Когда рава Каневского забрали в Красную армию…

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Революция застала рава Исраэля Яакова Каневского в Рогачёве, и вскоре он был призван в Красную армию. Иногда ему приходилось нести дежурство как часовому. Однажды его очередь стоять в карауле выпала на субботу. Отказаться было нельзя, приказы обсуждению не подлежат, а неповиновение каралось расстрелом.

Дело было зимой, мороз трескучий. Пришел Исраэль Яаков на пост без теплой одежды – в условиях революционной разрухи сложно было достать даже, казалось бы, самые простые и привычные вещи. И в его части для часовых был всего лишь один тулуп на всех. Сменяясь, караульные его передавали следующему.

Заступая на дежурство, будущий раввин был погружен в размышления о Талмуде и не заметил, как другой солдат, передавая ему пост, снял тулуп и готов был ему его передать. Но увидев перед собой чудака, который в мороз о чем-то себе думает и не хватается за теплую одежду, он просто повесил тулуп на ветку дерева и ушел.

Через некоторое время пронизывающий холод отвлёк будущего раввина от его мыслей, и, увидев тулуп, он решил его надеть. Однако тот висел на ветке дерева, и тут есть одна проблема – постановление мудрецов запрещает в Шабат вешать что-либо на дерево или с него снимать. Но понятно, что в такой лютый мороз следует нарушить предписание ради спасения жизни. Так он и решил сделать. Только подумал: «Ведь можно и подождать пару минут, ничего со мной не случится, а как станет совсем невмоготу, оденусь».

Прошло две минуты, и он опять подумал в том же духе – так прошло еще две минуты, потом ещё и ещё, пока не вышло время дежурства.  И каждый раз он говорил себе, что потерпеть ещё две минуты у него хватит сил.


Царь Давид говорит в книге Теилим (119:99), что правильному поведению он зачастую учится у врага. Это значит, что йецер а-ра, самый злой из наших врагов, может обучить нас разным тактикам, используя которые мы будем в силах его перебороть.

Когда йецер а-ра желает нас заставить совершить какой-то грех, одна из любимейших его тактик– это внушить, что мы идём лишь на небольшую уступку. Ну еще чуточку подольше поспим, еще капельку – и помолимся, но не в миньяне, а дома. Сначала подольше поспим, а потом ну как не полистать свежую газету – вдруг в мире случилось что-то невероятное, и все об этом знают, а я нет?!. И Тору поучим потом, а не сейчас, ведь день только начинается!.. И так из всех этих маленьких отступлений, вроде бы из тоненьких нитей, плетется канат, который потом попробуй разорви!

Но мы можем перенять эту тактику — и перехватить у врага инициативу. Если человек пообещает себе учиться четыре часа подряд, в какой-то момент он может испугаться, что ничего из этого не выходит, и бросить дело на полпути. Но если он скажет себе, что позанимается всего 15 минут, то это уже совсем другое дело и намного проще, а главное, что на это точно есть силы! Поучится 15 минут, тогда пусть спросит себя, может ли поучиться еще 15. Так маленькими шагами он сможет пройти куда дальше, чем тот, кто берет на себя много, но, испугавшись трудностей и ответственности, бросает.

И, если не думать обо всех заповедях одновременно, но каждый раз концентрироваться на какой-то одной, мы найдём в себе силы в конце концов исполнять все мицвот.


В своей книге «Чтобы ты остался евреем» рав Ицхак Зильбер рассказывает, как стремился во что бы то ни стало сохранить веру отцов, исполняя законы Торы в тяжелых условиях «всеобщего строительства коммунизма».

Каждый раз перед Шабатом он молился: «Я грешен и не достоин многого, прошу лишь, дай мне возможность прожить еще одну субботу и не нарушить ее законы». Так, не загадывая далеко наперед, не думая о том, с какими трудностями ещё предстоит столкнуться, рав Зильбер смог дожить и до свободы, и до того, как сделал алию (путь духовного восхождения) в Землю Израиля, не нарушая по своей воле предписания Торы.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Добавить комментарий

По соседству с рабанит Каневски

Талмуд. Что это?