Вечные антагонисты Торы

Датан и Авирам, братья из колена Реувена, упоминаются в Торе по именам в связи с мятежом Кораха. Однако, согласно многочисленным комментариям, это был далеко не единственный случай, когда они засветились как главные действующие лица. Мидраш и Талмуд рассказывают, что их противостояние Моше Рабейну началось еще в те времена, когда еврейский народ находился в египетском рабстве, и продолжалось до самой их смерти.

Маараль из Праги, рабби Йеуда Лёв, пишет, что в борьбе добра со злом противоположные стороны должны быть сбалансированы. Чтобы сохранить изначальное положение вещей, Бог, создав таких великих благочестивых лидеров, как Моше и Аарон, сотворил так же и соответствующих им антагонистов.(1) Мидраш подтверждает это и говорит, что Датан хотел занять место Моше, а Авирам — Аарона.(2)

В Египте

Во время египетского рабства Датан и Авирам были среди евреев надзирателями, которые должны были каждый день сообщать об объемах выполненной работы египетским начальникам. За плохие результаты многие надзиратели подвергались избиению вместо непосредственно рабов и в конечном итоге были вознаграждены Всевышним тем, что стали первыми еврейскими старейшинами.(3) Однако Датан и Авирам были менее благочестивы, чем остальные,,(4) и, согласно Талмуду, считались нечестивцами от начала и до конца.(5)

Мы впервые встречаем братьев, когда Моше, который вырос во дворце фараона, вышел за пределы царского дома, чтобы посмотреть, как живет его народ:

“Когда вырос Моше и вышел к братьям своим, увидел он их тяжкий труд, и увидел, как египтянин избивает еврея, из братьев его”. (6)

Согласно одному из мнений Мидраша,(7) этим несчастным евреем был не кто иной, как Датан. За некоторое время до этого тот египтянин под покровом ночи пробрался к жене Датана и вступил с ней в интимную связь, а женщина не поняла сразу, что это не ее муж. И теперь, когда Датан об этом узнал и разыскал злодея, египтянин решил его убить.(8) Чтобы спасти несчастного, Моше убил египтянина, используя четырехбуквенное имя Бога, а затем захоронил тело в песке.(9)

На следующий день Моше снова вышел из дворца и встретил двух ссорящихся евреев.(10) Мидраш, опять же, идентифицирует этих людей как Датана и Авирама.(11)

Некоторые комментаторы(12) считают, что две приведенные выше истории связаны. Они утверждают, что Датан захотел расторгнуть свой брак, когда узнал о произошедшем между его женой и египтянином. Но его брат Авирам(13) выступил резко против, и это привело к ссоре.

Во время начавшейся перепалки Датан занес руку, чтобы ударить брата, побудив Моше воззвать к нему: «Зачем бить тебе ближнего своего?!»(14) Наши мудрецы учат, что, хотя Датан и не нанес ударов брату, стих все равно называет его нечестивцем, просто за то, что он поднял руку с намерением нанести удар.(15) И галаха, еврейский закон, фактически приравнивает унижение от занесенной руки унижению, испытанному от удара.

Но Датан и Авирам не были так уж рады юноше, который вмешивался в их дела.(16) «Кто поставил тебя начальником и судьей над нами? Или ты помышляешь убить меня, как убил ты египтянина?» Они были возмущены, что Моше на тот момент не являлся ни назначенным судьей, ни каким-либо представителем исполнительной власти.(17)

Намереваясь досадить Моше, Датан и Авирам оклеветали его перед фараоном.(18) Лишь чудесным образом ему удалось пережить покушение на свою жизнь и сбежать в Мидьян.

В этом эпизоде мы уже видим степень враждебности, которую братья испытывали по отношению к Моше, несмотря на то, что он спас жизнь одному из них, и те преграды, через которые они были готовы пройти, чтобы добиться его полного уничтожения.

Во время Исхода

Согласно Таргум Йонатан, когда евреи были наконец освобождены из египетского рабства, Датан и Авирам не вышли вместе со всеми.(19) Мы знаем, что им очень-очень нравилось в Египте, о чем свидетельствуют их описания этой страны.(20) Но согласно другому мнению, Датан и Авирам просто не получили информацию о том, что грядет Исход! Моше просил фараона отпустить сынов Израиля всего на три дня,(21) но настоящий план — уйти безвозвратно — был распространен тайно только среди членов общины. А поскольку Датан и Авирам были известными стукачами, никто не рассказал им о реальном положении дел, и они продолжали верить, что евреи вернутся через несколько дней. А раз так, то они решили, что это короткое путешествие не стоит их внимания, поэтому остались в Египте.(22)

В связи с этим возникает интересный вопрос — когда и каким образом братья в конце концов воссоединилась с сынами Израиля и оказались в пустыне?

Согласно Мидрашу,(23) они примкнули к войску фараона, когда тот погнался за евреями, однако, став свидетелями рассечения Красного моря, перешли на сторону соплеменников.

Беэр Маим Хаим(24) делает интересное предположение, что море даже специально расступилось во второй раз, чтобы предоставить Датану и Авираму возможность догнать евреев.(25)

Испорченный ман и еда для птиц

В следующий раз мы столкнемся с этими персонажами, когда в какой-то момент у евреев в пустыне закончатся продовольственные припасы. Они жалуются Моше, что голодны,, а тот обещает им, что Всевышний пошлет ман — хлеб с небес. Бог хотел научить сынов Израиля искусству веры, поэтому никто не имел права оставлять ман несъеденным до следующего дня(26) — он должен был выпадать каждое утро.

Однако Датан и Авирам не прислушались к предупреждению Моше и оставили свои порции на ночь.(27) Тогда в их мане завелись черви, а затем он испортился, нарушая естественный порядок вещей, при котором пища сначала гниет, а лишь потом в ней появляются черви. Почему этот порядок так важен? Всевышний хотел, чтобы было очевидно, что произошедшее является именно чудом, ведь если бы ман сначала стал гнилым, братья могли бы его просто выбросить.(28)

Так же известен еще один эпизод, касающийся Датана, Авирама и мана: в пятницу той первой недели, когда начал выпадать ман, Моше сказал(29) сынам Израиля собрать двойную порцию, потому что на следующий день, в субботу, ман выпадать не должен был.(30) Но Датан и Авирам вышли на улицу поздно вечером в пятницу и разложили свои дополнительные порции мана, которые успели собрать, надеясь, что остальные израильтяне проснутся утром, увидят его и поймут, что Моше ошибался. Но в защиту Моше Всевышний снова совершил чудо — еще до рассвета на стан налетела стая птиц и съела весь разложенный Датаном и Авирамом ман, прежде чем евреи успели проснуться.(31) Некоторые говорят,(32) что из этого следует обычай подкармливать птиц в Шабат, в который читают недельную главу Бешалах, где упомянуто это происшествие.(33)

Во время греха разведчиков

Когда евреи приблизились к Земле Обетованной, Датан и Авирам вновь засомневались во Всевышнем,  бросив вызов и самому Богу и Его пророку Моше.

По просьбе сыновей Израиля Моше отправил группу разведчиков исследовать Святую Землю с простой целью: доложить подробности о силах врага. Новости, которые они принесли, были мрачными: «Силен народ, живущий в этой стране, и города укрепленные, очень большие; и также детей Анака (великанов) видели мы там». Разведчики уверяли евреев, что даже Бог не сможет победить кнанеев. «Не можем мы идти на тот народ, ибо он сильнее нас», — сказали они.(34)

Весь вечер сыны Израиля проплакали, а когда наступило утро, Датан и Авирам созвали собрание. «Назначьте нас вместо Моше и Аарона, и мы отведем вас обратно в Египет!» — воззвали они. «Мы бы предпочли быть живыми рабами, чем свободными мертвецами!»(35)

Моисей и Аарон были абсолютно подавлены, поскольку народ демонстрировал полное неверие во Всевышнего. Они пытались заверить людей, что Бог будет присматривать за евреями согласно обещанию, которое Он им дал.

А Бог снова разозлился на сынов Израиля. «До каких пор будет гневить Меня этот народ и до каких пор не поверят они в Меня — при всех знамениях, которые Я совершил среди него?»(36)

В качестве наказания за отсутствие веры евреи были обречены странствовать по пустыне в течение следующих 40 лет, пока этот мир не покинули бы все совершеннолетние представители согрешившего поколения. Они потеряли свое право на обладание Святой Землей, и их детям было уготовано унаследовать ее вместо них.

Мятеж Кораха

Враждебность Датана и Авирама по отношению к Моше достигает кульминации во время мятежа Кораха.

Корах, сын Ицгара, был двоюродным братом Моше и Аарона и, соответственно, левитом, служившим в Мишкане — он даже был удостоен переносить Ковчег Завета.(37) В какой-то момент Корах почувствовал обиду на Моше за то, что тот не назначил его ни на одну из выдающихся должностей среди левитов.(38) Этими чувствами он поделился с небольшой группой своих сторонников, которые так же обижались на Моше, но он никогда не транслировал их публично, потому что Моше был слишком популярной личностью среди народа. Однако после инцидента с разведчиками евреи усомнились в том, что именно Моше должен ими руководить, и в этот момент Корах решил начать переворот.(39)

Он провел переговоры со своими соседями с южной стороны, коленом Реувена, и сыграл на их комплексах: «Послушайте, ведь ваше колено произошло от первенца праотца Яакова, — сказал им Корах, — разве не вы должны быть коэнами и левитами? Почему Моше назначил на важные должности только своих близких?»(40) Его слова возымели эффект и 250 благородных представителей колена Реувена присоединились к нему, порождая поговорку «Горе нечестивому и горе его ближнему».(41)

Датан и Авирам, сами происходившие из колена Реувена, воспользовались возможностью реально навредить Моше и стали лидерами мятежа.(42) Когда Моше почувствовал, что больше не может говорить с Корахом, он попытался обратиться к Датану и Авираму.

«Пожалуйста, зайдите в мой шатер, и мы все обсудим», — умолял он.(43)

Но они отвечали: «Не пойдем! Разве мало того, что вывел ты нас из страны, текущей молоком и медом, чтобы умертвить нас в пустыне? Ты еще и властвовать хочешь над нами? Не привел ты нас в страну, текущую молоком и медом, и не дал нам по участку поля и виноградника! Неужели глаза тем людям выколешь? Не пойдем!»(44)

Эти замечания сильно огорчили и глубоко задели Моше, и он стал молиться, чтобы Бог наказал участников восстания.(45)

На следующий день Моше предупредил весь народ держаться подальше от шатров Кораха, Датана и Авирама, чтобы не быть наказанными вместе с ними. Внезапно земля разверзла свои уста, и под шатром Кораха образовалась огромная пропасть. Все зачинщики мятежа, их семьи и все их имущество начали словно магнитом притягиваться к пропасти и оказались полностью поглощены землей.(46)

Так закончилась история самой известной пареы еврейских  бунтовщиков — в пыли и дыме.

Почему они не погибли?

В главе Бешалах(47) Тора говорит: «И вышли сыны Израиля хамушим из страны Египетской». Сначала Раши приводит простое понимание слова хамушим: израильтяне были вооружены, потому что ожидали, что в пустыне на них могут напасть. Но затем он упоминает и другое толкование, которое связывает слово хамушим с хомеш — пятой частью.(48) Мидраш(49) пишет, что целых 80 процентов евреев погибли в Египте во время казни тьмы, потому что они не верили в обещанное искупление; и только оставшаяся одна пятая часть (хомеш) народа заслужила освобождение.

Как было упомянуто выше, Датан и Авирам назвали Египет «страной, текущей молоком и медом» — а этот эпитет употреблялся исключительно по отношению к Израилю. Они всегда активно агитировали народ вернуться в Египет и даже остались там, когда весь народ вышел на свободу! Очевидно, они не поддерживали идею Исхода, однако почему тогда они не погибли во время казни тьмы?

На этот вопрос дается несколько ответов:

Раби Ашер бен Йехиэль, Рош,(50) объясняет, что, как бы они не бунтовали против Моше и Святой Земли, Датан и Авирам все же сохраняли веру в то, что Исход возможен, даже если он и не является желательным. А те, кто погиб во время казни тьмы, в принципе отрицали, что выход на свободу может вообще произойти.

Основываясь на трудах рабби Йеуды Лёва, маараля из Праги, мы можем утверждать, что Бог тогда сохранил жизнь Датану и Авираму, чтобы у Моше были достойные противники во время странствия евреев по пустыне. И таким образом силы добра и зла могли быть сбалансированы.

Рабби Йеошуа Лейб Дискин(51) отвечает, что, несмотря на все свои недостатки, во время египетского рабства Датан и Авирам в конце каждого дня были среди еврейских надзирателей, которых избивали вместо их собратьев. Одного этого было достаточно, чтобы удостоиться спасения и разделения моря в их честь.


Сноски

  1. Гвурот Ашем, 19.
  2. Мидраш Теилим, 106:6.
  3. Раши, Шмот, 14:4.
  4. Рабби Ханох из Белостока, Эц Йосеф на Шмот Раба, 5:20, где говорится, что хотя Датан и Авирам были включены в число старейшин, они были нечестивцами, в то время как остальные были праведными.
  5. Мегила, 11а.
  6. Шмот, 2:11.
  7. Мидраш Берешит Раба, 1:28. Рабби Мордехай Яфе в своем комментарии на Мидраш Раба, Йефе Тоар, говорит, что это вытекает из того факта, что Датан знал, что именно Моше убил египтянина.
  8. Раши, Шмот, 2:11. Однако Раши не утверждает, что Датан был мужем той женщины.
  9. Шмот, 2:12, и комментарий Раши на этот стих. Другие же мудрецы утверждают, что Моше ударил египтянина кулаком или кирпичом, Шмот Раба, 1:29.
  10. Шмот, 2:13.
  11. Раши, Шмот, там же.
  12. Рабби Реувен Цунц (1673г.), Ялкут Реувени.
  13. Другой комментарий утверждает, что Авирам был братом жены Датана. И это как раз может лучше объяснить, почему Авирам был расстроен решением Датана развестись со своей женой. Однако это объяснение представляется проблематичным, потому что в стихе (Бемидбар, 26:9) говорится, что они оба были детьми Элиава.
  14. Шмот, там же.
  15. Раши, там же.
  16. Рабби Бахья ибн Пекуда, Шмот, 2:14, утверждает, что Моше еще не было на тот момент и 13 лет; а Мидраш (Шмот Раба, 1:30) приводит альтернативное мнение, согласно которому тогда Моше был в возрасте примерно от 20 до 40 лет.
  17. Рабби Нафтали Цви Йеуда (Нецив) Берлин, Ха-Амек Давар, цитата из Шмот.
  18. Раши, Шмот, 2:15.
  19. В Шмот, 14:3, сказано: «И скажет фараон о сынах Израиля: заблудились они в стране этой, заперла их пустыня». Дословный перевод гласит «И скажет фараон СЫНАМ Израиля». Однако это не имеет смысла, потому что на тот момент они уже покинули Египет. Раши в своем комментарии на этот стих, а так же большинство других комментаторов объясняют, что в данном случае имеется в виду «о сынах Израиля». Однако великий мудрец Талмуда, живший в первом веке, Йонатан бен Узиэль, пишет, что фараон собирался обратиться к Датану и Авираму, которые остались в Египте.
  20. См, например, Бемидбар, 16:13; там же, 14:4 и комментарий Раши на этот стих.
  21. 21. Шмот, 8:23.
  22. Рабби Йосеф Алмоснино, Эдут бе-Йосеф.
  23. Сохер Тов (Бубер), Шмот, 14.
  24. Беэр Маим Хаим (рабби Хаим из Черновца, ум. 1817), Шмот,14:29.
  25. Что касается вопроса, почему такое чудо случилось с этими двумя нечестивцами, см. главу «Почему они не погибли?» в этой статье ниже.
  26. 26.Ибн Эзра, Шмот, 16:19.
  27. Шмот, 16:20.
  28. Шмот Раба, 25:10. Хотя большинство комментаторов (включая Раши) объясняют, что этот стих следует читать, как «он стал червоточным после того, как испортился».
  29. Шмот, 16:22–23.
  30. Потому что нужно было приготовить ман заранее, ведь в Шабат нельзя готовить. Кроме того, рабби Моше Альших пишет, что в отличие от дождя, который считается обычным природным явлением, ман создавался заново каждый день, и, поскольку Бог тоже отдыхает в Шабат, ман не мог быть воссоздан.
  31. Хасидские учителя (Шаар Бат Рабим от имени Провидца из Люблина). Таамей ха-Минхагим, стр. 531.
  32. Таамей ха-Минхагим, там же. Другие (например, рабби Яаков Софер, Каф Хаим, Орах Хаим,324:11) говорят, что нужно благодарить птиц за то, что они вместе с сынами Израиля пели хвалебную песнь при рассечении Красного моря.
  33. Этот обычай упоминается в Маген Авраам, Орах Хаим, 324:11. Автор выступает против него, потому что в субботу запрещено кормить диких животных. И рабби Шнеур Залман из Ляд в своем труде Шулхан Арух ха-Рав соглашается с этим (Орах Хаим, 324:8). Любавичский ребе, рабби Менахем Мендл Шнеерсон (Итваадуйот 5749, т. 2, стр. 270, примечание 118), повторяет это, но говорит, что все же следует прививать своим детям проявление доброты к животным. Другие авторитеты (рабби Йехиэль Эпштейн, Арух ха-Шулхан, 324:3; рабби Овадья Йосеф, Хзон Овадья Шабат, т. 3, стр. 24 и др.) поддерживают этот обычай. Разрешается оставлять птицам еду до начала субботы.
  34. Бемидбар, 13.
  35. Там же, 14:3, и комментарий Раши на этот стих; Мидраш Теилим, 106:6.
  36. Там же, 14:11.
  37. Бемидбар Раба, 18:3.
  38. В частности, Эльцафан, сын Узиэля, был назначен надзирателем над семейством левитов Кеат. Корах считал, что он, будучи сыном Ицгара, старшего из сыновей своего отца, должен был быть назначен вместо него. См. Раши, Бемидбар, 16:1.
  39. Нахманид, цит. выше.
  40. Рабби Элиэзер из Вормса, Рокеах, Бемидбар, 16:1.
  41. Раши, Бемидбар, 16:1. В итоге остальные евреи присоединились к Кораху, когда он обратился к ним с идеей о равенстве: «Как вы думаете, разве я забочусь только о себе? Моше посадил на престол себя и передал первосвященство своему брату! Разве мы не заслужили этой чести?» Бемидбар Раба, 18:10.
  42. Рабби Авраам Меир Розен, Биур ха-Амцарим на Мидраш Танхума, Корах, 2.
  43. Бемидбар, 16:12. Таргум Йонатан бен Узиэль сказал, что Моше хотел встретитсья с Датаном и Авирамом во дворе Скинии.
  44. Бемидбар, 16:12–14.
  45. Бемидбар, 15, и комментарий Раши на этот стих.
  46. Бемидбар, 26–33.
  47. Шмот, 13:18.
  48. Там же.
  49. Мехильтa, 13:19.
  50. Рош аль ха-Тора, Шмот, 10:2.
  51. Комментарий рабби Йеошуа Лейба Дискина на Шмот, 14:3.