Отрывок из книги рава Пинхаса Гольдшимда «Слово Торы». Эту книгу можно купить на сайте Еврейской Книги.

Книга Дварим

Книга Дварим — это слова Моше, обращённые им к сынам Израиля за неделю до его смерти. Это завещание Моше, данное им молодому поколению еврейского народа, родившемуся в пустыне. Напутствие людям, которые не имеют опыта жизни вне искусственных условий, созданных Всевышним в Синайской пустыне.

Слова Моше — это летопись еврейского народа. Интересно, что в летописи этой нет упоминания о чудесах, сопровождавших исход из Египта: о десяти казнях и «рассечении» Красного моря. Целью Моше не является пересказ истории. Центральной темой его речи является нравоучение и объяснение причины, по которой молодое поколение родилось и прожило сорок лет в пустыне. Моше объясняет еврейскому народу, что их грех, грех их родителей состоял в отказе исполнить повеление Б-га и войти в Землю Израиля.

Случайности не случайны

Совсем неслучайно, что Шаббат, в который читается глава Дварим, всегда выпадает перед постом девятого Ава, в который мы скорбим о разрушении Иерусалима и обоих иерусалимских Храмов. В этот пост читается свиток Эйха — полная скорби книга, написанная пророком Ирмияу, который пророчествовал о разрушении Первого Храма. Шаббат перед девятым Ава называется также «Шаббат Хазон», поскольку афтара, которую читают в этот Шаббат, — это начало книги Ишаяу, начинающейся словами «Хазон Ишаяу»:

Видение Ишаяу, сына Амоца, который предвидел о Йеуде и Иерусалиме в дни Узияу, Йотама, Ахаза, Йехизкияу, царей Йеуды. (Йешаяу 1:1)

По какой причине мудрецы постановили читать главу Дварим именно в Шаббат, предшествующий девятому Ава? Ответ на этот вопрос находится в рассказе о грехе разведчиков, занимающем центральное место и в нашей главе. Грех этот, по мнению наших мудрецов, стал причиной разрушений, которым было суждено постигнуть еврейский народ гораздо позже. День, в который разведчики вернулись в стан, был днём девятого Ава.

Плачь Ирмияу начинается со слова «эйха»:

Как одиноко сидит город многочисленный, стала, подобна вдове (на иврите город — женского рода, прим. переводчика), великая среди народов, вельможная среди городов стала подданной. (Эйха 1:1)

«Эйха» встречается также и в словах Ишаяу:

Как стала блудницей город верный, исполненный правосудия, справедливость ночевала в ней (раньше), а теперь — убийцы. (Йешаяу 1:21)

И в нашей главе тоже фигурирует слово «эйхаа»: Как понесу я один тягость вашу и ношу вашу, и  раздор ваш. (Дварим 1:12)

Слово это означает настойчивый вопрос, обращённый к небесам из бездонной пропасти, которым задаётся отдельный человек или целый народ, оказавшийся там. Как такое могло произойти, как могли мы пасть так низко?

Каждый человек и каждый народ должны периодически заниматься переоценкой ценностей, организовывать своего рода экспертно-проверочную комиссию, призванную выяснить причины краха.

Слово «эйха», однако, встречается в Торе ещё один раз.

И увидела жена, что хорошо дерево для еды и что вожделенно оно для глаз, и желанно дерево для постижения. И взяла она от плодов его и съела, и дала она также мужу её с ней, и он съел. И открылись глаза их обоих, и узнали, что наги они, и сшили они лист смоковницы, и сделали себе пояса. И услышали голос Б-га Господа, ходившего в саду в сторону дня, и спрятались Адам и жена его от Б-га Господа среди древа сада. 9. И воззвал Б-г Господь к человеку и сказал ему: «Где ты?» (Берешит 3:7-9)

Отведав плод дерева познания добра и зла, Адам и Хава поняли, что стали наги, то есть лишены своей первой и единственной заповеди (Раши Берешит 3:7 со слова «Ваеду»). И тут голос Всевышнего спрашивает Адама: «Где ты?» В Торе вопрос этот написан одним словом: «Аека?». Несмотря на разное произношение слов «аека» и «эйка», пишутся они одними и теми же буквами.

Когда случается катастрофа, человек спрашивает Творца: «Эйха?» — «Как?» Когда грешит человек, Творец спрашивает его: «Аека?» — «Где ты?»

Сила — в единстве, единство — в аhават Исроэль.

В нашей главе Моше объясняет необходимость назначения ещё семидесяти старцев для руководства народом Израиля, говоря «Как понесу я один тягость вашу и ношу вашу, и раздор ваш». (Дварим 1:12)

Те же самые причины, которые вынудили Моше отказаться от единоличного руководства еврейским народом, также стали причинами разрушения Второго Храма. В то время еврейский народ раскололся на различные группы и течения, которые вели между собой непримиримые споры, и именно из-за беспричинной ненависти, существовавшей между ними, был разрушен Храм.

Маараль говорит о Втором Храме («Нецах Исраэль» 5, см. также «Хидушей Агадот» Гитин 55б со слов «ва-Амар ки»):

Важность его следовала из самого народа Израиля. Очевидно, что народ Израиля обретал единство посредством Храма, поскольку был у них Коэн Гадоль и жертвенник один. И именно поэтому был разрушен Храм, поскольку из-за беспричинной ненависти разделилось сердце их, и стали недостойны Храма, воплощавшего единство народа Израиля.

Храм получал свою святость от народа Израиля. Утрата единства еврейского народа, расколовшегося на враждующие группировки, означала, что и Храм тоже, по сути, перестал существовать. Это также имеет в виду Талмуд, когда говорит (Санэдрин 96б, см. также Шир Аширим Раба 3):

Вышел глас с небес и сказал ему: «Народ убитый убил ты, чертог сгоревший сжёг ты, муку молотую смолол ты».

В кинот, которые читаются в пост девятого Ава, немало внимания уделяется аспекту признания вины и поиска причин разрушения Храма не для того, чтобы умалить грех разрушителей, а для того, чтобы найти путь к исправлению греха и раскаянию, необходимых для того, чтобы Б-жий дом был отстроен заново.

Сколько людей, столько и мнений. Опасно ли это?

Сегодня Государство Израиль рассматривает поиск путей мирного сосуществования со своими соседями как одну из важнейших задач, стоящую перед ним. Создание Государства Израиль и его победа в Шестидневной войне, сопровождавшейся захватом больших территорий, исторически составлявших часть Земли Израиля, таких, как Бейт Лехем, Хеврон и восточный Иерусалим, поставили государство в непростую политическую ситуацию. В этих условиях в Израиле идёт оживлённая полемика, нередко переходящая в ожесточенный спор в том, что касается политики государства в отношении этих территорий.

По одну стороны баррикад находятся приверженцы единого и неделимого Израиля, многие из которых были выселены из поселений сектора Газы и севера Самарии. Они называют правительство Израиля преступным режимом, продолжающим дело разведчиков и поколения исхода из Египта, которые пренебрегли землёй обетованной, сомневаясь в своих силах и во всемогуществе Б-га. По их мнению, такая недальновидность и ограниченность может привести лишь к разрушительным последствиям и отчаянию, описанному в главе Шлах: «И были мы в глазах наших подобны кузнечикам и таковыми были в глазах их» (Бемидбар 13:33).

С другой стороны, либералы и приверженцы демократии утверждают, что контроль Израиля над оккупированными арабскими территориями и над их населением превращают Иерусалим из города, исполненного правосудия, в блудницу, и из обители справедливости — в логово убийц. (Аллюзия на Йешаяу 1:21) Они считают, что продолжающаяся оккупация Иудеи и Самарии с их трёхмиллионным арабским населением, попирает все общечеловеческие нормы морали, которые должны быть присущи демократическому обществу.

Этот раскол между правыми и левыми, в котором не последнюю роль играет и религия, угрожает не только государству, но и всему народу. Неспособность сторон прийти к согласию или достигнуть компромисса ставит общество на грань кризиса и угрожает самому существованию еврейского государства.

Именно в такой ситуации Моше сказал: «эйха?» — как? Как можно уладить все эти внутренние противоречия в народе, разрешить эту распрю, грозящую разорвать народ Израиля на куски?

Пожалуй, нет в мире народа с такой же богатой исторической памятью, как народ Израиля. Две тысячи лет прошло с тех пор, как был разрушен Второй Храм, но до сих пор миллионы евреев по всем сторонам света оплакивают его разрушение. Народ с такой феноменальной коллективной памятью должен понимать, что нельзя повторять ошибки прошлого, ставшие причиной разрушения Первого и Второго Храмов и опустошения Земли Израиля. Мы должны уметь учиться на своих ошибках.

К чему же призывает Моше после своего восклицания «эйха»? К мудрому лидерству: «Приведите вам людей мудрых, понимающих, известных коленам вашим» (Дварим 1:12). Проблемы народа происходят от отсутствия достойного лидерства. Тот, кто знаком с реалиями сегодняшнего Израиля, знает, что страна эта, переживающая головокружительный экономический подъём, отчаянно нуждается в авторитетном руководстве.

Я призываю представителей обоих концов политического спектра набраться мужества, провести переговоры и выработать единую платформу, с помощью которой можно будет наконец-то решить экзистенциальные проблемы Израиля.

Сторонников Великого Израиля, готовых отдать жизнь за каждую пядь исторической родины, я призываю вспомнить слова плача пророка Ирмияу о царе Йошияу. Когда египетский фараон захотел пройти по территории Иудейского царства, чтобы воевать с ассирийцамии, пророк Ирмияу посоветовал царю Иудеи не оказывать фараону вооружённого сопротивления. Однако Йошияуу, которому не было равных в праведности, не послушал пророка, аргументируя свой отказ обещанием Торы (Ваикра 26:6): «И меч не пройдёт по земле вашей». Царь Иудеи трактовал сказанное в Торе как обещание, что даже «мирный меч», то есть война, не несущая опасности самому Израилю, не пройдёт по его земле. Основываясь на такой трактовке Торы он оказал вооружённое сопротивление египтянам, был взят в плен и публично казнён ими.

Ошибка Йошияуу состояла в попытке связать сказанное в Торе с совершенно нереальной ситуацией. В попытке толковать слова Торы, как говорящие об определённой политической ситуации, заключена огромная опасность, поскольку, поступая так, человек сознательно отказывается от того, чтобы оперировать фактами и анализировать политическую реальность, и смотрит лишь на сказанное в Торе. Но кто сказал, что Тора имела в виду именно эту ситуацию?

И сегодня сторонники идеи Великого Израиля аргументируют свою позицию с помощью Торы и Алахи, полностью игнорируя внутриполитическую ситуацию в Израиле и реакцию международного сообщества. Неужели они так уверены, что сегодняшний духовный уровень еврейского народа позволяет нам ожидать чудес от Всевышнего?

С другой стороны, я взываю и к тем, кого называют «лагерем мира», тем, кто готов на любую уступку для достижения так называемого мира с израильскими арабами. Уверены ли вы, что арабы искренне стремятся к миру? Может быть, выражаясь словами царя Давида: «Уста их говорят пустое и десница их — десница ложная»? (Теилим 144:8) Возможно, когда мы говорим о мире, они замышляют войну? Не продаём ли мы исконно еврейские территории Израиля за чечевичную похлёбку?

Для достижения единства народа необходимо сильное и дальновидное лидерство, руководствующееся общепризнанными идеалами. Лидерство, которое сможет добиться уважения всех политических движений израильского общества. К сожалению, о нашем времени, предшествующем приходу Машиаха, ещё в Талмуде было сказано (Сота 49б): «Лицо поколения — как лицо собаки». Подобно собаке, которой свойственно бежать впереди хозяина, время от времени оглядываясь, чтобы убедиться, что хозяин идёт за ней следом, сегодняшние лидеры Израиля всё делают с оглядкой на общественное мнение. Политики современного Израиля способны выработать своё мнение по какому-либо вопросу лишь после ознакомления с результатами опроса общественности.

Земля Израиля — это земля, на которую «всегда устремлены глаза Всевышнего с начала года и до конца года» (Дварим 11:12). Каждый день в молитве «Амида» мы просим: «Верни судей наших, как было в древности, и советников наших, как было в начале, и удали от нас скорбь и печаль, и воцарись над нами только Ты, Б-г, с милосердием и благосклонностью, и оправдай нас правосудием».

Да будет Воля Творца, чтобы ещё в наши дни мы удостоились увидеть исполнение пророчества Йешаяу: «Сион правосудием будет искуплён, и вернувшиеся в него — справедливостью!» (Йешаяу 1:27)