Алахические проблемы, которые возникают, когда еврей занимается продажей чего-то некошерного, исследовались веками. И, хотя эта статья не претендует на то, чтобы изложить все, что касается данной темы, мы постарались тщательно изучить основные соображения относительно ряда актуальных ситуаций, важных на практике.(1)

Итак, еврей не может продавать съестное, если оно не кошерно.(2) Однако, например, владеть зоомагазином разрешено, поскольку некошерные животные, которые там продаются, предназначены не на убой, а чтобы стать домашними питомцами.(3) Также можно продавать некошерные товары, которые изначально хозяин не был намерен приобретать: например, рыбак, который обнаружил в своих сетях некошерную рыбу, может спокойно ее продать

Запрет распространяется только на продукты, которые запрещены Торой, как, например, некошерные животные или рыбы, мясо, приготовленное вместе с молочными продуктами, или если оно не соответствует предписываемым еврейским законом правилам убоя скота. Продукты же, которые Тора изначально разрешила к употреблению евреями, однако позже их запретили мудрецы, такие, как кошерное мясо, которое было смешано (но не приготовлено) с молочными продуктами, кошерная курица, смешанная или даже приготовленная с молоком, не еврейское вино и т.д., под этот запрет не попадают.

В этой статье мы постараемся разобраться, каковы причины и источники этого закона, а также в чем разница между запретами Торы и мудрецов, тонкости применения закона в разных жизненных ситуациях, например, при полном или долевом владении не кошерным заведением.  Кроме того, поговорим о работе в сфере обслуживания и торговли.

Причины

Какая логика была изначально заложена в заповедь воздерживаться от того, чтобы вести бизнес, используя не кошерный товар?

По мнению серьезного алахического авторитета 13-го века раввина Шломо бен Адерета («Рашба»), этот запрет связан вот с чем. Существует опасность, что, если на протяжении дня человек будет иметь дело с некошерной едой, то это может привести к тому, что в конце концов он ее попробует.(4) Чтобы максимально дистанцироваться даже от возможности контакта с запрещенными продуктами, Тора полностью запрещает вести дела, используя их. Раввин Шабтай Коэн («Шах»), алахический авторитет 17-го века, добавляет, что, если другие евреи увидят, что бизнесмен занимается некошерными товарами, они могут предположить, что он их к тому же употребляет в пищу, а мы должны заботиться о том, чтобы не провоцировать подобные реакции.(5-6)

Источники

В Торе сказано о некошерных животных: «Они нечисты и нечисты да будут для вас»(7), а чуть раньше написано то же самое: «Нечисты они для вас».(8) Поскольку мы уже знаем из первого стиха, что нам не разрешено употреблять их в пищу, Иерусалимский Талмуд поясняет, что дополнение в виде второго стиха подразумевает дополнительный аспект — запрет на извлечение выгоды из продажи некошерных животных.(9)

Тем не менее, Вавилонский Талмуд считает, что запрет заключается в стихах, рассказывающих о некошерных видах рыб и морских животных, а потом птиц и насекомых, где много раз повторяется: «Мерзость они для вас».(10) Талмуд видит именно в дополнительном повелении «гнушаться трупами» этих животных указание на то, что, помимо самого употребления в пищу, запрещено и получение какой-либо выгоды от них.(11)

Из Торы или от мудрецов?

Поскольку Талмуд выводит этот закон из стиха Торы, может показаться, что запрет утвержден и самой Торой, как утверждает большинство алахических авторитетов, особенно Тосафот(12) и Рабейну Ашер (“Рош”)(13). Однако другие авторитеты, в том числе раввин Исраэль Исерлин («Трумат ха-Дешен») и Рашба(14) утверждают, что это запрет мудрецов, а вывод Талмуда из этого стиха — просто нахождение асмахты.(15) Асмахта — это когда раввины основывают некий закон на стихе, который, как они понимают, указывает на необходимость его принять, но это не означает, что изначально закон был предписан Торой.

Почему это так важно понимать?

На самом деле вопрос, является ли та или иная заповедь по своей природе прямым указанием Торы или решением мудрецов, имеет большое значение. Чтобы понять почему, давайте рассмотрим различные типы законов иудаизма и применимые к ним правила.  

Обычно, чтобы определить, применяются ли эти заповеди, и, если да, то в каких случаях, мы не смотрим на причины, которые лежат в истоке тех или иных заповедей. Например, Бог повелел еврейскому народу отмечать Шабат, сделав его днем отдыха, но мы не говорим, что все, что имеет отношение к отдыху, можно в этот день делать. Скорее, мы соблюдаем заповеди такими, как они были нам даны, не обсуждая и не ставя под сомнение их предпосылки. Однако с постановлениями мудрецов все иначе, потому что раввины установили свои законы, чтобы защитить и оградить законы Торы. В определенных обстоятельствах, если нет опасений, что закон Торы будет нарушен, такая гарантия считается ненужной, и есть основания утверждать, что закон не должен применяться.

Давайте рассмотрим это на примере нашей ситуации. Если запрет на ведение бизнеса с использованием некошерных товаров является заповедью Торы, то он должен распространяться на все случаи. Так что даже в ситуации, когда опасение Рашба относительно того, что человек может попробовать некошерную еду, неприменимо, запрет, тем не менее, остается в силе. С другой стороны, если закон является постановлением мудрецов, то гипотетически мы можем его обойти, разработав безопасный сценарий, в котором еврей, имеющий дело с некошерными товарами, окажется в положении, когда работа никоим образом не принуждает и не соблазняет его их пробовать, а так же на него не сможет пасть тень каких-либо подозрений в том, что он это делает. Тогда нам будет позволено так поступить.

Раввин Шломо Эйгер отвергает этот подход, ссылаясь на принцип, что мудрецы не делают различий относительно условий.(16) Это значит, что есть случаи, когда раввины запрещали что-то определенное даже в ситуациях, которые не имели каких-то изначально смущающих характеристик, и, соответственно, никаких оснований для постановления запрета на основе такого прецедента не было бы. В таких случаях мудрецы запрещали торговать некошерными продуктами, даже если торговцу не удалось бы попробовать свой товар, а значит, его не стали бы подозревать в его употреблении. Однако все же подавляющее большинство алахических авторитетов не поддерживает эту точку зрения.

Однако существует и третий подход, которому следует несколько известных законоучителей.(17) Хотя, как правило, мы не оцениваем заповеди Торы с точки зрения их аргументации, этот запрет можно рассматривать в виде исключения. Запрет против ведения бизнеса с использованием некошерных продуктов уникален в том смысле, что существуют определенные сценарии, в которых он отменяется. Например, когда еврей просто сталкивается с запрещенным предметом — без активного поиска со своей стороны, как обсуждалось ранее. Это исключение вытекает из стиха, в котором говорится, что некошерные животные «мерзостью пусть будут они для вас». Дополнительные слова «для вас» подразумевают, что бывают ситуации, когда от некошерных животных можно получить выгоду — как это понимают раввины, речь идет о случаях, когда в хозяйство к еврею не кошерное животное попадает случайно.

Судя по всему, Тора оставляет решение относительно области применения этого закона на усмотрение раввинов, которые, как утверждают эти алахические авторитеты, применяли его только в ситуациях, которые могли бы привести к тому, чтобы еврей хотя бы попробовал некошерную пищу. Согласно этому подходу, даже если мы решим, что запрет является законом Торы, он будет применяться только тогда, когда есть основания опасаться, что он все же попробует запрещенную пищу.

Хатам Софер пишет, что, поскольку эта проблема все еще не решена, мы должны строго придерживаться установленного правила.(18) Он утверждает, что категорически нельзя торговать некошерными товарами, даже если нет никаких шансов, что продавец будет их есть, а также нельзя даже просто работать с некошерными товарами, даже если еврей ими не владеет. Однако это самый строгий взгляд, и при рассмотрении ситуаций, которые явно не запрещены, многие законоучители полагаются на более снисходительные подходы, какие мы приведем ниже.

1. Владение некошерным заведением

В случае, если еврей владеет не кошерным заведением, перед ним однозначно встают обе проблемы: ведение бизнеса с некошерными продуктами питания и беспокойство по поводу того, что может быть ситуация, когда их придется попробовать. Даже если владелец физически не занимается повседневными операциями, а только его сотрудники, которые полностью готовят и управляют всем, что связано непосредственно с некошерной едой, и, соответственно, у него фактически нет шансов попробовать некошерную пищу, проблема все еще есть и подобное не разрешено.(19)

Поскольку подавляющее большинство алахических авторитетов утверждает, что этот закон является запретом Торы, и неясно, применяется ли запрет Торы универсально или только в тех случаях, когда существует реальная обеспокоенность в том, что еврей может его нарушить, мы присваиваем такому случаю статус «сафек д’орайта» — закон Торы, который вызывает сомнения, — и строго соблюдаем запрет, не делая себе никаких поблажек.

2. Обслуживание столов в некошерном ресторане

А вот работа официантом или шеф-поваром в не кошерном заведении дает гораздо больше возможностей для поблажек, поскольку работник не владеет не кошерным товаром и не получает выгоды от его продажи. Ему просто платят фиксированную зарплату.

Так же не считается проблемой риск, что официант будет пробовать пищу, которую подает. Как объясняет это раввин Моше Файнштейн, причина в том, что такие действия могут привести к воровству и, вероятно, в дальнейшем, если официанта на этом поймают, стоить ему работы (конечно, это не относится к тем ситуациям, когда официанты могут на работе спокойно есть.).(20)

Более того, работник не выбирает, с каким товаром (продуктами) ему придется иметь дело; все зависит от распоряжений владельца. Иногда работа такого человека может быть связана с некошерной едой, но это не является обязательным условием. Таким образом, мы можем рассматривать этот случай как тот, когда еврей лишь периодически взаимодействует с запрещенными предметами, а это, как указано выше, разрешено.(21) Потому в сочетании с тем фактом, что этот запрет может быть только постановлением мудрецов (что позволяет нам проявлять снисходительность в случае сомнений), многие алахические авторитеты разрешают работать в некошерном ресторане.(22)

3. Торговый представитель

Торговый представитель не владеет товаром и не распоряжается им. Поэтому выступать в качестве посредника или быть продавцом продуктов для некошерного заведения вполне допустимо..(23)

4. Владение акциями в некошерных компаниях

Владение акциями в общественной компании явно не представляет риска, как бы проблема ни была. Владелец акций не в состоянии соблазниться некошерной пищей, производимой или реализуемой компанией, а люди никак не могут заподозрить его в том, что он ее ест.

Но поскольку этот запрет вполне может быть законом Торы и мы не можем быть уверены, распространяется ли запрет Торы на все ситуации или только на те, когда есть вероятность, что можно попробовать запрещенную пищу, владение запасами некошерного товара может по-прежнему представлять собой алахическую проблему. И действительно, раввин Ицхак Яаков Вайс («Минхат Ицхак») утверждает, что нельзя владеть акциями некошерной компании, если это позволяет человеку иметь какое-то право голоса в управлении компанией (например, если он периодически бывает на собраниях акционеров, чтобы высказывать там свое мнение наравне с остальными).(24)

Раввин Овадия Йосеф проявляет более снисходительный подход. Он полагает, что совокупность сомнений в отношении этого запрета позволяют нам быть менее строгими.(25)

Мишне Алахот придерживается той же логики, что и рав Овадия Йосеф,(26) и добавляет, что для снисхождения есть и другая причина: даже когда акционер имеет право голоса в компании, если он предполагает, что компания больше не прислушается к его мнению, выступи он против продажи некошерных товаров, то получится, весь бизнес с некошерными товарами осуществляется против его воли, а, значит, он не несет за это ответственность и может получать от этого прибыль.(27) Таким образом, человеку будет разрешено покупать столько акций в подобной компании, сколько он пожелает, но лишь до тех пор, пока это не позволит ему иметь определенное решающее право голоса в управлении этой компанией.(28)

Однако помните, что поскольку каждый случай индивидуален и содержит особые, довольно сложные детали, необходимо проконсультироваться с компетентным раввином, прежде чем начинать заниматься деятельностью, связанной с некошерными пищевыми продуктами.  


Сноски

  1. В этой статье мы остановимся именно на рассмотрении запрета торговли некошерными товарами. В любой конкретной ситуации могут быть и другие факторы или запреты, которые касаются именно данной ситуации, поэтому важно проконсультироваться с авторитетным раввином, прежде чем вкладываться в какой-то подобный бизнес.
  2. Мишна Швиит, 7:3; Мишне Тора, Законы запрещенной пищи, 8:16; Тур и Шулхан Арух, Йоре Дэа, 117.
  3. Йерусалимский Талмуд, Швиит, 56a; Тосафот, Псахим, 23a и Бава Кама, 82a; источники из ссылки 2.
  4. Респонсы Рашба, 3:223.
  5. Йоре Дэа, 117.
  6. Мы в первую очередь приводим рассуждения рава Шломо бен Адерета, потому что его объяснение применимо независимо от того, считается ли этот закон запретом из Торы или от мудрецов, тогда как рассуждения, например, Шаха предполагают, что запрет является именно постановлением мудрецов.
  7. Ваикра, 11:35.
  8. Ваикра, 11:28. По правде говоря, эти стихи относятся не к обсуждению статуса кошерности животного, а к ритуальной нечистоте, которую оно могут придать. По этой причине Раавад и другие авторитеты придерживаются мнения, что этот запрет является лишь постановлением мудрецов, а Талмуд просто находит асмахту — библейский источник, на котором можно основывать свое мнение. Сирильо не видит в этом никакой проблемы, ссылаясь на другие стихи, где прямым текстом обсуждается запрет употреблять этих животных. Действительно, Вавилонский Талмуд (Псахим, 23а) и Торат Коаним (Шмини, Паршата, 3:11) так же цитируют эти стихи как источник запрета. И таким образом запрет можно считать постановлением мудрецов
  9. Швиит, 55б.
  10. Ваикра, 11:10-20
  11. Псахим, 23a.
  12. Псахим, 23a; Бава Кама, 82; Однако см. Нода би-Йеуда Тиньяна, Йоре Дэа, 62, где говорится, что даже Тосафот придерживается мнения, что запрет является постановлением мудрецов.
  13. Бава Кама, 79б.
  14. Респонсы Рашба, 3:223. Многие комментаторы (см. При Хадаш, Йоре Дэа, 117:1; Таз, 117: 1 и другие) цитируют мнение Рашбы как аргумент в пользу того, что этот закон является запретом Торы. Это можно увидеть до того, как слова Рашбы приводит Бейт Йосеф. Однако, когда слова Рашбы приводят полностью, не вырывая из контекста, становится очевидным, что он считает запрет исключительно постановлением мудрецов. См. Арух а-Шулхан, Йоре Дэа, 117, и Йабиа Омер, т. 8, Йоре Дэа, 13.
  15. Неясно мнение Рамбама по этому вопросу. См. Мишна ле-Мелех, Законы запрещенной пищи, 8:18. Однако см. также Тосафот Йом Тов на Швиит, 7:3. Для дальнейшего обсуждения см. Респонсу рабби Акивы Эйгера, 1:74, Мишна ла-Мелех там же, Нода би-Йеуда Тиньяна, Йоре Дэа, 62, Йабиа Омер там же.
  16. Гильон ха-Маарша, Йоре Дэа, 117; см. также Двар Шмуэль, 144.
  17. Тосафот Йом Тов на Швиит, гл. 7, Мишна 3. Он также подразумевает комментарий раввина Овадии из Бертиноро на Шевиит там же в этом ключе; При Хадаш на Йоре Дэа, 117; Таз на Йоре Дэа, 117; При Мегадим в Сифтей Даат на Йоре Дэа, 84:14.
  18. Респонса Хатам Софер, Йоре Дэа, 104,105,106.
  19. См. Респонсу Раме Мипано, 30, и Хатам Софер там же.
  20. Игрот Моше, Йоре Дэа, 1:51. Мишне Алахот, 5:103.
  21. Мишне Алахот, там же.
  22. Респонса Мааршам, 1:126; Респонса Левушей Мордехай, 1:77; Респонса Тув Там ва-Даат, 3:5; Респонса Шоаль у-Мейшив, 3:122; Каф ха-Хаим, Йоре Дэа, 117:72.
  23. Маарам Халава Псахим, 23a; Респонса Хатам Софер, Йоре Дэа, 105; Каф ха-Хаим, там же 73.
  24. См. 3:1 там же.
  25. Там же, Йабиа Омер.
  26. 5:102. См. также Респонсу Алеф Лха Шлома, Йоре Дэа, 138; Респонса Мааршаг, 2:66 и 81.
  27. Он сравнивает это со случаем, когда один из партнеров использует средства компании для торговли некошерными товарами без согласия другого партнера. Тогда закон заключается в том, что другой партнер может получить выгоду от сделки, даже если она была запрещена, потому что в итоге она была совершена против его воли.. (Шулхан Арух, Хошен Мишпат, 176:12.)
  28. См. также Журнал Алахи и Современного общества (Journal of Halacha and Contemporary Society) №24, в котором обсуждается это и другие практические применения этого закона.