в ,

Не терять надежду

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Недельная глава Тецаве в подробностях рассказывает, среди прочего, об уникальных одеждах первосвященника, которые необходимо было изготовить в соответствии с четкой инструкцией Творца. Дополнение же к недельной главе в виде отрывка Паршат Захор напоминает о необходимости стереть память о народе Амалека, напавшем на сынов Израиля после их чудесного исхода из Египта.

Интересно, что чтение этих разделов Торы всегда приходится на Шабат перед праздником Пурим. Так что же связывает эти три темы между собой? Давайте попробуем разобраться.

Наказание за пир

Гемара говорит о том, что злодейский указ Амана об уничтожении евреев был наказанием народу за участие в многодневном пире царя Ахашвероша.(1)

Известно, что в течение периода первого Храма пророки не раз упрекали сынов Израиля за ужасные грехи, в том числе за идолопоклонство, однако евреи еще никогда не оказывались приговорены к тотальному уничтожению. Напрашивается вопрос: почему наказание за такой, как кажется на первый взгляд, незначительный проступок в виде участия в царском пиру оказалось настолько жестоким?

Чтобы на него ответить, необходимо задуматься о намерениях царя Ахашвероша, которыми он руководствовался, устраивая такое пышное пиршество.

Мудрецы говорят, что напитки на этом пиру подавались в сосудах, которые прежде использовались во время Храмовых служений и были украдены вавилонскими захватчиками при разрушении первого Иерусалимского Храма. Мало того: устроив пир, царь облачился в одежды еврейского первосвященника, так же похищенные из Храма! Какую цель он пытался достичь такими неоднозначными поступками?

“Несбывшееся” пророчество

Один раввин объясняет, что до того момента Ахашверош был всерьез обеспокоен пророчеством Ирмияу о том, что еврейский народ вернется на Святую Землю и восстановит Храм через 70 лет после начала вавилонского изгнания.(2)

Царь занялся подсчетами и обнаружил, что 70 лет уже прошли, однако даже малейшие признаки исполнения пророчества Ирмияу не проявились. Поэтому в тот самый день, когда по его расчетам истекал срок действия пророчества об Избавлении, он устроил праздник — так царь пытался сказать евреям, что они должны отказаться от надежды на восстановление Храма и что у них теперь есть альтернативный источник для радости — возможность быть одним из народов, населявших его великую империю.

Потому-то он и оделся как коэн а-гадоль — чтобы показать, что именно он будет их новым полноправным предводителем, а храмовая утварь использовалась в качестве посуды ради того, чтоб подчеркнуть: нет больше смысла ждать, пока Храм будет отстроен, надо жить здесь и сейчас.(3)

К сожалению, несмотря на призывы Мордехая сохранять крепость духа, евреи Персии поняли намек Ахашвероша и в отчаянии присоединились к трапезе, не удерживаясь даже от того, чтобы выпивать из Храмовых сосудов. Сыны Израиля потеряли надежду — они прекратили свое духовное стремление ко Второму Храму и обратились к новому будущему, соглашаясь стать верноподданными Царя и его империи.

Фактически евреи в тот момент пренебрегли своей уникальной ролью избранного народа, призванного быть примером для всего мира. Они потеряли всякую надежду на возвращение в Израиль и на новый Храм.

Евреи не осознавали, что само право нашего народа на существование основано на нашей особенной задачи в этом мире. Всевышний всячески оберегал и опекал сынов Израиля за их готовность представлять собой свет для народов мира, ор ле-гоим, — быть выделенным и особенным обществом, которое помогает окружающим его людям познавать Бога и Его пути. Теперь же, когда евреи отказались от своей миссии, порученной им Царем нашего мира, решив стать покорными слугами земного царя, они автоматически отказались от права на существование. А потому, согласно принципу “мера за меру”, были приговорены к уничтожению.(4)

Причина для победы

Как же тогда еврейскому народу удалось отменить указ о своем уничтожении?

Гемара рассказывает о разговоре, произошедшем, когда Аман пришел сообщить Мордехаю о почестях, которые Ахашверош хотел ему оказать в награду за спасение своей жизни. Аман обнаружил, что Мордехай учит Тору. Министр спросил: «Что ты изучаешь?» Мордехай ответил ему: «Когда существовал Храм, человек, который приносил жертвоприношение Минха, представлявшее собой горсть муки, мог таким образом искупить себя». Услышав это, Аман ответил: «Ваша горсть муки придет и опрокинет мои десять тысяч серебряных монет».(5)

Это место в Гемаре довольно трудно понять. Каково значение того отрывка, который изучал Мордехай? Почему это заставило Амана признать свое будущее поражение?

Поневежский Ребе(6) объясняет, что Аман, прямой потомок царя амалекитян Агага, имел личные счеты с еврейским народом и прекрасно знал, что теперь его шансы на успех в борьбе против евреев высоки именно за счет их прегрешения в виде участия в царском пиру. Придя к Мордехаю, Аман увидел, что тот изучает законы, которые могут применяться только тогда, когда существует Храм — и благодаря этому он понял, что еврейский народ раскаялся в содеянном и снова мечтал отстроить Храм.

В сердцах сынов Израиля вновь поселилась надежда на то, что они смогут исполнять свою ответственную миссию избранного народа, а потому Аман понимал, что если только евреи снова не откажутся от Всевышнего, Он будет их защищать, и даже огромная сумма, выделенная им в казну царя Ахашвероша в благодарность за разрешение истребить евреев, не сможет ему помочь.

Ловушка отчаяния в наше время

Отчаяние, страх неудачи, психология
Отчаяние

Задача евреев во время событий Пурима состояла в том, чтобы сохранять надежду даже в трудные времена. Это испытание продолжается и по сей день, и когда мы проявляем в нем свою слабость, наши враги начинают надеяться, что смогут нас победить.

Рассказывают об одном арабском террористе, который отсидел в израильской тюрьме положенный срок, после чего, выйдя на свободу, продолжил свою противозаконную деятельность с еще большим усердием. На вопрос, что стало причиной такого решения, он рассказал, что поначалу, находясь в тюрьме, действительно решил отказаться от «карьеры» террориста, чувствуя, что его насильственные действия не смогут по-настоящему навредить Израиля.

Однако как-то во время Песаха он увидел одного еврейского тюремного охранника, который ел хлеб. Зная о запрете на употребление хамца в этот период, заключенный поинтересовался, почему этот еврей не соблюдает свой закон. Охранник ответил ему, что относится к светскому обществу и считает законы иудаизма неактуальными. Услышав это, террорист понял, что люди, которые добровольно отказались от своего наследия, утратили свою силу и могут быть побеждены.

В качестве противоположности нередко приводят историю о том, как на пике своего успеха по захвату Европы Наполеон Бонапарт однажды увидел, как сильно сокрушаются евреи в пост 9-го Ава. Он был абсолютно потрясен тем, какую глубокую скорбь испытывали люди, и спросил о причине траура. Когда император узнал об историческом контексте этого дня и о том, что евреи оплакивали разрушение Святых Храмов, произошедшее много веков назад, он был глубоко поражен и воскликнул, что народ, который сохранил такую ​​сильную связь со своим национальным наследием, наверняка никогда не будет уничтожен.

Мы живем в то время, когда испытание отчаянием и потерей надежды существует на разных уровнях. Для светских евреев это испытание очевидно — их задача заключается в том, чтобы не раствориться полностью в окружающих народах и не отказаться от своего наследия в пользу сомнительных преимуществ полной ассимиляции.

Но в той или иной форме эта проблема касается всех нас. Во-первых, представители религиозного мира могут поддаться искушению отречься от миллионов своих светских собратьев, утверждая, что те безвозвратно потеряны и никогда уже не будут частью еврейского народа. Это, разумеется, большая ошибка, и исторический опыт доказал, что светские евреи могут легко вернуться к подлинному иудаизму.

Второй момент заключается в том, что соблюдение заповедей вовсе не является панацеей и не гарантирует обязательное наличие надежды на светлое будущее — ведь евреям, которые пришли на пир к Ахашверошу, все еще было важно, чтоб еда была кошерной (и им это, как известно, обеспечили). Человек может соблюдать заповеди, но при этом задаваться вопросом, будет ли когда-нибудь отстроен Третий Храм и действительно ли придет Машиах. Более того, отказ от надежды может омрачить и нашу личную жизнь, убеждая нас в том, что у нас нет возможности достичь успеха и выкарабкаться из постигших нас проблем.

История Пурима учит тому, что нам категорически нельзя терять надежду — как в глобальном плане, всему еврейскому народу, так и каждому из нас, отдельным личностям. И до тех пор, пока мы сохраняем в душе искренне желание быть частью избранного Богом народа, мы можем быть уверены, что Он защитит нас от всех наших врагов.


Сноски

1. Мегила, 12а.

2. Ирмияу, 29:10.

3. Шаарей Хаим, стр.170.

4. Гемара в Трактате Мегила, 12а, приводит еще одну причину указа об уничтожении евреев: что сыны Израиля поклонились образу царя Невухаднецара. Это кажется странным, потому что в комментариях сказано, что такое поведение не могло считаться настоящим идолопоклонством. Почему же тогда евреи были наказаны столь строгим образом? Возможно, на этот вопрос можно ответить так — Невухаднецар хотел, чтобы евреи признали его как высшую власть, отказавшись от Всесильного. И когда они поклонились его образу, они в его глазах продемонстрировали принятие господства земного царя, словно ставя на один уровень Невухаднецара и Бога. Следовательно, руководствуясь принципом “мера за меру”, Бог решил, что Он больше не будет Царем евреев, защищая их от врагов.

5. Мегила, 16а.

6. Цит. в Оэль Моше, стр. 150.

Report

Проголосуйте:

Добавить комментарий

Неслучайные случайности

4 причины, почему у евреев в Пурим принято переодеваться