в , , ,

Первый в истории смешанный брак: Эсав и его жены

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Одним из ключевых моментов в жизни человека является заключение брака. В целом, это относится к любому человеку в мире. И еврейский народ не исключение. Для еврейской идентичности вопрос брака также имеет очень большое значение.

В нашей недельной главе, Толдот, мы читаем о первом смешанном браке, который стал настоящим огорчением для родителей еврейского партнера. И в то же время мы узнаем кое-что о прекрасном позитивном аспекте свадьбы.

Изучая прошлую недельную главу, мы явно поняли, что наш праотец Авраам был очень обеспокоен вероятностью того, что его сын Ицхак может жениться на кнаанской девушке, а потому направил своего управляющего на поиски невесты, происходящей из семьи самого Авраама.1 Таким образом, мы видим, что даже на такой ранней стадии развития еврейского народа уже существовала определенная обеспокоенность по поводу того, с кем следует или не следует вступать в брак.

На этой неделе мы узнаем о двух сыновьях Ицхака, Яакове и Эсаве. Яаков был духовным человеком, а Эсав, напротив, необузданным человеком, не брезгующим применять насилие.

Неудивительно, что именно Эсав стал тем, кто принял решение жениться на представительнице другого народа. Тора рассказывает, что когда ему было сорок лет, он взял в жены сразу двух женщин — Йеудит, дочь Беэри, и Босмат, дочь Эйлона, причем обе принадлежали кнаанскому племени хеттов 2 — и это несмотря на то, что семейная традиция дома Авраама категорически запрещала заключать браки с женщинами, относящимся к семи народам Кнаана. (Позже, спустя 10 глав,3 в Торе будут упомянуты и другие жены Эсава, одна из которых относится к народу хивейцев, также являющимся одним из кнаанских племен.)

Эти жены Эсава, бывшие весьма далекими от учения Авраама, стали настоящим «душевным огорчением для Ицхака и Ривки».4 Многие мудрецы отмечают, что эти женщины даже после вступления в брак продолжали служить идолам.

Интересно, что ведь и сама праматерь Ривка тоже родилась в семье, где поклонялись идолам — например, ее брат Лаван с их помощью гадал.5 Однако она изначально описывается как скромная благочестивая девушка, и, кроме того, как только Ривка вышла замуж за Ицхака, она полностью погрузилась в служение Единому Богу, Создателю неба и земли. Ровно противоположно вели себя хеттийские жены Эсава, которые, несмотря на то, что пришли жить в дом Ицхака, не перестали воскуривать фимиам перед истуканами. Раши говорит, что дым, поднимающийся от этих благовоний, повлиял на появление у Ицхака слепоты.6

Чуть позже, в той же недельной главе, Ривка взывает к своему мужу: «Надоела мне жизнь из-за дочерей хеттов!» Она говорит Ицхаку о том, как обеспокоена вероятностью, что и их сын Яаков может в итоге жениться на хеттийской девушке, последовав примеру старшего брата.7 И действительно, другие молодые женщины поблизости не проживали. Это стало одной из причин, по которой Яакова отправили из родных краев на северо-восток, чтобы том найти себе жену из семьи Ривки (об этом мы будем читать на следующей неделе).

Необычным и даже интригующим моментом является то, что одну из хеттийских жен Эсава звали Йеудит. Это звучит словно еврейское имя, и действительно, Талмуд8 говорит, что «любого, кто отрицает идолопоклонство, называют йеуди». Раши объясняет, что на самом деле у этой женщины было другое имя, но Эсав специально назвал ее Йеудит перед своим отцом, чтобы сделать вид, будто она разделяет взгляды их семьи и готова следовать завету Единого Бога.9

Эти события произошли более трех тысячелетий назад, но они звучат довольно созвучно с тем, что происходит в наши дни. Тем не менее, из дальнейшего повествования мы узнаем, что Эсав женился еще раз, и его третья жена была совсем другой.10 Девушка была дочерью Ишмаэля и, следовательно, внучкой Авраама. Ее звали Махалат, что переводится как «прощение», и Раши отмечает,11 что от нее мы узнаем, что жениху и невесте в день свадьбы прощаются все их грехи.

Согласно некоторым комментариям,12 Тора намекает на то, что не только имя, но и поступки Махалат отражали эту идею. Она была действительно хорошим и стремящимся к духовности человеком. Так почему же тогда Эсав, которого принято считать злодеем, на ней женился? С одной стороны, это решение было вызвано тем, что он хотел хорошо выглядеть в глазах отца.13 Но на более высоком уровне, в душе Эсава тоже была заложена искра добра, что объясняет, почему его отец Ицхак так сильно любил его. И в конце концов, в ходе истории человечества, эта искра добра в Эсаве и его потомках должна быть раскрыта.


Сноски

  1. Берешит, 24:3-4.
  2. Берешит, 26:34.
  3. Берешит, 36:2-3.
  4. Берешит, 26:35.
  5. Мидраш на Берешит, 31:19.
  6. Раши на Берешит, 27:1.
  7. Берешит, 27:46.
  8. Талмуд, Мегила, 13а.
  9. Раши на Берешит, 36:2.
  10. Берешит, 28:9.
  11. Раши на Берешит, 36:3.
  12. См. Ликутей Сихот, т. 5, стр. 163, и т. 35, стр. 118.
  13. Берешит, 6-8.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

комментария

Оставьте комментарий
  1. Хорошо что есть евреи и есть возможность быть привитыми к Лозе)
    Благословляю этот избранный народ.

Добавить комментарий

Секреты добрых отношений с супругами

К главе Ваеце. Усталость физическая и духовная