в ,

Почему в Португалии развивается кошерная пищевая промышленность

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Высочайший горный хребет Португалии Серра-да-Эштрела славится захватывающими дух водопадами, бирюзовыми озёрами и крутыми велосипедными дорожками, петляющими среди обширных лесов.

Зимой туристы со всей Северной Европы съезжаются к солнечной Серре — малонаселённому плоскогорью размером с остров Род-Айленд, который всего-то 24 на 8 км. Здесь вина на любой изысканный вкус, всемирно известные сыры из овечьего молока и экзотические местные блюда — чего только стоят сладкие сардины в панировке и тушёная говядина на можжевельнике!

А главное, Серра-да-Эштрела стала основным поставщиком кошерной пищи из Португалии. Трудно вообразить, но такое большое производство развернулось при населении в 50 евреев.

Не так давно производитель оливкового масла Сasа Agrícola Francisco Esteves из города Матнейгаш выпустил новую кошерную марку масла на Хануку (праздник в честь чуда с маслом).

В близлежащем городе Ковильян, на юге горного хребта, находится сырный завод «Braz Queijos», получивший в 2009 году сертификат кошерности на большую часть выпускаемой продукции. Это первый кошерный завод Португалии. Пять лет назад сертификат кошерности получил винодельческий завод того же города. А с 2010 года в городе Бельмонти ежегодно проходит кошерная ярмарка перед Рош hа-Шана.

Развитие кошерной пищевой промышленности, конечно же, связано с богатой историей Португалии и ее евреями. До 1536 года там их жили сотни тысяч, пока церковь и королевский дом с помощью инквизиции не стали преследовать «иноверцев».

По словам производителя сыра Хосе Бразу, который вовсе не еврей, кошерная промышленность «восстанавливает связь с нашим добрым прошлым».

Португалия и Испания делают всё возможное, чтобы преодолеть тяжелые пережитки прошлого. В 2015 году обе страны приняли Закон о возвращении, благодаря которому уже смогли получить гражданство этих стран почти 5000 потомков сефардских евреев. На международном уровне такие меры приняты впервые.

(Уточним: Израиль на законодательной основе с 1952 года принимает евреев со всего мира; Германия с 1991 года по программе иммиграции принимает евреев с постсоветского пространства. Испания и Португалия принимают потомков евреев, когда-то проживавших на территории этих стран – прим. ред.).

Миллионы долларов инвестиций в возрождение еврейского наследия одни объясняют желанием исправить ошибки прошлого, другие полагают, это связано с необходимостью возродить экономику Португалии и Испании, где уровень безработицы в два раза выше, чем в США, и без работы более четверти взрослого населения до 25 лет.

«Сефардская диаспора — большая группа с выгодным для экономики Испании и Португалии потенциалом, она станет открытой для посещения — и это туризм, культура, инвестирование в экономику», — сказал Майкл Фройнд, основатель и председатель Шавей Исраэль — некоммерческой организация в Иерусалиме, поддерживающей потомков сефардских евреев.

Государственные чиновники выделяют из бюджета обеих стран средства на восстановление еврейских объектов наследия. Затраченные 8.25 миллионов долларов на португальский проект «Rotas de Sefarad» — общенациональную сеть маршрутов по сефардскому наследию, «должны внести вклад в развитие туризма», — сообщила в прошлом месяце в интервью газете «Journal de Centro» министр культуры Португалии Селесте Амаро.

По словам представителя Шавей Исраэль в Португалии раввина Элиши Саласа, в Бельмонти, в Серра-да-Эштрела между евреями и не евреями складываются добрые взаимоотношения. Рав Салас следит за кошерным рынком, он уверяет, что продукты, такие, как мёд, оливки и хлеб, которые привозят местные фермеры на продажу, отвечают всем требованиям Галахи и раввинским предписаниям.

 

«Конечно, я не проверяю бухгалтерские документы, но даже в Португалии не вижу такого большого спроса на кошерную продукцию, которая стала бы выгодна благодаря кошерному сертификату, — поясняет рав Салас. — Но здесь, в Бельмонти, владельцы фирм и заводов имеют еврейские корни, поэтому стараются сблизиться с иудаизмом как минимум через продукцию, которую выпускают».

 

 

Надо сказать, операторы новых кошерных предприятий неохотно рассказывают о своей связи с еврейством. Патриция Дуарте Мадейра, директор маслоперерабатывающего завода «Esteves», дважды уклонялась от ответа на вопрос, есть ли у неё в семье еврейские корни.

Она сообщила JTA, что пыталась найти кошерный сертификат ради клиентов в Бельмонти, где, как сказала, «одна из крупнейших еврейских общин Португалии». По словам Саласа, это место — «дом» для португальских синагог.

Браз, производитель сыра в Серра-да-Эштрела, тоже чересчур осторожно относится к своим связям с иудаизмом, хотя все же сказал израильским СМИ, что он из анусим («принужденные», в данном случае марраны — евреи, силой обращённые в христианство – прим. ред.). Нам же он сообщил, что одна из его бабушек знала о своём еврейском происхождении и соблюдала некоторые из традиционных обычаев. Португальской прессе о своей связи с еврейством он сказал всего пару слов.

 

«Думаю, теоретически у каждого из нас есть еврейская ДНК», — в 2009 году говорил он в интервью газете «Publico», когда израильские СМИ заинтересовалось его кошерным сыром.

 

 

Браз отметил, что исследование 2008 года показало: 20 процентов населения Иберии так или иначе имеют еврейские гены.

«Но я католик. Недавно ко мне на завод приходил епископ Гуарда», — сказал он, добавив, что его «настоящий интерес — это сыр, а не генеалогия».

Не надо серьёзных исследований, чтобы заметить в Серра-да-Эштрела принадлежность евреям многих домов. В городе Транкозо, что около Ковильяна, на каменных стенах хорошо сохранились насечки и письмена, сделанные во время и после португальской инквизиции. Где-то можно прочесть на иврите слово «ужас», написанное задом наперед; на дверных косяках жилищ сохранились желобки — следы от мезуз.

До сих пор евреев можно было встретить только в небольших поселениях, это люди, обращённые в христианство, которое в определенной мере сулило им безопасность. Они помечали свои дома таким образом, чтобы «без слов было понятно, что они помнят, кто есть на самом деле и откуда родом», — пояснил Майкл Фройнд.

Любопытная уловка была в кулинарии: знаменитая колбаса «Alheira de Mirandela» («Альейра»), в которую щедро клали чеснок, чтобы он объединял вкус других составляющих, была специально разработана во время инквизиции для евреев, которые всегда питались кошерной пищей, тогда как большая часть населения исключительно свининой.

Майкл Фройнд сказал, что такие приёмы свидетельствуют о жестокости столетних гонений, которые уничтожили одну из самых знаменитых еврейских общин того времени.

«Преследования и многовековое безмолвие заставили замолчать людей с еврейскими корнями. Неудивительно, что о своём наследии они не говорят открыто, — сказал он. — Кстати, для людей, работающих в пищевой промышленности, получить сертификат — дело не из простых, и это вызывает слишком много вопросов».

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Реабилитация зла: новый польский закон о Холокосте

США внесли главу политбюро ХАМАСа в черный список террористов