Вопрос:

Дорогая Аллисон!

Мне очень нравится читать все Ваши публикации и просматривать видео с Вашим участием — Ваши статьи отвечают на многие мои вопросы (даже на те, о которых я не подозревала). У меня есть вопрос о скромности в еврейской традиции. Недавно я встречала шабат с одним известным раввином в религиозном районе Иерусалима; такие вечера мне довольно известны: я знаю, чего ожидать от них и как себя вести.

Но одна вещь меня давно настораживает: женщины не поют, потому что такое их поведение не считается скромным. Мне трудно это понять, и меня такой порядок смущает, потому что я певица, и, возможно, мне необходимо что-то в жизни изменить. Мне бы хотелось, чтобы Вы прокомментировали сложившуюся традицию и объяснили, в каких контекстах она применима. Возможно, разрешение этого вопроса изменит моё будущее видение карьеры и религии. Может быть, больше информации поможет мне принять верное решение.

С благодарностью, К.К.

 

Ответ:

Уважаемая К.К.!

Спасибо за Ваш вопрос. Многим сегодня трудно понять женщин, которые не поют в присутствии мужчин. Действительно, сказано в Талмуде, Брахот, 24а о том, что коль иша, голос женщины – это нескромно (эрва), но давайте оставим философию позади и рассмотрим этот вопрос с практической точки зрения. На практике, не все ортодоксальные еврейки на встрече Шабата воздерживаются от пения в присутствии мужчин. Самая строгая точка зрения, которую вы отметили для себя за субботним столом, заключается в том, что женщины не поют песен перед мужчинами, с которыми они не имеют ничего общего, ни при каких обстоятельствах.

Но существует более гибкое мнение. Как обычно, моя цель — не фиксировать правила и ограничения, где читателю позволено или не позволено (запрещено) принимать решение, а показать несколько точек зрения на данную проблему (или по каким-то другим), которая тем или иным образом связана с еврейской общиной или деятельностью раввина.

В моем круге женщины поют за субботним столом, хотя никто из них не солирует! Первым смягчающим обстоятельством является тот факт, что женщина поёт и поет не одна. Талмуд говорит: «трей кали ло миштамай», что означает «два голоса нельзя услышать одновременно», или, другими словами, женский голос на фоне других голосов будет сливаться с ними воедино.

Другое смягчающее обстоятельство, на которое могут ссылаться некоторые, заключается в том, что существуют такие виды песен, от которых нельзя получить удовольствие, когда их поёт женщина. Например, это гимны (змирот шабат) перед трапезой в Шабат, песни, которые поют дети и траурные песнопения.

Наконец, некоторые утверждают, что мужчине позволительно слушать женское пение, если он не знает, как выглядит исполнительница. Талмуд подтверждает это: «йецер ѓа-ра (злому началу) неинтересно то, чего не видят наши глаза».

Даже если кто-то ссылается на вышеупомянутые смягчающие обстоятельства, соблюдение законов «коль иша» всё же ограничивает как женщину, так и мужчину. Почему бы нам не задуматься над таким видом запрета?

Первое и самое главное: соблюдающий Тору еврей верит, что заповеди Торы и законы мудрецов Талмуда — это воля Вс-вышнего, и основа основ нашего поведения и образа жизни.

Нам, как разумным существам, всегда нужно разъяснение и понимание философии, лежащей в основе этого закона. Всё не так сложно, как кажется на первый взгляд. Голос поющей женщины упоминается в Талмуде как «нагота», эрва, что буквально означает «голый». Голос женщины уподоблен ее наготе. Иными словами, это то, что не предназначено для общественного лицезрения. В Талмуде перечисляются части тела, которые не должны «выставляться напоказ», прилюдно. Для женщины — это руки (от локтя и выше), ноги (от колен и выше) и всё, что находится между этими частями тела. Замужней женщине полагается покрывать свои волосы платком. (Как в случае с законами скромности, женщинам запрещено выставлять напоказ то, что можно раскрыть, а мужчинам запрещено воспринимать то, что они могут созерцать или слышать).

Были времена, сейчас уже и не вспомню, когда общество признавало, что женский голос обладает особой чувственностью. По легенде греческой мифологии (а позже и в фольклорах других народов), сирены соблазняли своим голосом мужчин — и это один из убедительных и наглядных примеров, когда женский голос рассматривается в контексте природы женщины- искусительницы.

В 1962 году, когда прозвучала скандально знаменитая серенада Мэрилин Монро «С днём рождения, господин Президент», она привлекла внимание своей сладострастностью. Пролистайте несколько десятилетий вперёд, и перед вами предстанет Мадонна, которая «взорвала» публику своим пением и сексуальностью, нарушая барьеры скромности и нравственности. После её выступлений пение в нижнем белье стало само собой разумеющимся. Сегодня, в наши дни, в мире, одержимом Леди Гага, простая чувственность и проявление сексуальности на сцене уже не вызывает восторженного интереса. Люди хотят особенных зрелищ. Им нужны актеры в причудливых костюмах (где, вместо шляп — птичьи гнёзда), платьях, сделанных из воздушных шаров. Любой каприз — за ваши деньги, лишь бы привлечь внимание.

Некоторые осмелятся предложить, отчего же красивый женский голос не продемонстрировать широким массам, особенно тогда, когда есть, что услышать. Пение вернуло бы женщине т.н. «утраченный статус». Проблема заключается в том, что какие бы аргументы не приводились в защиту предполагаемых действий, «зрелища» постоянно будут требовать чего-то нового и противоестественного.

Существуют такие люди, которые искренне верят, что мужчин не должна волновать женская обнажённая грудь! Не так давно группа женщин, абсолютно топлес, маршировала по улицам Портленда, самого крупного города в штате Мэн, в борьбе за право «узаконить» женскую обнажённую грудь наряду с мужской.

Они пытались «доказать» обществу, что на оголенную женскую грудь можно смотреть безо всякого сексуального желания, как и на мужскую. Разворот таких событий совершенно абсурден и чужд для еврейской традиции. Мы полагаем, что сексуальность и обнаженность благотворны исключительно в рамках «личного использования»; поистине прекрасно, когда обнажённое тело жены привлекательно для ее супруга и наоборот.

К несчастью, наше общество пресытилось сексуальностью, давно льющейся через край. Она захватывает умы многих и становится объектом всеобщего тяготения и восхищения. Вероятно, поэтому, такой человек, как Тайгер Вудс, находившийся в браке с потрясающей моделью, демонстрирующей для всех нижнее белье и купальники, — все на продажу — не нашёл истинной гармонии и удовлетворения в своей супружеской жизни.

Когда я была ещё новичком в колледже, еврейская а-капельная группа давала концерт вечером в пятницу. Пение ансамбля вызвало приятный отклик, но некоторым зрителям становилось довольно скучно до тех пор, пока на сцене не появилась солистка.

Это была милая девушка в неброском наряде. Большинство парней, находившихся в одном зале с ней, не обратили бы на неё никакого внимания, если бы увидели её, идущей по улице. Но вдруг она начала петь. Своим красивым, глубоким, страстным пением она пленила всех молодых людей  настолько, что они смотрели на неё, не отводя глаз. Я уверена, что многие из них  думали о ней вновь и вновь и совсем не как о своей сестре!

Конечно же, не все женщины одарены таким изящным инструментом, как прекрасный голос, но законы скромности не имеют границ. Если женщина обладает таким даром, она должна благословлять им только своего мужа. Что касается посторонних мужчин, вне этого круга зрения, — иудаизм полагает, что они не должны получать большего удовольствия от слушания голоса женщины на сцене, чем от восприятия своей жены. Страсть должна быть «забронирована» для одной женщины и только для одной!

Конечно, жизнь, основанная на законах скромности, вносит свои коррективы и требует ограничений, но для нас, соблюдающих евреев, испытавших на себе магию скромного образа жизни, должна представляться только одна жертва: если все вокруг раскрывают и обнажают всё, что только можно показать, то у нас НИКОГДА не появится такой шанс, как раскрыть и обнажить. Однако, если вы оставите покрытыми все необходимые части вашего тела, то однажды вам обязательно встретится достойный человек, который откроет в вас такие замечательные и такие волнующие чувства, которые не в состоянии купить  ни за какие деньги даже самый большой богач в мире.

С уважением, Аллисон