в

Почему от поповской рясы шел запах рая?

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Трудная заповедь

Иногда, сталкиваясь с проблемами исполнения заповедей, люди падают духом. «Вот было бы хорошо, если бы все заповеди давались нам легко и непринужденно!», думаю они.

Если бы люди знали, как дорого ценится та заповедь, которая выполняется с трудом, с преодолением препятствий, они не отчаивались бы, а радовались, более того, ликовали, что удостоились выполнять заповеди с напряжением всех сил – духовных и физических. Если бы мы знали, какая награда ждет нас, то, пожалуй, поступали бы так же, как герой следующего рассказа, который этого как раз не знал…

Запах рая

Как-то рав Хаим Альберштам, ребе из Цанза, шел по дороге и вдруг почувствовал чудесный запах. Ни один из земных ароматов не мог сравниться с ним. Ребе из Цанза находился на очень высоком духовном уровне и благодаря этому он понял, что это не просто приятный запах, а настоящий аромат Ган Эден – Райского Сада.

«Откуда же в обыкновенном местечке взялся этот неземной аромат?» – задумался ребе и пошел в направлении запаха. Вскоре он подошел к небольшому домику, поднялся на невысокое крыльцо и постучал в дверь. Открыл ему средних лет еврей, по виду, небольшого достатка, но благообразной внешности.

– Что привело уважаемого рабби в мой скромный дом? – спросил хозяин. – Чем удостоился я такой чести и могу ли чем-то помочь?

– Извините за непрошеный визит, – ответил ребе из Цанза. – Из вашего дома распространяется запах Ган Эден. Я хотел бы понять, где источник этого аромата.

Обрадованный визитом почетного гостя, хозяин пригласил его войти. Ребе зашел внутрь и подошел к шкафу. Аромат Ган Эден шел именно оттуда.

– Не позволите ли вы мне посмотреть, что у вас находится в этом шкафу? – попросил ребе.

– Конечно, – с готовностью ответил хозяин и начал вынимать из шкафа вещи – одну за другой, пока шкаф не опустел.

Но запах продолжал распространяться из, казалось бы, пустого шкафа. Ребе заглянул внутрь. В углу на дне лежала какая-то старая выцветшая тряпка. Запах шел от нее.

– Что это? – спросил ребе хозяина. – Вы не могли бы показать мне эту вещь?

– Ой, ребе, мне даже стыдно вам это показывать, – ответил еврей. – Это старая ряса православного попа. Даже не знаю, почему я ее не выбросил.

– Нет-нет, – возразил ребе. Хорошо, что не выбросили. Лучше расскажите мне, откуда она у вас взялась.

Хозяин замялся, но все же не смог отказать в просьбе такому почетному гостю. Он начал рассказ.

 

Чудесная история

– Много лет я служу габаем в нашей синагоге. Одна из главных моих обязанностей – собирать пожертвования, цдаку.

Однажды я весь день ходил по домам богатых и состоятельных евреев, чтобы набрать денег для наших бедняков. К вечеру, раздав все, что собрал, голодный и уставший, я вернулся домой. Но и дома мне не было покоя.

Меня ждал бедный, больной Хаим, которому позарез нужны были деньги на лекарство. Он смотрел на меня такими грустными глазами, что мне ничего не оставалось делать, как пойти на поклон к богачам еще раз и собрать нужную сумму.

Кланяясь и благодаря, Хаим ушел, а я упал на стул в надежде хоть немного отдохнуть. Но не тут-то было! Раздался стук в дверь, и вошел Ицик-водонос, которому в тот день ничего не досталось, потому что он не пришел вовремя, когда я раздавал деньги. Я объяснил ему, что у меня ничего нет. Но он заплакал и сказал, что влез в большой долг, и если не отдаст его немедленно, то у него заберут все имущество. Я знал, что у Ицика-водоноса большая семья и крошечная хибарка, это значит, что они все окажутся на улице. Что я мог сделать? Даже если пойти в третий раз, никто не даст мне больше денег… Что же делать? Ицик рыдал…

И вдруг мне в голову пришла странная мысль: «Время сейчас позднее, – думал я, – в трактире наверняка сидят богатые молодые бездельники, у которых полно денег. Пойду-ка я в трактир да попрошу у них. Может, проснется в их сердцах сострадание, и они дадут…»

Идея была так себе, но другой у меня не было. Я пошел в трактир. Молодые богатые бездельники, конечно, были там и веселились вовсю. Когда я обратился к ним с просьбой, они подняли меня на смех – все, кроме одного, самого молодого и самого богатого. В его сердце пробудилось – нет, не сострадание, а наоборот, желание посмеяться над своим братом-евреем, то есть надо мной. Он сказал: «Тут недавно был православный поп и оставил свою старую рясу. Если ты наденешь ее и пройдешь так по всему городу, то я дам тебе денег столько, сколько ты просишь».

Young people in a bar

Что мне было делать? Если я пройду в поповской рясе по всему нашему местечку, я стану для всех посмешищем. Люди подумают, что я сошел с ума. Какой позор! Но если я вернусь без денег, Ицика-водоноса и всю его семью выгонят на улицу, а это куда страшнее. Я согласился, надел рясу и пошел по главной улице. За мной шли молодые бездельники, кричали, насмехались и улюлюкали. Жители местечка высыпали из своих домов посмотреть на странное зрелище – габай, которому они всегда так доверяли, ходит по улицам в поповской рясе. Все сошлись на том, что я сошел с ума.

Наконец, все кончилось. Парень, к счастью, выполнил свое обещание и дал мне денег столько, сколько нужно было, чтобы отдать долг Ицика. И эту рясу он тоже сунул мне, сказав, что я ее заработал. Уважаемый рабби спросит: зачем еврею поповская ряса? Но с ее помощью я выполнил большую мицву, поэтому я оставил ее себе и положил в шкаф.

«Не выбрасывайте эту одежду»

Ребе из Цанз выслушал габая очень внимательно и сказал:

– Вы правильно сделали, что оставили рясу себе. Не выбрасывайте ее – эта одежда будет вас хранить. И когда вы доживете до 120 лет, пусть вас завернут в саван из этой рясы. Она будет вас хранить.

Прошли годы, и праведный габай покинул наш мир. В этой рясе его и похоронили. После этого прошло несколько десятков лет, и в городке стали строить новую дорогу. Дорога должна была пройти через старое еврейское кладбище, и его решили перенести в другое место. Когда открыли могилу этого габая, обнаружилось, что его тело полностью сохранилось. Истлела только половина ноги. Дело в том, что на старой рясе был оборван подол, и нога не была завернута.

Вечная награда

Давно все это было… Ушли в другой мир и габай, и ребе из Цанз, и молодые бездельники, так зло подшутившие над праведным габаем. Но награда за великую заповедь, которой удостаивается тот габай, кто выполнил важную заповедь с трудностями и страданиями, преодолевая себя, остается вечной.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Рав Хаим из Цанза, Диврей Хаим

Бомба замедленного действия или чем опасно высокомерие?